Кипр. Турецкий пассаж

Страница: 5 из 8

То ли не хотела скандала, особливо зная крутой характер папы, то ли потому, что всё равно любила Рика, даже после такого изуверства.

Рик умотал часов в семь утра. Пока все ещё спали. Если, конечно, мама в ту ночь вообще смогла сомкнуть глаза. Рик оставил записку, что типа договорился с друзьями там о рыбалке.

Я тогда ещё усмехнулся. Ну-ну... Бедный, даже не проспался... а чуть протрезвел и просто охренел от страха, небось. Ну, ясное, дело, — пожалуйся, мамочка папе и Рик, хоть он и надежда и наследник семьи, но скорее всего, остался бы без мужского достоинства. Да и, подозреваю, он не представлял, как теперь смотреть в глаза маме.

Ещё через час смотался отец. Бегом! В аэропорт! Вот это Рика — то и спасло. Иначе, рано или поздно, отец спали бы на теле мамы синяки и засосы, — однозначно! Вряд ли бы мама смогла бы долго скрывать от отца засосы и синяки на своём теле, и уж тем более объяснить их происхождение.

Но отцу позвонили на мобильник. Где-то на материке горели его виноградинки. Он и вскочил, как ошпаренный. А через час уже был в аэропорту.

М-да, Рик всегда был везунчиком..

А мама вышла из комнаты только к вечеру. Весь день ссылалась, что заболела и лежала в постели в спальне.

Теперь я исподволь рассматривал её.

Она была бледна, глаза красные, под глазами чёрные мешки. Да и сама вся, осунулась, ростом меньше как будто стала что — ли... Была непривычно подавленной и молчаливой. Что-то говорить ей было бесполезно. Она или не слышала, или отвечала невпопад, словно, постоянно думала о чём — то своём.

В доме было не холодно, но на ней были джинсы и свитер с высоким воротом.

Дня два всё так и было. Папа звонил раза два в день. У него что-то там всё серьёзно было, говорил, что недели через две вернётся. Мама мне и слугам всё так и говорила, что приболела, и большую часть времени проводила у себя комнате. Но утром и вечером она уезжала на своей машине в город, каждый раз говорила, что к врачу или помолиться.

От Рика не была ни слуху, не духа. Мне, правда, в первый же вечер от него пришла смс, что поживёт пару дней у бабушки на побережье, порыбачит тут с ребятами. И два ни звонка от него. Я ему тоже не звонил. Мама про него не спрашивала, я и не говорил где он.

На третий день мама спросила у меня, где он. Не знаю почему, но ответил, что не знаю.

На четвёртый день, когда я ответил точно так же, она странно посмотрела на меня и попросила позвонить ему и узнать, как у него дела. А когда я с невинным видом удивился, типа, а почему бы ей самой не сделать этого же. Мама нахмурилась..

Впрочем, для себя я уже всё понял. Мама беспокоилась за него. Даже после того, что он с ней сотворил, она любила его, и он оставался ей сыном.

Я позвонил Рику. Он взял трубку раза с третьего. Но как же изменился его голос (он прям ожил и воскрес), когда я сказал ему, что отец улетел в тот же день, что и он, и что вернётся папа нескоро. Потом Рик долго расспрашивал про мать..

А вечером мама заперлась с бутылкой виски в ванной и крепко там наклюкалась. Вообще-то, пила она редко. Так, по праздникам, или редко когда в гостях. Но тут, видать нервишки у неё пошаливали, так что я особо не удивился. В тот день она в никуда не поехала вечером. Видать решила поискать утешения в алкоголе..

Чуть позже позвонил брат, и я ему рассказал про маму, что она напивается в ванной.

В трубке я услышал знакомое самоуверенное хмыканье. Потом пауза и Рик сказал, что скоро приедет. Но я этого ожидал. И... Я чувствовал, что маме не стоит говорить, что брат едет домой.

Я сидел за компом, всё бился с программой, которую не мог отладить уже второй месяц, а мама всё также была в ванной, когда Рик заявился домой. Как всегда одетый с иголочки, приятно пахнущий дорогим одеколоном и излучающий потоки жизнерадостности и самоуверенности. Так быстро сюда от бабушки он в жизни бы не добрался. Но на мой вопрос он только махнул рукой, и сказал, что тусил в городе у друзей.

— Где мать? — спросил он.

Я ответил. Он улыбнулся. М-да, с него, как с гуся вода, как только вероятность расправы со стороны отца развеялась в дым. Совесть его, видимо, не мучила ни капельки. Но разве может мучить совесть Пуп Вселенной?

— Слушай, хорош, весь день дома торчать. Лето на дворе, — он кинул мне двадцатку, — сгоняй лучше вот в игровой клуб, потусуйся.

Я поблагодарил и сказал, что так и сделаю. Хм... Но в душе тоя занл, что никуда из дома не выйду ни за какие коврижки! Я чувствовал, в голове братца снова крутились похотливые мысли.

И вообще, зная Рика... Мама сделала большую ошибку оставив поступок моего брата безнаказанным. Может, конечно, отцу и не следовало говорить, но... Мама вообще ничего не сделала! И зная Рика, я мог с уверенностью сказать, этим она отдала себя в его власть. Рик никогда не знал другого языка, кроме языка силы. И всегда шёл до конца, если не получал отпора, пока не добивался всего чего хотел.

Я просто поблагодарил Рика за деньги и быстро переодевшись, ушёл из дома. Только свои стопы я направил не в город, а к заднему входу в дом. Попутно, в голове, я прокручивал, что я буду врать брату, если он застукает, что я так быстро вернулся.

Хм... Брат уже был в ванной. Быстро он..

Я прокрался в кухню, она одной стеной граничила с ванной, и если что, при опасности быть замеченным, можно было быстро юркуть в кладовку и спрятаться там.

Я слышал голос брата. Дословно разобрать я не мог. Он что-то говорил примирительным тоном, быстро и сбивчиво, как будто в чём-то уговаривал маму.

— Да, ты понимаешь, что ты сделал со мной!!! — взвизгнула мама нетвёрдым пьяным сбивчивым голосом, — похотливый ублюдок!! Моя кровь и плоть!! Мой сын!! Моя кровинушка!!! Сколько ночей я провела у твоей кроватки!! А ты... а ты..

Потом её рыдания. Потом она снова кляла и ругала Рика. Тот опять что-то говорил ей успокаивающим тоном. Мама снова плакала. И снова ругалась. Похоже, она там просто истерила..

Чёрт, если бы я знал, что брат собирается выпрашивать у неё прощения... Целый час я уже торчал на кухне, выслушивая этот бред!! Лучше, бы я и, вправду, отправился в игровой клуб..

Снова голос Рика. Он о чём-то просил, судя по интонации.

— Что?!! — голос мамы за стеной аж взвился, — повтори, что ты сказал?

Я даже разобрал глубокий вздох Рика. Я не понял, что он там ей сказал, но в ответ мама не говорила, она почти кричала:

— Нет... Я же твоя мама!! Я не думала, что ты как на меня смотришь... О, Всевышний, ты извращенец!!! И уже целых два года?!! Тебя лечить надо!!! О, где были мои глаза!!!

Он и дальше ругала Рика словами, о которых я раньше и не слыхивал. Рик стал перебивать её, огрызаться. Как я понял из того, что разобрал, он без всякого зазрения во всём мать и обвинил. Кричал на неё, что она всегда одевалась и вела себя в доме, как шлюха... А у неё взрослый сын, типа. Короче, напомнил мамочке про её вольготное легкомысленное поведение и манеру одеваться в доме. И что она очень красивая и сексуальная. И, конечно, же он, бедолага не виноват, что она стала возбуждать в нём совсем не сыновьи чувства... Всё в подобном роде.

Мама опять там зарыдала. Рик ещё что-то сказал, и её это очень не понравилось..

— Я же твоя мать!!! Гадкий мальчишка!! — вскрикнула она, — как ты можешь мне такое предлагать?!! Да, о таком даже думать нельзя!!! Я твоя мать!!! Тебя лечить надо!!

Опять неразборчивый негромкий говор Рика и новый эмоциональный взрыв мамы:

— Что это ещё, за клин клином вышибают? Ты просто одурманен похотью!! Нет!! Нет, отпусти, меня!!!

Я усмехнулся. Похоже, у Рика кончилось терпение. Эх, мамочка, не захотела по-хорошему... Неужели, она знает Рика хуже меня? Тем более, если в душе он уже себя убедил, что мама во всём и виновата... Рик всегда умел договариваться со своей совестью. Ну, это уже школа отца. Отец всегда хотел из Рика вылепить этакого супербизнесмена, не отягощённого всякими ...  Читать дальше →

Показать комментарии (26)

Последние рассказы автора

наверх