Париж. Глава 5

  1. Париж. Глава 1
  2. Париж. Глава 2
  3. Париж. Глава 3
  4. Париж. Глава 4
  5. Париж. Глава 5
  6. Париж. Глава 6

Страница: 1 из 2

Она не знала, сколько прошло времени, конечности онемели, шея ужасно болела, и ей опять пришлось испражниться под себя. Такое деградирующее поведение уже не вызывало у неё никакого беспокойства, учитывая, что её голова была по прежнему в унитазе.

Машу привёл в чувство шлепок по заднице. Она вздрогнула и напряглась, ожидая продолжения, но вокруг стояла полная тишина. Вскоре она почувствовала, как из её дырок вытащили резиновые кольца, затем с ног сняли распорки, отстегнули руки и убрали вибратор. В завершении, Жак поднял крышку унитаза и поднял её голову за волосы. Он посадил её на колени и дал время привыкнуть к новой позе. Затем развернул её, поставил на четвереньки, пристегнул к ошейнику поводок и повел за собой. Он не торопился, принимая во внимание ее затекшее тело.

Пройдя по длинным коридорам, они направились в ту самую огромную душевую, где прошлый раз крупная женщина в резиновом фартуке по имени Аннет промыла её дырки. Сейчас все повторилось точь в точь, как и в прошлый раз: Машу подвели к стене в углу, поставили над сливом и хорошенько промыли ледяной водой из шланга с довольно сильным напором. В этот раз она не сопротивлялась, знание процедуры облегчало ее принятие.

После того, как Аннет грубо засунула свои пальцы в ее дырки, раскрывая их и проверяя, насколько хорошо она все промыла, она выключила воду и приказала Маше лечь на мокрый кафельный пол. Затем она схватила ее руки и одела на них наручники, зафиксировав их за спиной. После этого она достала тюбик с мазью и обильно смазала промежность рабыни, хорошенько промазывая обе дырки, как снаружи, так и внутри. Маша аж ахнула от яркой свежести заполнивший ее влагалище и анус, которое очень скоро переросло в жжение и страшный зуд. Она невольно стала двигать руками в попытках добраться до промежности, чтобы ослабить эти нарастающие чувства, за что получила резкий шлепок по своей мокрой заднице.

— Не смей даже пытаться! — угрожающе произнесла Аннет и стала стягивать с себя перчатки.

Было очевидно, что процедура была закончена и они собирались опять оставить ее неудовлетворенную и униженную.

— Вместо того, чтобы думать о своей пизде, лучше спи, у тебя еще много интересного впереди и будет обидно, если ты заснешь в момент своей самой впечатляющей ебли, — Аннет засмеялась над собственной шуткой, посчитав ее достаточно остроумной.

Но Маше было не до шуток. Чем бы то её не намазали, ощущение жжения и того, что её пизда и анус были словно в огне усиливались. Она хотела подняться и сесть на жопу, чтобы хотя бы за счёт давления ослабить боль. Но и тут заработала удар по затылку.

— Ты что, особо тупая?! Кому сказано — лежать!

Понимая, что перед ней была совершенно нетренированная рабыня, которая ещё не обладала контролем над своим телом, Аннет подошла к шкафу и достала две палки с кольцами на концах. Она пнула Машу в бок, заставив перевернуться на живот, затем закрепила одну палку на щиколотках рабыни, разведя ноги достаточно широко, а вторую прикрепила одной стороной к середине первой палки, а второй к наручникам рабыни.

Теперь Маша могла лишь лежать на животе, не имея возможности подняться. Она корила себя, что ослушалась Аннет, тогда она смогла бы провести хоть чуть-чуть времени не будучи зафиксированной в очередном неудобном положении.

Когда осознание ее новой позы улеглось в ее сознание, жжение в промежности вернулось вновь. Но сейчас зная, что её попытки ослабить эти ощущения скорее всего приведут к ещё большим ограничениям, она зажмурила глаза, прикусила губу и старалась расслабится и не думать о своей горящей пизде. Она не слышала, как Аннет вышла и заперла за собой дверь, оставив на мокром полу беспомощно связанную рабыню с пылающей промежностью.

Не смотря на свой дискомфорт, Маше удалось задремать. Она не знала, сколько прошло времени с подписания договора, но подозревала, что много, так как глаза стали слипаться, и она уснула. Проснулась она оттого, что кто-то снимал с неё наручники и освободил её лодыжки. Она слегка подняла голову и увидела Жака, после чего опустила взгляд и замерла, не смея подняться без команды.

Она поражалась, какое воздействие оказывал на нее этот человек, потому что не смотря на страх, который она испытывала рядом с ним, понимая, что при желании он мог причинить ей такую боль, которая заставила бы ее молить о смерти, в то же время, она готова была довериться ему полностью и без оглядки назад.

Выдержав паузу и оценив Машину выдержку, Жак скомандовал, чтобы она помочилась. Маша замерла, она хотела писать, но если она выпустит струю сейчас, лежа на животе, то вся окажется в моче. За задержку она получила хлыстом по голой заднице и тут же стала мочиться. Желтоватая жидкость двинулась в сторону слива, по дороге протекая через Машины груди и лицо. Заставив ее так пролежать еще пару минут, Жак наконец скомандовал встать на четвереньки. Она поднялась чувствуя, как её собственная моча стекала по лицу, носу, животу, сиськам, рукам и бедрам. Вскоре она почувствовала, как по заднице ударила струя воды из шланга. Через пять минут она была похожа на мокрую дрожащую курицу. Затем ей на спину упало полотенце и она получила команду вытереться. Она послушно исполняла всё и даже умудрилась вытереться, не вставая с четверенек.

Жак забрал полотенце, пристегнул к её ошейнику поводок и повел в другую комнату. Увидев, что они зашли к Кристиану, Маша невольно улыбнулась, вспоминая, какое блаженство испытала там прошлый раз. Но сейчас никто не стал сажать её в кресло с фаллосами, хотя ей очень хотелось, чтобы её заполнили и ослабили зуд в промежности.

Жак велел подняться на колени. Она повиновалась. Кристиан расчесал ее волосы, подсушил их феном и стал готовить ее новую прическу. В отличие от прошлого раза, сейчас он собрал их в пучок и используя большое количество заколок стал фиксировать волосы так крепко, что у Маши заболела голова. Каждый волосок был убран и крепко закреплен, чтобы не выскользнуть, что бы не делали с головой рабыни.

Маша не считала, что ей идет такая прилизанная прическа, но вряд ли кого-то интересовало ее мнение. Когда Кристиан закончил, Жак дернул за поводок, Маша опустилась на четвереньки, считая, что именно это от неё требовалось, но получила плетью по заднице и испуганно посмотрела на Жака, не понимая за что. Он ещё раз дернул за поводок и заставил ее вернуться в позу на коленях.

— Открой рот и поблагодари! — скомандовал Жак.

Маша открыла рот и собиралась сказать «Спасибо», когда получила оплеуху. Она чуть не заплакала, не понимая, что от нее хотели.

— Открой рот и жди! Это и есть твоё предложение благодарности, и если твоим ртом соблаговолят воспользоваться тогда и будешь делать, что скажут, тупая сука!

Кристиан засмеялся неопытности новой сучки. В этом заключалась их прелесть — готовность на всё и в то же самое время неопытность и смущение. Тем более при нём многие вели себя нехарактерно их мазохистским наклонностям, очевидно он не обладал доминантным поведением и это сбивало рабынь с толку.

— Спасибо, Жак, я обойдусь. Но я был бы не прочь быть первым, кого она вылижет сегодня.

— Без проблем, я только уточню не записывался ли на это кто из клиентов.

Маша понятия не имела, о чём они говорили и так и стояла на коленях с открытым ртом, пока Жак не скомандовал ей опуститься, при этом отчитав её за нерасторопность и тупость.

От его слов рабыня заметно поникла и расстроилась. Поэтому на сцену она вышла обреченно и без тени воодушевления. Ей показалось нечестным, что ей не объясняли правила и считали, что она должна была схватывать все на лету. От нахлынувшего отчаяния зуд в промежности дал опять о себе знать и она подумала о том, что ей ведь всё равно не дадут возможности кончить, а если и дадут, то скорее всего после очередных неимоверных испытаний.

Она оглядела зал полный людей, свет слепил её, и она не видела, были это те же люди что и вчера или состав гостей поменялся. Жак подвел её к странной ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх