Страсти-мордасти или шпионская любовь

Страница: 1 из 4

ЮРИЙ

Шёл ласковый июльский дождь. Я прогуливался по пустынному «Бродвею». Моя дорога вела меня домой... В одинокой, холостяцкой квартире меня никто не ждал. Недавно я разругался со своей прежней пассией. Оказалось, ей нужны были исключительно мои деньги, а не я сам. А я, болван, это сразу не заметил! Как? Разве это имеет значение.

Редкие одинокие прохожие попадались на моём пути. Все они были с зонтами. А мой лежал в сухости и в тепле в заплечной сумке. Нет, это не оттого, что я не хотел его намочить. Это оттого, что мне хотелось промокнуть. Промокнуть насквозь. Я упивался жалостью к себе. В этом было какой-то мазохизм...

Внезапно я увидел девушку на остановке. Она тоже была без зонта и, вероятно, сильно промокла. Она плакала. Даже дождь не мог скрыть её слёз на миловидном лице, которое я сразу узнал, силясь вспомнить где и когда я его видел. Быстро достав зонт и раскрыв его, подошёл к незнакомке и закрыл её от непогоды матерчатым куполом.

— Что вы делаете? — мельком взглянув на меня, удивилась она, — Зачем вы это...

— Меня зовут, Юрий, — сказал я, — Вижу у вас что-то случилось. Я боюсь, что Вы простынете и заболеете.

— Анна, — незнакомка протянула свою руку, — Ах, теперь уже всё равно... Он меня бросил...

Внезапно она умолкла, устыдившись своей откровенности перед незнакомцем... Будто вспышка озарила мой мозг. Я вспомнил, где её видел...

АННА

Когда он вырос передо мной со своим зонтом, это было так неожиданно. Я промокла, но сейчас мне было всё равно. Просто хотелось плакать, я чувствовала, что всё рушится. И вдруг его зонт и взгляд... Карие глаза смотрели так участливо, словно он чувствовал мою боль. Неужели я действительно так жалко выгляжу? Зачем я призналась в этой проблеме? Глупо... Сказать вот так первому встречному! И не просто сказать, а соврать, выдумать то, чего со мной не случалось! Но с другой стороны, это первое, что пришло мне в голову. Ну, в самом деле, не говорить же было ему правду?! Но его лицо показалось мне очень добрым. И потом, никогда незнакомец не раскрывал надо мной зонт. Я вообще привыкла заботиться о себе сама. И сейчас стояла, шмыгала носом и... не знала, что мне следует сделать.

А он вдруг достал бумажный платок и протянул мне:

— Вот, возьмите, — улыбнулся так, словно мы сто лет были знакомы.

И я неожиданно почувствовала, что уже не хочу плакать. Взяв платок, я улыбнулась, вытерла слёзы, и сказала, глядя в его притягивающие глаза:

— Спасибо...

ЮРИЙ

В моей сумке чего только нет. Даже пачка китайских, носовых платков. Достав один из них, протянул Анне. Мне захотелось помочь ей хоть этим. Я понимал — или мне казалось, что я понимаю — то, что она чувствует. Нас, вероятно, роднило одинаковое несчастье. Её бросили, а я тоже был одинок. Впрочем, я понимал, что причина её слез, скорее, иная. Но это не имело значения.

Девушка перестала плакать. Мягкая улыбка преобразила её лицо. Уже не заплаканная мордашка показалась мне даже красивой. Однако её бледность меня беспокоила.

— Спасибо, Юрий, — сказала она, заглянув мне прямо в глаза.

Уверенный в отказе, я всё же предложил:

— Знаете, что, Анечка, я живу вон в том доме. Пойдёмте ко мне, я напою вас горячим чаем с лимоном. Вашу одежду нужно просушить. А потом мы вызовем вам такси. Нет, пожалуйста, не подумайте ничего такого. Просто я беспокоюсь, что вы простудитесь.

АННА

Он сказал это так смущённо и в то же время настойчиво. Мне не хотелось возражать. Признаться, я вообще не думала тогда, что мне не следует принимать его предложение. Я промокла, замёрзла, у меня болела и кружилась голова, и мне действительно хотелось чаю. Вообще, в тот день я не отличалась здравомыслием. И незнакомец странно действовал на меня. Глуховатый низкий голос успокаивал. Я совсем не боялась его. Вновь улыбнувшись, я ответила:

— Хорошо...

Он взял меня за руку и, продолжая держать надо мной зонт, повёл в сторону многоэтажки. Я не помню, как оказалась в его квартире. Тёмный узкий коридор подействовал на меня отрезвляюще, я бросилась к двери, но споткнулась и упала бы, если бы он не поймал меня. И тогда я разревелась, уткнувшись ему в плечо.

— Я... пожалуйста, мне нужно уйти... — бормотала я.

Да, мой разум приказывал бежать. Но мои чувства... Моё тело решило за меня. Руки, лежащие на моих плечах, согревали. А тогда мне именно и не хватало тепла. И ещё мне важно было остаться здесь. Это был мой единственный шанс. Осознавала ли я в то мгновение, что просто откровенно прижимаюсь к этому незнакомцу по имени Юрий? Наверное, нет, я не понимала, что делает моё тело.

— Что мне сделать, чтобы вы перестали плакать? — хриплым шёпотом спросил он.

И я, не раздумывая, выпалила:

— Поцелуйте меня...

Он сжал ладонями моё лицо и внимательно посмотрел в мои глаза. Наверное, решал, не шучу ли я. Сердце упало, на ресницах замерли слезинки, мне казалось, что даже моё дыхание остановилось.

И вдруг он поцеловал меня. Вернее, сначала он просто коснулся моих губ, будто боялся спугнуть бабочку, сидящую на цветке. Кажется, у меня вырвался вздох. Я приоткрыла сомкнутые губы, разрешая ему действовать смелее.

И едва у меня во рту оказался его язык, я окончательно пошла на поводу у своих ощущений. Он нежно, мягкими движениями исследовал мой рот, словно знакомился со мной. Это вызывало странные чувства. Мой первый поцелуй с незнакомым человеком оказался прекрасным, он заводил меня, вызвав тянущие ощущения внизу живота, заставлял забыть о моих слезах. Я вдруг почувствовала, что лифчик стал тесным. А ещё мне захотелось дотронуться до кожи этого мужчины. Мои пальцы сами собой проникли между пуговицами его рубашки и скользнули по его груди.

ЮРИЙ

Она согласилась! Взяв Анну под руку, подвёл её к своему подъезду. Ключ долго не вынимался из кармана. Наконец, открыв дверь, сделал приглашающий жест: «Прошу». Женщина находилась в какой-то прострации. Казалось, она не видит и не слышит ничего. Мягкими касаниями направлял её. Вот и мой этаж. Ничего не сказав, она послушно прошла в коридор. Мне пришлось чуть ли не вести её, как малое дитя. Внезапно будто пелена спала с её лица. Взгляд стал более осмысленным, чего-то испугавшись, она кинулась к двери. Тут же споткнулась. Весь фарс происходящего состоял в том, что я помог ей снять одну босоножку, а на второй успел только расстегнуть ремешок.

Признаться, я испугался, что она упадёт и ударится. Я спас её от падения, буквально поймав. Повернув к себе лицом, удерживал её за плечи нежно и осторожно, всё же немного боялся, что она вновь попытается сбежать. Ласково погладив плечо Анны, попытался её успокоить. А она внезапно расплакалась:

— Юрий, извините, но, пожалуйста... Я лучше пойду...

— Анечка, что мне сделать, чтобы вы перестали плакать? — тихо прошептал я.

— Поцелуйте меня, — внезапно сказала девушка, и посмотрела прямо мне в глаза.

Признаться, я был немного шокирован её словами, но сделал то, что она просила. Правда, едва касаясь губ, будто спрашивая разрешения. Получив безмолвное согласие, взял в свои ладони лицо Анны и поцеловал уже со всей страстью. У неё оказались вкусные губы. Тёплые и мягкие. Мне было очень важно почувствовать вкус её языка, высунув свой, нежно провёл по её губкам и как бы постучался в двери. Крепость по имени Анна, открылась. Мой язык тут же принялся исследовать малиновый вкус. Возбуждение накатило сразу, а когда её пальчики коснулись моей груди, я едва сдержался, чтобы не подхватить свою гостью на руки и не отнести на диван.

Мне показалась, что она дрожит. Поначалу решил, что тоже от возбуждения, но другие мысли охладили мою возникшую страсть. Она ведь вся промокла, продрогла, и вообще было не по-джентльменски воспользоваться её теперешним положением. Поэтому я с сожалением оторвался от сладких губ, и предложил ей принять горячую ванну, а мокрую одежду забросить в стиральную машину.

— А я, пока вы будете греться,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх