Сволочь. Часть 3: Пока сестра гуляет...

  1. Сволочь. Часть 1: Рождение
  2. Сволочь. Часть 1: Рождение (продолжение)
  3. Сволочь. Часть 2: Проба пера
  4. Сволочь. Часть 2: Проба пера (Продолжение)
  5. Сволочь. Часть 3: Пока сестра гуляет...
  6. Сволочь. Часть 4: «Серпом по яйцам»

Страница: 2 из 2

свои коррективы: «Я засаживаю ей в лоно свой твердый разгорячённый желанием фаллос... «.

— 4-

Не знаю, какое у меня было лицо, когда я ворвался к ней, и остановился как вкопанный, обозревая комнату. Она, всё ещё вздрагивая, лежала на животе, уткнувшись в подушку.

— Уйди, — глухо и тоскливо пробормотала она.

— Мама... — только и смог произнести я.

И сделав пару шагов сел рядом с её роскошным телом. Руки у меня дрожали, сердце буквально вырывалось из груди, а я смотрел на неё: волосы, тяжелыми прядями разметавшиеся по подушке; изящный изгиб шейки, куда так охота было целовать её; обтянутые тонкой тканью высокие и упругие ягодицы; и чуть больше чем всегда открытые задравшимся халатом гладкие матово-блестящие полные бёдра.

Я чувствовал, что член буквально рвётся из штанов, в нетерпение очутиться там, в скрытом сейчас тайном месте. Пододвинувшись и ощущая бедром, тепло её тела я заговорил. Слова лились с языка и журчали ручейком. Они как сетью окутывали нас, связывая вместе. Одновременно я поглаживал её волосы, шейку, плечи.

Она лежала постепенно затихая. Потом повернулась ко мне, боком вслушиваясь в речь, а я уставился на её грудь, неожиданно приоткрывшуюся при этом. Я видел, как раскрылись её глаза, и я тонул в них, не желая спасения. Её губы чуть приоткрылись, и пробежавшийся язык смочил их, так что они заблестели...

Не в силах сдерживаться я наклонился и быстро поцеловал её в губы. Она удивлённо глянула на меня, лоб сморщился... Мама, будто только проснулась и попыталась что-то сказать, но я не дал ей времени. Второй поцелуй ожег губы и я впился в них как жаждущий в пустыне. Она сначала ответила, а потом, замычав, стала вырываться.

— Поздно, батенька! Поздно... — вспомнился мне анекдот.

Я уже прижимал её к себе, не желая отпускать. А в её тщетном мычании мне слышалось:

— Нет... Так нельзя... Это же инц... — причём всё тише и тише.

И когда она совсем замолчала и обмякла, отпустил её. Напряжённое дыхание двух человек:

— Ну, нельзя... мой милый... — и опять наши губы встретились, теперь уже она тянулась ко мне... А её язык, пробравшись в мой рот, стал вытворять там такое! Когда кончился воздух, и мы, тяжело дыша, разорвали объятие, я сдавленным шепотом произнёс:

— Плевать! Мы оба этого хотим... — громогласное утверждение, как бы физически повисло в воздухе, окутывая и отгораживая нас «стеной».

И опять поцелуй... Только сейчас до меня стало доходить, что я делаю.

— И пусть! — застучало в голове, — я, она, мы... хотим этого!

Прижимая её к себе, я покрывал поцелуями лицо шейку, а моя рука, скользнув по боку, гладила ягодицу, опускаясь к бедру. Она запрокинула голову, открывая для моих поцелуев шею, её губы как молитву повторяли:

— Нет... Да что же мы делаем...

Но взгляд затуманенных глаз говорил и даже кричал другое:

— Да! Да... Ещё...

Рука скользнула на грудь под халатик, и, нащупав сосок, сдавила его. («Вот тут всё и началось», — как написали бы в романе...). Но это не роман... Она аж задохнулась от возбуждения, выдавив:

— Как... же... Оххх...

— 5-

И опять наши губы слились в единое целое, и мир сузился до наших ощущений. Я ласкал её, а она, лёжа на спине, принимала ласки, тяжело дыша и постанывая. Медленно глядя ей в глаза расстегиваю, пуговки, попутно развязав пояс. Я не спешу! Ведь я давно уже не мальчик и понимаю что к чему. эротические истории sexytales Женщина, а даже моя мать Женщина, причем с большой буквы, несмотря на все её недостатки. И она имеет право получить всё, что может дать ей мужчина. Настоящий, опытный мужчина, к коим я себя и причисляю, хоть и непогодам.

И первое что я хочу — расцеловать её грудь! Ах, какие у неё большие и твёрдые соски?! Мне чудится, что я вспоминаю как она кормила меня, прижимая к груди и чуть подразнивая покачивающимся сосочком, когда я капризничал.

Вот они предметы страсти. Большие, упругие, отливающие молочной белизной, пышными батонами раскатились в стороны, увенчанные большими розовыми пока ещё не задубевшими, а мягкими сосками. Чуть сморщенные они покрыты крошечными неровностями и пересечены на кончике почти горизонтальной извилистой бороздкой. А эти ореолы, создающие постамент для них? Чуть видимая припухлость к центру дополнительно приподнимает соски, выделяя их на фоне остального. А у неё они ещё и некруглые! Чуть сжатые с боков имеют красивую овальную форму.

Я ничего не делаю, просто любуюсь видом. Но даже мой взгляд действует как катализатор. Медленно, очень медленно сосочки набухают, становясь, все больше. Приобретают заложенную природой форму. Чуть суженные к телу и более объёмные вверху. Завораживающее зрелище. С трудом сдерживаю, чтобы не припасть к ним и сосать, сосать, сосать, облизывая и лаская языком.

— Что! Что-то не так? — она, приподнимает голову пытаясь рассмотреть то, куда я уставился.

— Всё нормально... А на такой вид и не грех полюбоваться... — шепчу я.

Протянув руку, нежно дотрагиваюсь пальцем. Грудь мамы дергается, заставив соблазнительные полушария аппетитно колыхнуться. Меня как будто бьёт током, и я с диким всхлипом нагибаюсь, захватывая сосок губами. Чуть сдавливая, сосу. Вот это точно на уровне подсознания! Припасть к груди и попытаться добыть молоко, как это делает ребёнок.

— Оххх... — кряхтит мама, — как же ты давно этого не делал?!

— А это приятно? Ну, когда у тебя молоко сосут?

— Только не с тобой!

— Почему? — поражаюсь я, даже забыв на время про «дело».

— Ты всегда жадно сосал, а в конце, когда молоко кончалось, прикусывал и тянул... Одной титьки не хватало, с Галей было проще...

Но вот как было с сестрой, меня в данный момент не интересует. Впереди было «большое приключение» и множество неизведанных тайн. Облобызав груди и заставив мамочку выгибаться и стонать, занялся животиком. Нет, конечно, не спортсменка, но всё равно мне очень нравится. Даже сейчас легко угадывается рисунок напряженных мышц. Поцеловал пупок, а потом подул на оставшуюся влагу от слюней. Животик зашевелился, перекатывая мышцами. Ещё ниже.

— Вот вместо трусиков могла бы и стринги надеть, — подумал про себя, разглядывая выпуклость лобка и две параллельные складочки, исчезающие между бёдер.

Белые хлопчатобумажные трусики, обтягивающие промежность как перчатка. Видна припухлость на лобке, скрывающая аккуратно подбритые волосики. И внизу на грани видимого расплывается темное пятнышко. Не очень большое, но увеличивающееся в размере:

— Однако ты потекла, — ласточка моя, пронеслось в голове.

Хватаюсь зубами за резинку и тяну их вниз. Медленно и осторожно. Сначала вылазят жесткие черные волосики. Их всё больше и они складываются в рисунок. Подбриты в виде сердечка.

— А ты проказница! — укоряю её, на миг, бросая своё занятие.

Она смеётся... Так мило и беззащитно...

— Нравится?

— А то?!

Продолжаю стягивать трусики. Теперь руками. Вот показался капюшон клитора и я, не дожидаясь, пока явится свету остальное, припадаю вниз, со всей силой вонзая под него напряженный кончик языка.

— Ах... Ой... — тело передо мной прогибается, вдавливая ягодицы в матрац. Мышцы живота сжались, а груди пошли волнами от резкого движения. Возглас:

— Прекрати... — сменяется стоном и... — даааа... — рвётся на всю спальню.

Этот крик ломает все оставшиеся барьеры и запреты. Рывком сдергиваю трусики до колен и, нагнувшись, начинаю целовать её лоно. А она подрагивает от прикосновений, гладя меня по голове:

— Давай! Ещё милый! Сильнее?!

— Сильнее? — будто переспрашиваю я.

— Даааа!

Задираю её ноги вверх, развожу, как могу в стороны и вот уже немягкий нежный язычок, лижет её прелести, а напряженный и твердый язык хозяйничает в промежности. «Удары, тычки, толчки»... Всё что может доставить удовольствие. И мне уже неважно кто передо мной: моя очередная девушка, сестра или мать. Передо мной одна задача заставить тело трепетать, биться и сходить с ума от наслаждения и возбуждения. Это само по себе достаточная причина, но оно ещё и возбуждает, так что темнеет в глазах, а живот прямо каменеет.

— 6-

— Похоже, пытки приносят тот же результат... — познаю я истину!

Две стороны одной медали. Человек становится зверем. Только в одном случае все силы направлены на выживание, а сейчас на продолжение рода и прилагаемый природой неотразимый бонус — оргазм.

Она уже бьётся в истерике, не понимая, что с ней творится, а тело требует — ещё, ещё и ещё! Сильнее, глубже... Оставляю на время киску, и чуть приподняв ягодицы, начал вылизывать приоткрытое колечко ануса. Сфинктер легко поддается моим притязаниям буквально засасывая напряженный до твердости язык.

— Ох... ,... щё... — кричит неразборчиво.

Ей хорошо, даже слишком... А мой набухший и затвердевший член хочет внутрь.

С трудом сдираю штаны вместе с трусами и вот я внутри!

Она вздрагивает, затихая, но это ненадолго. Я уже вовсю двигаюсь внутри. Моя головка с первого раза достала до матки. Легкая дрожь от соприкосновения. Назад — вперёд и опять чувствую, как утыкаюсь в скользкую слегка напряженную преграду. А дальше — больше и быстрее. Она уже не прекращает дрожать. А её тело не успевает за моими движениями.

Это как рябь в лужице. Стукнешь раз, побежали круги и снова тишь да гладь... Но если ударять постоянно, то волны не прекращаются, накладываясь и усиливая, друг друга, потом приходит отраженная волна и вот уже «буря в стакане воды».

Микрооргазмы от воздействия на матку слились и не прекращаются «набирая обороты». Тело, идет «вразнос» поддавшись им. Оно готово «взорваться» большим всепоглощающим оргазмом от малейшего дополнительного импульса... И я, послюнявив палец, ввожу его в попку. Дрожь и вот уже подо мной бьётся «неукротимый зверь» в обличье человека. Он кричит, победно и громко. Конвульсии оплетают тело своими щупальцами, заставляя метаться из стороны в сторону до боли сжимая всё, что попадается под руку. Спина елозит по жесткому покрывалу, а нежные груди мечутся то вправо то влево. Соски набухли, превратившись в подобие маленьких члеников. Я хватаю эти белоснежные перлы, сжимая их. Она выгибается дугой, будто пытается сбросить меня, а я продолжаю буравить вагину ещё и ещё. В какой-то миг мой член выскакивает из неё, и я спешу обратно, но попадаю ниже. Сфинктер ануса легко раздается в стороны, пропуская внутрь, чтобы тут же сжать его в тиски. Более тесный контакт, сильнее ощущения...

Сколько всё длится, не знаю. Я кончаю, выплескивая сперму на её живот, всё еще живущий спазмами. Даже когда я без сил валюсь рядом, она продолжает стонать, закусив губу и закатив глаза. Мелкая дрожь и одиночные спазмы «пробивают» тело...

Мы просто лежим прижавшись. Разговаривать не о чём. Она дала, а я взял предложенное. Потом мама встает, весело смотрит на меня и, потягиваясь, произносит:

— Это было хорошо, даже слишком! Но такого больше не повторится. Запомни это и молчи о случившемся.

Она выходит, я слышу, как закрывается на защёлку дверь в ванную. Раздается шум включенного душа.

— Всё когда-нибудь заканчивается, — философски размышляю я, — но ведь и охота пуще неволи, а земля круглая...

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

16 комментариев
  • Anonymous
    SeT (гость)
    13 января 2015 3:30

    Дождались))) Долгие были роды. Но не подкачал!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Молох
    13 января 2015 16:59

    Да уж, «ребёнок» не тем местом лез...

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Нефертити Митаннийская
    13 января 2015 11:07

    А что на фото?)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Diana
    13 января 2015 16:26

    На фото цветок орхидеи. Воплощение женской сущности, ее сладости и порочности.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Diana
    13 января 2015 16:27

    И ее силы!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Diana
    13 января 2015 16:39

    Я выращиваю орхидеи, для меня это крайне сложно с моей подавляющей женской психикой. Они лучше растут у мужчин.
    Но... Крайне неприхотливое растение. Листья выбрасывает на раз, два, три. Полили его или нет, перебьется. Женская сущность. Но если выкинуло стрелку... Держись! Бутоны сбрасываем, как не хрен делать, при любом неблагоприятном воздействии. Просто горшок повернуть не так.
    Женщины, что с них взять!

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Молох
    13 января 2015 16:54

    Не совсем это имелось в виду, но очень похоже!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Diana
    13 января 2015 17:03

    Так и есть. Прошу прощения, за не совсем стандартный отзыв на рассказ! Диана... так уж получается, иногда она живет своей жизнью!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Молох
    13 января 2015 18:35

    Всё О, К,

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Нефертити Митаннийская

    Про орхидеи знаю. У нас в лесу около дачи растут целые поляны Венериного башмачка. Правда у меня его бутон вызывает другие ассоциации)) Скорее, мужской цветок)) А на фото мне показалась кучка опавших лепестков гладиолуса. И цвет и форма очень похожи. Хотя, конечно, и на женскую суть тоже)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Молох
    14 января 2015 9:48

    Не подумал, что ассоциации будут такими разными. Запомню.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Нефертити Митаннийская
    14 января 2015 10:10

    Всё равно с фото вы прикольно придумали)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Дрон
    13 января 2015 11:21

    красава)))))))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Молох
    13 января 2015 17:00

    Ну а почему нет? Красть так миллион, а «драть» так королеву!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Oluh (гость)
    13 января 2015 17:07

    Все круто!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Молох
    14 января 2015 9:49

    Спасибо. Выложил продолжение...

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх