Тест или Кукла-2

  1. Кукла
  2. Тест или Кукла-2
  3. Выкуп или Кукла-3

Страница: 4 из 6

чашу и короткий изогнутый нож. Чашу он вручил мне, затем поднес к ней правую руку и резко полоснул себя по запястью ножом. Я аж вскрикнул от неожиданности, а узник широко улыбнулся и облизнулся, наблюдая за тем, как кровь короля тонкой струйкой текла в чашу.

Когда сосуд был полон наполовину, он убрал руку и потер запястье, как разминают затекшие мышцы после наручников. И пореза на его коже не стало.

— Хватит с тебя, — с кривой ухмылкой проговорил он и сделал мне знак отдать чашу Елене, которая возникла за нашими спинами как привидение.

Она молча приняла у меня сосуд и, не поднимая головы, прошла к кровати. Клыкастый поморщился, но взял чашу и поднес ее к губам. Однако пить не торопился. Сначала, блаженно прикрыв глаза, он потянул носом:

— М-м-м, я знал, что кровь твоих ублюдков ни в какое сравнение не идет с твоей, но я и представить не мог, что разница так велика.

Король улыбнулся и, уже развернувшись к двери, щелкнул пальцами. Я как раз поворачивался, когда услышал крик и стук упавшей на пол чаши.

— Сволочь! Мошенник! — взвыл заключенный и вскочил со своей кровати. Его лицо было обожжено, будто облито кислотой, и теперь выглядело совсем жутко.

Он кинулся к нам, когда король коротко произнес:

— Елена...

И Тарен с глухим стоном повалился на пол.

— Вечером я пришлю врача, а пока не трогай его, — бросил король себе за спину и вышел из пещеры.

Я поспешил за ним, но за моей спиной все еще слышался тихий невнятный скулеж и скрежет когтей по камню.

— За что вы так с ним? — тихо спросил я, когда мы начали подниматься по огромной винтовой лестнице.

— Его информация оказалась бесполезной, — хмуро ответил он.

— Но он же не виноват, — попытался возразить я и получил пылающий полный злости взгляд.

— Виноват, он говорил, что может безошибочно определить, живой человек перед ним или кукла. А выходит нихрена он не может.

— Ну, мой случай нетипичен, — произнес я шепотом и машинально вжал голову в плечи, ожидая не то еще одного такого взгляда, не то удара.

Но король лишь тяжело вздохнул:

— Ну да, нетипичен...

— А почему у него в камере нет двери? — спросил я после молчания, длившегося аж три витка лестницы.

— В этом нет необходимости, — он передернул плечами, и излучаемый им голубоватый свет колыхнулся вокруг него, как облако пара. — Елена полностью блокирует его способности и не дает ему покидать помещение. При необходимости она может послать электрический импульс, который парализует его ноги. На самом деле он уже несколько раз пытался сбежать, но прелесть куклы в том и состоит, что она лишь похожа на человека, а по сути, ей не нужно ни спать, ни ходить в туалет, ни есть, ни заниматься любовью. В ее программе отсутствуют все функции, которые связаны с имитацией поведения живого человека. Сейчас она только печать и ничего более.

Я отвел глаза в сторону. А ведь когда-то и обо мне говорили с таким же пренебрежением.

Весь оставшийся путь мы проделали молча. Он больше не смотрел на меня и хмурился. Я тоже старался на него не смотреть и думал о своем будущем.

Когда мы вышли из подземелья на свет божий, а точнее в помещение, явно служившее столовой, нам навстречу, сверкая как солнце после дождя роскошной улыбкой, бросился молодой красивый парень с черными совершенно ровными волосами до плеч и черными, можно даже сказать бархатистыми глазами.

— Ты уже вернулся? — мгновенно расслабившись, выдохнул король.

— Как будто ты этого не знал, — парень притворно надул губы, но тут же рассмеялся, да так звонко и искренне, что я сразу решил — во всем этом дворце он самый позитивный человек.

— Как Света?

— Отлично, — он улыбнулся еще шире, чем раньше. — Ты ведь уже знаешь, да?

— Разумеется, — король тоже улыбался, а я смотрел на них и никак не мог уловить нить их разговора. — Ты планируешь пока остаться здесь?

— Да, — весело кивнул черноглазый, — а потом отведу ее к Корвину — там ей будет спокойнее.

— Хорошо, — король склонил голову влево, — в таком случае у меня к тебе просьба, — он развернулся ко мне и подмигнул. — Это Ральф, сын Эдвина. Займи его чем-нибудь до вечера, пока я все подготовлю для инициации.

Парень протянул мне руку, не переставая улыбаться:

— Привет, я Шейн.

Я осторожно сжал его ладонь и сглотнул комок — мало того, что он самый позитивный человек в этом дворце, так еще и самый красивый. У него на удивление мягкие ладони, шелковистая кожа, плавные жесты и фигура типичного танцора.

— Ральф, — хрипло ответил я.

— Идем, покажу тебе тут все, — сказал Шейн и потянул меня к выходу из столовой. — Хотя, конечно, до вечера мы и половины увидеть не успеем.

Я обернулся, чтобы попрощаться с королем, но его уже и след простыл.

Я вздохнул и покорно зашагал за Шейном. Он что-то рассказывал, почти не умолкая, много смеялся и шутил. Я слушал его вполуха, рассеянно отвечал на вопросы и время от времени вежливо улыбался. Но он, казалось, не обращал на мою задумчивость никакого внимания.

Ближе к полудню мы спустились в кухню — огромное помещение, заставленное шкафами, печками, тазами, кастрюлями, сковородками чудовищных размеров — я подумал, что в них можно зажаривать огромных быков целиком. Шейн провел меня какой-то тайной тропой к узкой двери в самом дальнем углу.

— А здесь у нас хранятся продукты, — весело сообщил он, кивнув куда-то в сторону.

Я перевел взгляд в том направлении — у круглого стола суетилась невысокая хрупкая девушка с большими серыми глазами и темными волосами. На ней было короткое черное платье, туфли на высоком каблуке с металлическими набойками и маленький белый передник. Заметив мой взгляд, она отвела глаза в сторону и покраснела.

— А ты и правда сын Эдвина? — Шейн разложил хлеб, сыр, фрукты и мясо, добытые в кладовой за той самой узкой дверцей, прямо на скатерти стола, не дожидаясь, пока служанка расставит блюда и тарелки.

Я кивнул.

— Странно, я думал, что Эдвин с Талой не так давно женаты, хотя... со всеми этими коэффициентами можно окончательно запутаться...

— С Талой? — я посмотрел на него с недоверием. Какая еще Тала? И как это — женаты?

Я нахмурился.

— Ну, как же, Тала — папина единоутробная сестра. эротические рассказы Они с Эдвином уже восемь лет как женаты — они поженились в тот же год, что и мои родители...

— Я не знал, — сказал я тихо и отвернулся.

— Как — не знал? — Шейн положил руку мне на запястье. — Я думал, Тала твоя мать...

— У меня нет матери, — резко ответил я.

— Прости, я не хотел... — он убрал руку, а мне вдруг захотелось испортить ему настроение, стереть с его красивого лица эту довольную улыбку.

— Да, у меня нет матери. У меня и отца нет. Я — кукла. Эдвин сделал меня для того, чтобы я убил его отца вместо него, а потом просто не захотел меня разбирать... А я взял и ожил, а потом сбежал, а потом... — на моих глазах вдруг выступили слезы и я разревелся в голос.

Он обнял мои плечи и прижал лицом к своей груди:

— Ну-ну, не плачь. Подумаешь — ожившая кукла. Ну и что? Я же вижу — ты лучше многих настоящих людей... Ну, не плачь, не надо...

— Ты ничего обо мне не знаешь! — вдруг выкрикнул я и отстранился от него. — Знаешь, чем я зарабатывал себе на жизнь? Я танцевал стриптиз, — на его лице не дрогнул ни один мускул. Но мне почему-то захотелось заставить его поморщиться. — А в свободное от танцев время спал с мужиками... за деньги...

Но вместо ожидаемого отвращения на его лице я увидел сначала удивление, а потом он и вовсе расхохотался:

— Подумаешь? Кто в своей жизни глупостей не делал?

И он снова прижал меня к своей груди.

— Но я ведь не живой, — всхлипнул я. — Даже этот ваш клыкастый Тарен сказал, что такого не может быть...

— Тарен вампир, а не истина в последней инстанции,...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх