Тест или Кукла-2

  1. Кукла
  2. Тест или Кукла-2
  3. Выкуп или Кукла-3

Страница: 3 из 6

моего ведома.

— Но я ведь действительно больше не кукла! — воскликнул я, еле сдержавшись, чтобы не расплакаться. — И папа сказал, что я ожил сам, и он до сих пор не может понять, как это произошло!

— Тебе рассказать? — он склонил голову на другую сторону и прикрыл глаза. — Творя любое магическое действие, маг пропускает внешнюю энергию через себя, неизбежно отдавая частицу своей собственной энергии. Создавая тебя, Эдвин — по неопытности или из-за чрезмерного рвения — передал тебе своей энергии больше, чем следовало. Когда ты выполнил программу, по правилам он должен был тебя разобрать, но он и этого не сделал, позволив своей энергии в тебе продолжать развиваться. И в один прекрасный момент ее стало достаточно для того, чтобы запустить основные функции твоего организма и дать возможность развиться личности. Так что, даже если с биологической точки зрения ты не имеешь к Эдвину никакого отношения, с точки зрения энергетической ты на сто процентов его дитя.

Я смотрел на него, раскрыв от удивления рот. Он с такой легкостью рассуждает о сложных метафизических материях, будто это самые обыденные вещи!

Он вдруг рассмеялся:

— Но, конечно, я объясняю все это в меру своего бытового восприятия. Если тебе нужны подробности и специальные термины, обращайся к Тренту — его теоретической подготовки более чем достаточно.

Я сглотнул комок.

— Ну, ладно, давай завтракай, и займемся делом, — он поднялся со своего кресла и отошел к окну.

Что-то не задалось у меня утро — сначала те трое в подвале, потом поездка в Эмбер, теперь этот типчик. И если тот желтоглазый меня пугал и одновременно вызывал какую-то необъяснимую симпатию и нежность, то этот, несмотря на искреннюю улыбку и по-детски звонкий смех, вселяет в меня настоящий ужас. С одной стороны, я бы с удовольствием огрел его чем-нибудь тяжелым по затылку и свалил бы отсюда, пока он не пришел в себя, но с другой стороны, каким-то восьмым или девятым чувством я догадывался, что уйти таким образом у меня не получится. Почему-то я знал, что от моего удара он не просто не потеряет сознание, а наоборот — превратится в какое-нибудь чудовище и в два счета сделает из меня то, чем я, по сути, и являюсь. Кучку мертвой плоти.

Парень хмыкнул, а у меня сперло дыхание — он знает!

— Мне не за чем превращаться в чудовище, — проговорил он совсем другим отрешенным голосом. — Я могу уничтожить тебя и так, без каких-либо усилий. И ты даже не поймешь, что случилось, — он развернулся ко мне лицом, и я инстинктивно вжался в спинку кресла — его взгляд был таким холодным и страшным, что мне стало тяжело дышать. — Посему не советую делать глупостей. Ешь, и пойдем. Нас уже ждут.

Я отложил нетронутый бутерброд на блюдце.

— Отказываешься от еды? Глупо, — он дернул плечами. — Если ты не пройдешь тест, в следующий раз кормить тебя будут очень нескоро.

— Но если вы уверены, что я больше не кукла, чего мне бояться? — у меня в горле пересохло, и я глотнул чаю.

Он снова рассмеялся:

— Это я так интригу навожу, заставляю тебя понервничать... А ты молодец, не поддаешься на провокации... Ну что, пойдем?

Я кивнул, поднялся с кресла...

И полностью распрямился, уже стоя в мрачном темном подземелье возле входа в пещеру. Голубоватый свет струился вокруг моего провожатого — он был не ярким, но достаточным для того, чтобы я мог оценить размеры этой колоссальной пещеры.

Из мрака выступила невысокая бледная фигура.

— Доброе утро, Ваше Величество, — она низко поклонилась. И я ее узнал — Елена, еще одно творение моего отца.

— Доброе утро, Елена, — кивнул король. — Как там ваш подопечный?

— Он ждет вас, Ваше Величество, — она даже не взглянула на меня, но оно и понятно — когда папа создавал ее, я мало походил на себя сегодняшнего. К тому же, если ее программа все еще функционирует, она не должна помнить ничего, что так или иначе не связано с выполнением алгоритма. Вероятно, она и своего создателя не помнит.

— Идем, — тем временем король легко подтолкнул меня в спину.

Мы вошли в темный коридор, и на шероховатых стенах заиграли призрачные голубоватые блики.

— Ты пришел? А я думал, ты снова обманул меня, — на невысокой простой кровати, застеленной белоснежным бельем, сидел необычайно бледный и худой человек. Он был настолько бледен, что я бы сказал, что это мертвец, если бы он не заговорил. Его волосы также были почти бесцветными. Глаза я рассмотреть не мог под полуопущенными веками, но что-то подсказывало мне, что и они лишены цвета. А за мертвенно-бледными губами, при нашем появлении растянувшимися в недобрую улыбку, угадывались короткие, но необычайно острые желтоватые клыки.

— Мне это нужно не меньше, чем тебе, — с благодушной улыбкой ответил король. — Приступай.

— Не могу, — узник совсем закрыл глаза. — Он стоит слишком далеко. Пускай подойдет ближе.

Король покачал головой:

— Мы так не договаривались...

— Я слишком ослаб за последние несколько месяцев, — перебил его узник. — Ты знаешь, мне трудно ходить.

— В таком случае, — я не видел лица своего спутника, но по его голосу догадался, что он нахмурился, — никто и не удивится, если завтра вдруг окажется, что ты умер.

— Ты не сделаешь этого, — заключенный лихорадочно провел заостренным языком по губам.

— Тогда выполни свою часть уговора.

— Ладно, — клыкастый нехотя открыл глаза и медленно спустил ноги на пол — босые ноги с неестественно длинными пальцами с острыми когтями — затем оперся рукой о стену — в призрачном голубоватом свете бледная кисть на фоне черной стены выглядела совсем ирреально — и поднялся.

Все так же держась за стену, он приблизился ко мне и потянул носом воздух. В его бесцветных глазах зажегся азартный огонек.

— Ты питаешься человеческим мясом? — спросил он.

Я посмотрел на него, как на сумасшедшего, и мотнул головой.

— Пьешь человеческую кровь?

Я снова мотнул головой и добавил:

— Зачем мне это?

Узник пристально посмотрел на меня, а потом без предупреждения одной рукой схватил меня за щеки, а другой раздвинул губы и провел пальцем по зубам. Я вырвался из его хватки и в недоумении посмотрел на короля.

— Тебя что-то смущает? — он повернулся лицом к узнику и удивленно приподнял брови.

Клыкастый кивнул и шагнул к стене справа от меня:

— От него пахнет мертвечиной и кровью Эмбера. Этому может быть только одно объяснение — он джарг и он только что сожрал кого-то из ваших. Но в этом нет логики — если он действительно джарг, ты был бы первым, кто узнал бы об этом, и ты бы ни за что не допустил, чтобы он напал на кого-то здесь. К тому же у него зубы совсем не приспособлены для разрывания плоти...

— Может ли быть такое, что он создан из частей мертвых тел, но по его жилам течет живая кровь? — спросил король.

— Ты смеешься? — узник бросил на меня короткий недоверчивый взгляд. — Хотя... чисто теоретически... но это сложно... мертвое тело можно оживить, наделить его простейшими функциями, заставить его выполнять программу — все это уже давно практикуется некромантами. Но сделать мертвое тело живым в полном смысле слова, восстановить функции кроветворения и кровообращения, заставить работать мертвые нервные клетки... Покажи мне того гения, который добился таких результатов.

— А в принципе, ты когда-нибудь слышал о таком?

— Да, давно, — клыкастый медленно, все еще держась за стену, вернулся на свою постель. — Болтали когда-то... будто бы Шаддар сначала умер, а затем вернулся к жизни... но... не знаю — я сам не имел чести встретиться с ним...

— Я встречался с Шаддаром, — печально вздохнул король. — Но там другая история... Ну что ж, спасибо, Тарен...

— Эй! — воскликнул узник, когда мы уже развернулись к выходу из пещеры. — А твоя часть уговора?

Король ухмыльнулся, подмигнул мне и развернулся к Тарену. Я развернулся вслед за ним, но так и не понял, откуда он достал небольшую ритуальную ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх