Кипр. Турецкий пассаж

Страница: 7 из 8

совести пользовался тем, что он гораздо сильнее матери, мог на неё прикрикнуть, дать пощёчину или больно ущипнуть за грудь или попку. Или в отместку специально поставить на шее или груди огромный засос. Короче, постепенно, методично и неуклонно, братец приучал её к своим домогательствам.

Несколько раз мама пыталась заводить с ним душеспасительные разговоры. И каждый раз, неизменно, Рик обвинял во всё саму маму. Без всякого зазрения совести. Мол, в том, что у него появились к ней такие чувства, виноватой может быть только она одна, а он, вообще, жертва, получается. Докрутилась задницей и сиськами, что называется, а могла бы и головой подумать года два назад ещё, что мужчину воспитывает. Мне, даже стало казаться, что под конец мама и сама поверила во всю эту чушь, что это она во всём виновата.

Даже, кажется, я понимаю почему... Чтобы не происходило, — злость, обида и боль уходили, — а Рик всё равно оставался её сыночком, любимым и ненаглядным. Конечно, ей проще было поверить, что это она виновата в случившемся, а не в то, что это её яхонтовый Рик вырос и превратился в эгоистичное ублюдочное чудовище, который ради удовлетворения своей похоти способен не моргнув глазом, изнасиловать собственную мать и далее, без зазрения совести, делать её объектом своих сексуальных утех. Но нет очевидное мама видеть не хотела. Или не могла. А может быть, это было выше её сил.

Я изыскивал все способы, чтобы быть в курсе, того что происходит между ними. Затаивался в кустах возле окон, каждый раз на цыпочках подкрадывался к дверям и приникал к замочным скважинам. Думаю, из их отношений мало, что прошло мимо меня.

Ещё раз отсосать мать Рик заставил утром, на шестой день после их первой ночи. Мама что-то там стала лечить его, что она знает хорошего психолога и, что они могли бы обратиться к нему за помощью. Рик только расхохотался в ответ и сказал ей, что в таких вещах есть только одно лекарство, — вышибать клин клином.

Они были на кухне. Брат схватил маму за попку, прижал к себе и попытался поцеловать в губы. Она стала сопротивляться. Дальше всё было быстро... Он схватил её за ноги, и легко поднял её в воздух, болтая, словно, плюшевого мишку. Вытряхнул маму из джинсов, одним движением разорвал на ней трусики... Мама жалобно лепетала, пока этими трусиками он связывал её руки за спиной. А потом... пощёчина, жалобное выражение на лице мамы, всхлипы, её распахнутые пухленькие губки, напряжённый член брата, и его ладони, берущие её голову в капкан. Всё закончилось быстро.

В тот же день, Рик распахнул дверь в ванной, когда мама принимала душ. Опять короткая борьба. Рик плюхнулся к ней в джакузи, облапывая её всю с головы до ног, особое внимание уделяя маминой киске.

Хм... К тому времени, в вентиляционном окне под потолком ванной комнаты уже «жила» небольшая вебка. Хм... И не только там... Всё это было несложно для меня. Зато теперь я мог следить за братом и матерью, не выходя из своей комнаты. Правда, к сожалению, мои ограниченные ресурсы не позволяли поставить под видео наблюдение весь дом.

И вот мама снова лишь стонала и ухала, словно, филин, опять насаженная ртом на член сына.

Потом Рик уехал на свою тренировку по футболу.

Вечером он затащил маму в сауну, в нашем доме на цокольном этаже. Затопил он её ещё с обеда, сразу после тренировки, и сейчас парился часа полтора в ней уже, а теперь видать потянуло на сладенькое.

Когда я с улицы подкрался к окошкам бани, расположенным возле самой земли с сопротивлением мамы уже было покончено. Мама стояла перед ним на коленях, держа в ладонях свои груди-арбузы, а Рик просто мастурбировал на неё. Иногда, он останавливался и жадно приникал губами к маминым сиськам, мял и гладил их. В конце он кончил на мамино лицо и грудь.

Также он поступил с ней и вечером, только у мамы в спальне. Хе, она глупенькая, ещё дверь на замок закрыла. Правда, когда Рик пообещал, что ща выломает эту дверь и всю ночь будет иметь мамочку в задницу, её это проняло и дверь открылась тут же. Бедная мамочка... Ей пришлось отсасывать ему полночи. Кончал он раза три. И в мамин ротик. И ей на грудь, а потом заставил всё слизать. И ей на лицо. Потом долго и нудно, он трахал маму между грудей, утомив вконец. Кончив всё же, он так и уснул на родительском ложе.

Мама на цыпочках прокралась в ванную. Спала она в тот день на диванчике в комнате для гостей.

Следующих три дня Рик тренировал маму в изощрённых оральных ласках. По несколько раз в день. Но теперь он непременно, каждый раз, раздевал маму до нага и подолгу лапал её, урча от удовольствия. Когда они были наедине, он обходился с ней, словно с последней шлюхой, преподнося это так, словно, так и быть должно. Я слышал, как он втирал ей очередную свою теорию, что вообще, это во многих семьях так, просто никто не афиширует. Мол, в детстве мальчикам нужна одна мама, — добрая, заботливая, чтобы растить и воспитывать мальчика. Но когда мальчик подрастает у него появляются другие потребности и желания, сексуального характера и мать обязана удовлетворять и их. Надеюсь, мама, хоть в этот бред не верила. Хотя, чем чёрт не шутит, — я давно заметил, — у Рика был поистине дьявольский дар убеждения.

Папа звонил часто. Мама говорила с ним стараясь быть бодрой и весёлой, но иной раз, глотая слёзы и с трудом сдерживая всхлипывания. Но уже было понятно, что она бы ни в жизни не признается отцу, что проделывает с ней Рик. Мама, правда, просила (умоляла!) отца приехать пораньше, мол, потому что очень соскучилась, но у папы всё не получалось. С его слов вообще выходило, что на кону стоит весь его бизнес. М-да... а бизнес, — это для папы было всё..

А, значит, спасения маме ждать было не откуда..

Глава 5.

Любовниками мама и Рик стали на следующий день. В полном понимании этого слова. Конечно, же без желания и согласия на то мамы.

Рика не было весь день. На городском озере в тот день городские ди-джеи устроили забойное пати и вся молодёжь была там. Я тоже попал домой только к обеду. Провозился в конструкторском кружке, никак с ребятами не могли довести до ума модель нашей субмарины.

Мама вернулась из мечети, переоделась, в длинную домашнюю юбку, ниже колена и длинную простую рубашку. С некоторых пор она стала одеваться очень скромно. Мы сидели в зале, болтали, и смотрели телевизор.

Рик пришёл поздно изрядно навеселе. Он был весел и возбуждён, пританцовывал и напевал. Я почувствовал, как напряглась сразу мама. Наш разговор сразу прекратился. Мама уставилась в телевизор, словно не замечая ничего вокруг. На экране и впрямь шёл классный боевик, но что-то я не замечал до этого, чтобы мама так уж внимательно его смотрела.

Рик плюхнулся на диван, между нами. Он принялся сыпать шутками, балагурить и комментировать фильм. Я улыбался его шуточкам. Что-то сегодня, он прямо-таки был в ударе. Мы стали с ним обсуждать всякую дребедень, в общем, болтали ни о чём.

Мама не издавала ни звука, не проявляя никакого интереса к нашему разговору. Она сидела всё также, поджав под себя ноги и казалось, была всецело поглощена фильмом.

И тут, я краем глаза заметил, как братова рука, прокралась по дивану и легла на мамино колено и медленно поползла вверх, собирая юбку и обнажая мамины ножки.

Мама вздрогнула. Мельком негодующе взглянула на брата. Но увидела меня, и тут же натужено заулыбалась, надеясь, что я ничего не замечаю. Она поймала его руку, но ссилить с ней, конечно, же не могла. Рик легко оголил её ножки до самого внутреннего основания бедра. Тут уж мама вцепилась в неё двумя руками, удерживая её на месте. Я думал, что, блин, окосею... Рука Рика ещё пару секунд помяла мамину ножку. Потом Рик вроде успокоился, а может, побоялся, что мама заистерит, и отступил. Мама была вся красная от смущения, и казалось, с трудом дышала, — до того ей было страшно, что я могу что-то заметить. Она тихо поправила юбку и также молча смотрела в экран телевизора. Брат теперь тоже молчал. Повисла тяжёлая напряжённая ...  Читать дальше →

Показать комментарии (26)

Последние рассказы автора

наверх