Всем богам спасибо за тебя. Глава 3 (последняя)

  1. Всем богам спасибо за тебя. Глава 1
  2. Всем богам спасибо за тебя. Глава 2
  3. Всем богам спасибо за тебя. Глава 3 (последняя)

Страница: 7 из 8

им не нравится видеть, как это делают парень с девушкой», — вспомнил я об их ориентации. И так мне в этот момент захотелось поцеловать Андрея! Меня просто затрясло от этого желания! Но ведь нельзя. Лучше я с Алёной продолжу, наплевать, если она потом обидится. Трахну её — мне и полегчает. А Алёна потом всё равно уедет, когда отпуск закончится.

— Один круг тостов закончен, давайте растрясём съеденное в танцах! — воскликнул Сашка и первый встал из-за стола.

Музыка зазвучала громче — кто-то уже увеличил звук. Стол решили отодвинуть к окну — хоть мебели у меня и немного, но на всё 18 кв. метров мало, если они используются для стола и танцплощадки вместе. Я наконец-то смог спокойно оглянуться вокруг, а то всё внимание на себя перетягивала соседочка по застолью. Хмель кружил голову, но я же хозяин. Так, смотрим, как гости? Довольны ли?

— Курить — на кухню! — крикнул я, пока никто не стал дымить прямо тут.

И сразу Сашка с Николаем умотали в том направлении. Наверняка ещё и поболтать хотели — за столом между ними была сашкина жена. Но раньше всех удалились дамы — видимо, в ванную поправлять макияж или что они там выправляют.

Сергей в это время доставал из чехла гитару, а хмурому Андрею что-то то ли выговаривал, то ли объяснял у окна Леон. Я решил подойти и узнать, что случилось, но тут вернулись женщины и с воплями «ура, гитара!» потащили стулья ближе к музыканту, а Алена и меня прихватила с собой свободной рукой.

Вернулись с кухни парни, принеся с собой запах выкуренных сигарет. Я подошёл к Николаю и тихо попросил:

— Садись на моё место и отвлеки Алёну на себя. Я уже устал.

— Видел, — он усмехнулся. — Не знаю, смогу ли помочь. Кажись, она на тебя сильно запала. Неужели не оставишь ночевать?

— Там видно будет, — дал я другу расплывчатый ответ, хотя уже подумывал на эту тему.

Тем временем, Сергей начал свой концерт с песни ещё наших родителей:

Меня в пути застала тьма,
Холодный ветер, колкий снег.
Закрылись наглухо дома,
И я не мог найти ночлег.

Но, к счастью, девушка одна
Мне повстречалась на пути,
И предложила мне она
В её укромный дом войти.

Женщины слушали, затаив дыхание. Николай с Сашкой тоже получали удовольствие, судя по выражению их лиц. Я обратил внимание на то, что Леон с Андреем исчезли, — наверняка сто раз слышали весь репертуар Сергея. Обвёл взглядом стол: кое-что пустое — надо на кухню отнести, а закусок добавить. Что там ещё в холодильнике осталось? Взял опустевшие салатницы и тихонько, чтобы не отвлекать других от песен, пошёл на кухню. Подходя, услышал обрывок разговора:

— Ну не могу я это терпеть! — это Андрей, его голос — злой, агрессивный... и пьяный.

— Ты же всё уже понял. И осознал, — ага, это Леон; сочувствующий тон.

Я заколебался — не хотелось мешать явно личному разговору, но в руках салатницы, не нести же их снова в комнату?

Тут Леон продолжил:

— Не терпи, действуй!

Я решил, что извинюсь, поставлю посуду и сразу же уйду.

Зашёл. Леон сидит за столом, а Андрей стоит у холодильника.

— О! Я мешаю? Сейчас, я быстро...

Сунув посуду в мойку, я хотел было уйти, но тут Андрей со словами:

— Действуй, говоришь? — схватил меня за руку и, повернув к себе, прижал к холодильнику, впившись мне в губы своими горячими губами.

Это было настолько неожиданно и в то же время так долгожданно, что у меня слетели все тормоза: было наплевать, придёт ли кто, смотрит ли кто. Теперь уже я сам развернул его, такого желанного, притиснул к стенке между холодильником и кухонным столом и, не разбирая куда, стал целовать: губы, глаза, щёки, шея... Это было, как если плеснуть бензина на тлеющие угли костра, так, словно прорвало плотину, сдерживающую напор воды. И сквозь огонь вспыхнувшей страсти в моё сознание с трудом проник голос Леона:

— Охуеть! Ну, вы даёте!

Ошарашенный, он, тем не менее, был в эту минуту наиболее соображающим из нас троих. Поэтому он выдернул меня из этого безумия, отрывая от Андрея со словами:

— Остынь, остынь. Всё потом. Сейчас кто-нибудь зайдёт, и будет картина маслом.

Я заглянул в огромные, распахнутые на невозможную ширину, растерянные глаза Андрея и, неохотно отпуская его, в смешанных чувствах паники — «Что я сделал!» — и облегчения — «Наконец-то я это сделал!», хрипло — голос меня подводил — произнёс:

— Извини. Я... — пожар желания, не исчезая, медленно отступал перед реальностью, сказать хотелось так много (так долго я в себе всё носил), что я даже не знал, с чего начать.

Я отступил от парня, но Андрей потянулся за мной, пытаясь мне что-то сказать. Только он рот открыл, как тут в коридоре послышались цокающие шаги. Леон бросился навстречу им, и мы услышали слащавую речь нашего — теперь действительно нашего с Андреем, я в этом не сомневался, — общего друга:

— Алёнушка, прелесть, Вы совсем не обращаете на меня внимания, а мне так хотелось поговорить с Вами, поближе познакомиться.

— Леон, простите, но Вы для меня слишком молоды. Так что поищите кого-то более подходящего. А где Дмитрий?

Тем временем мы с Андреем оба пришли в себя от наших непредвиденных взаимных открытий, и я не терпящим возражения тоном тихо сказал:

— Задержишься после всех — нам надо поговорить.

Андрей согласно кивнул головой, а я ещё раз внимательно заглянул в его глаза, встретив в ответ такой же внимательный и серьёзный взгляд. Видно, у нас обоих от произошедшего перегорел весь хмель в организме.

Я спокойно двинулся к выходу из кухни, слыша, как Леон пытается дать нам время прийти в себя (спасибо ему за это), отвлекая Алёну разговором:

— Ну что — Дмитрий? Никуда он не сбежит. Хозяйничает, сейчас придёт.

Я вспомнил, что хотел взять ещё закусок, и повернулся к Андрею, указывая на холодильник:

— Андрюша, залезь, возьми там тарелки с едой.

Он как раз доставал еду, когда Алёна прорвалась-таки сквозь преграду в виде Леона и зашла на кухню, буквально наткнувшись на меня:

— Димочка, я тебя потеряла! Тебе помочь? — кокетливый взгляд, а её рука ложится на моё предплечье.

Я мягко отстранился, потянувшись к открытому уже холодильнику.

Следом появилась встревоженная физиономия Леона. Андрей снова нахмурился и сердито стрельнул на меня глазами, протягивая контейнер с оливье.

— Красавица, ты гостья. Иди, слушай песни, а мы всё сами сделаем, — я, улыбаясь, подталкивал её свободной рукой к выходу.

— Да ладно, я же женщина. Это мне следует помогать. А твой друг ведь тоже гость, — она перехватила у меня салат и, завлекательно так повернувшись — умеют же бабы! — пошла впереди меня в комнату, покачивая бёдрами.

Мы гуськом последовали за ней. Только вот все мои мысли насчёт переспать с ней из моей головы выдуло напрочь. Хотелось одного: чтобы все дружно покинули мою квартиру и оставили меня наедине с Андреем. Но до конца вечеринки было ещё далеко — не всё выпито, не всё съедено, не нагулялся ещё народ.

Часть 7 (последняя)

Я улыбался, что-то говорил и делал, но всё проходило как-то мимо меня — я просто ждал конца мероприятия. Ни пить, ни есть, ни танцевать, ни даже говорить не хотелось. Хорошо ещё, что Сашка — наблюдательный наш — был уже пьян, потому и не присматривался внимательно к окружающим, а так он наверняка заметил бы во мне изменение настроения. Судя по всему, Леон до своего любовника довёл новости о нас с Андреем, потому что они на пару отвлекали на себя остальных. И Сергей, и Николай, словно сговорясь, не давали покоя Алёне, оказывая ей всяческие знаки внимания, что ей, кажется, льстило, Леон же о чём-то беседовал с обоими супругами. Я им всем был благодарен.

Пришла идея ускорить завершение банкета, организовав чай с тортом, рассчитанный, прежде всего, на женщин. Андрей взялся мне помогать, и мы, переглядываясь, как заговорщики, стали уносить всё со стола на кухню, заменяя это чашками-блюдцами, фруктами ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх