Dragon Age: Origins. Антиванские Вороны

Страница: 2 из 8

раз подходили. Разглядеть его Сурана не смогла, из-за чего еще сильнее напряглась. Едва ли это был попрошайка или заблудившийся горожанин. Никаких причин думать, что это именно так, не было, но она доверяла своему чутью. Да и любому здравомыслящему человеку встреченная посреди ночи темная фигура внушит тревогу. Впрочем, долго ей гадать не пришлось. Лишь только она хотела окликнуть незнакомца, он подал голос первым.

— А вот наконец и непобедимый Серый Страж! — молвил он, и у эльфийки могло бы возникнуть желание спросить, кто он и откуда ее знает, если бы не акцент. Этот акцент она слышала всего у нескольких человек, и поэтому, когда из тени выступили еще три силуэта, и незнакомец продолжил, нисколько не удивилась. — Вороны вновь передают тебе свое почтение.

Сурана вздохнула, в какой-то степени даже с облегчением. Да, они были профессиональными убийцами из влиятельной гильдии. Но ведь один уже стоял рядом с ней, поверженный, но одаренный незаслуженными милосердием и доверием. Долгое время знание того, что Вороны никогда не отступают от принятого заказа, что они могут подстерегать ее за каждым углом с кинжалом наготове, не давало ей покоя. И хотя она понимала, что одолей она и эту группу, Вороны все равно не остановятся, пройдет немалое время, прежде чем эти мерзавцы вновь покажут свои носы.

— Так это они послали тебя, Тальесен? Или ты вызвался добровольно? — донеслось из-за спины Сураны. Бросив короткий взгляд за плечо, Страж отметила, что веселая ухмылка с лица Зеврана никуда не делась. Не будь ее внимание так занято новой компанией, она бы заинтересовалась его спрятанными за спиной руками.

— Ну конечно, я сам вызвался! Когда я узнал, что великий Зевран сделался бродягой, то захотел своими глазами на это посмотреть.

— Правда? Ну, так смотри же, вот он я.

Сурана не могла этого видеть (было уже слишком темно), но была уверена, что Тальесен тоже ухмылялся. Почему бы и нет? Это была встреча двух старых товарищей, и обстоятельства встречи не могли испортить (а может быть, даже украшали) момент. Во время постоянных стоянок в лагере, когда все отдыхали и дружно подшучивали над Алистеровой стряпней, Зевран рассказывал и о Тальесене. Он был его наставником, напарником и просто добрым другом. Стражу сложно было понять, о чем на самом деле они оба сейчас думают, ведь Зевран (если верить ему) после своего провала также был целью для Воронов.

Впрочем, Тальесен снова избавил ее от нужды гадать.

— Зевран, ты можешь вернуться со мной. Я знаю, почему ты так поступил, и не виню тебя. Еще не поздно вернуться. Идем со мной, и мы что-нибудь придумаем. Мы все ошибаемся, — таковы были его слова.

Неожиданный поворот. Послушай Зеврана, так он для Воронов теперь здоровенное такое пятно на репутации, которое немедленно нужно устранить. Или это просто треп, попытка запудрить им мозги? Нет, не похоже, да и нужды в этом не было. Значит, Зеврана прощают и предлагают вернуться в «семью». И он сейчас стоит у Сураны за спиной. Хороший повод заволноваться, решил бы кто угодно, но только не она. Страж была так уверена в привязанности и бесконечной верности своего напарника, что не допускала даже мысли об ударе в спину. У него уже было много возможностей, если б захотел — уже предал бы, решила она.

— Зеврану больше не нужны Вороны, — заявила она, отчего Тальесен издал короткий смешок, словно услышав старый приевшийся анекдот. Хмм, похоже, они ей не верят. Тем хуже для них. Эльф уже наверняка приготовился к молниеносной атаке, стоит ей только...

— О, как же ты неправа, мой Серый Страж, как же ты неправа.

Слова, прозвучавшие с неизменной дразнящей насмешкой в голосе, вывели Сурану из равновесия. Фигурально, конечно. Зато звонкая оплеуха, которую она схлопотала, когда начала поворачиваться к Зеврану всем корпусом, сделала это в самом что ни на есть буквальном смысле. Левая щека взорвалась болью, мгновенно став красной, будто переусердствовали с румянами. И что-то еще. Посреди хаоса, бушевавшего тогда в ее голове, на миг проскочила мысль, ощущение того, что какая-то сила ее ограничивает. Но эта мысль быстро улетучилась, так как Сурана грузно повалилась на землю, подняв тучу пыли.

Когда гул в голове поутих, и мысли перестали путаться, до нее словно издалека донесся затихающий уже хохот. Это Тальесен с братией так бурно отреагировали на поступок Зеврана, который для них был очевидным, для нее же — шокирующим. Теперь они не спеша подходили к распластавшейся на земле эльфийке, пока она с огромными усилиями пыталась приподняться на локтях и ошалело мотала головой. Когда в глазах прояснилось, она смогла сфокусировать взгляд на ближайшем к ней объекте, коим оказался злосчастный Зевран. Он с довольной ухмылкой разглядывал низложенную магессу, чуть склонившись и уперев руки в колени.

— Виноват, вышло чуть сильнее, чем хотел. Ох уж мне эти пощечины! Никогда с ними точно не угадаешь, — «извинился» эльф будничным тоном, как если б на ногу нечаянно наступил. — Но ты ведь хочешь что-то сказать, не так ли?

Да, Сурана определенно хотела ему кое-что сказать. О, какие слова были у нее на уме, Огрен был бы в восторге. Слова эти едва складывались в словосочетания, такой сумбур творился у нее в голове. Растерянность, обида, горечь, гнев — ураган чувств, и каждое кричало по-своему, перебивая друг друга. Так что она решила, что не будет размениваться на фразы, а просто сотрет эту ухмылку с Зевранового лица. Вместе с самим лицом. Ее собственное прекрасное личико перекосила яростная гримаса, и магесса, чей талант был отмечен самим Первым чародеем Ирвингом, вскинула руки и направила на обидчика струю испепеляющего магического пламени.

Вернее, так все задумывалось. На деле же с кончиков ее пальцев не сорвалось ни единой искорки, словно ей вдруг отрубили связь с Тенью. Эта неудача стала для нее еще большей неожиданностью, чем коварный удар в спину. За все время обучения в Башне, да и за этот год в рядах Серых Стражей, ее магия ни разу не дала сбой. Сурана привыкла во всем полагаться на нее, так что, когда ее магическая сила вдруг исчезла, она впервые осознала, как она в остальном беспомощна. Она была хрупкой эльфийкой, не знакомой с физическим боем, зато пятеро мужей, возвышающихся над ней, с клинками управлялись мастерски (так говорят, по крайней мере). Так что она просто опустила руки и опять оперлась на локти, изобразив спокойствие на лице и смотря Зеврану в глаза.

— Ааа, — елейно протянул Тальесен, — руна нейтрализации. Как славно, что маги сами придумали легкий способ утихомирить своего брата. — Потом, увидев округляющиеся, наполняющиеся пониманием глаза Сураны, продолжил, — Да, Страж, и такое бывает. Мне всегда нравилось, как Зевран проделывает этот трюк.

— И все те маги недоумевали так же, как и ты. Видимо, вас не учат, что эти ваши руны можете применять не только вы. — Зевран присел на корточки и протянул к Суране правую руку. Она успела рассмотреть на его ладони слегка смазанный рисунок, в котором, впрочем, без труда узнала эту самую злосчастную руну. Эльф вытер руку об ее мантию, в процессе облапав ее бедро и перепачкав чернилами, ну или чем он там рисовал.

— Честно сказать, Страж, ты удивляла меня с самого начала, — продолжил он, сидя на присядках. — Когда я предлагал тебе свою службу, я б не поставил и ржавого медяка на то, что ты согласишься. Но нет, ты оказалась глупее, чем я надеялся. Я тебя так очаровал, или ты веришь всем встретившимся тебе головорезам? Не отвечай, это был риторический вопрос, я и так знаю, что я прекрасен.

— Друг мой, у нас нет на это времени. Нам еще нужно навестить другого Стража, так что задушевные беседы придется пропустить, — торопил Тальесен, оглядываясь по сторонам.

— Минуту. — Взгляд, на миг метнувшийся вверх, вернулся к румяному лицу Сураны. — Ты стала доверять мне без всякой на то причины. Да ни один из твоих дружков ко мне спиной бы не повернулся! Ох, как-то двусмысленно... Я слышал, они тебе постоянно талдычили про меня, и сначала ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх