Dragon Age: Origins. Антиванские Вороны

Страница: 3 из 8

я боялся, что ты их послушаешь. Но ты опять оказалась глупее, чем я надеялся. Ты была интересной спутницей, мне даже первое время будет не хватать твоей компании. — Тут Зевран встал, потом опять присел. — А, и вот еще что. У меня все это время не было планов предать тебя. Я это решил только сейчас.

— Ну, все, наговорились. Ты хочешь сделать это сам, или предоставишь мне? — поинтересовался Тальесен, обнажая кинжал и подходя к Суране.

Ее лицо вмиг утратило румянец, сердце рвалось из груди. Она развернулась и попятилась от убийцы, быстро упершись спиной в ноги Зеврана. Эльфийка даже не знала, от кого она больше « хотела» принять смерть. Или вскочить и попробовать убежать? Глупо, с реакцией у них все в порядке, не успеет и пары шагов пробежать. Свет появившейся на небе луны переливался на стальном лезвии кинжала, готового в любой момент оборвать ее жизнь. И хоть это было совсем на нее не похоже, Сурана смирилась, что здесь ее удача закончилась, и спасения нет. Но тут, словно на этот день пришлось недостаточно потрясений, Зевран удивил ее еще раз. Если слово «удивил» вообще было уместно.

— Друг мой, куда ты спешишь? Поверь мне, Алистер никуда в скором времени не денется. эротические истории sexytales Ты лучше посмотри на Стража, который здесь с нами! Какое смазливое личико, какие бедра, какая грудь! Ты ведь не убьешь эту красоту, пока не узнаешь ее поближе, правда?

Сурана в лице переменилась. К смерти она приготовилась, но это?... Неужели этому предательскому куску нажьего дерьма мало того, что он через ее труп вернется в свою любимую гильдию, так он еще предлагает надругаться над ней перед тем, как заколоть, как жертвенного козла? Это уже чересчур. Она дернулась, желая повернуться и наброситься на Зеврана, выцарапать ему глаза. Пусть даже ей в спину сразу же вонзиться нож, уж лучше так. Но Зевран просто схватил ее за плечи и прижал к земле, укоризненно поцокав языком.

— Но в наших правилах дарить жертвам чистую смерть, ты же знаешь. Это, конечно, написанное правило, но обычно мы ему следуем, — с сомнением изрек Тальесен.

— Но это для жертв, которые видят нас первый и последний раз. Этот же Страж доставил всем нам немало хлопот. И тем более, она первая, кто пережила встречу с Вороном и выставила нас на посмешище перед всем Тедасом. Так что я думаю, она исключение из правил, и ее можно немного... хе-хе... «наказать». Давай развлечемся, дружище, а потом отправим ее к Создателю и вернемся к делам.

Тальесен какое-то время молчал. Сурана до последнего надеялась, что он отвергнет идею своего друга и прикончит ее здесь и сейчас. Но его пылкий взгляд, шарящий по ее привлекательному, совсем молодому телу, говорил об обратном. Это оказался тот из редких случаев, когда природная красота оказывает медвежью услугу. Плохой день. Просто на редкость паршивый день.

— Не знаю, Зевран, что тут больше сыграло — твое природное обаяние и убедительность или вызывающе неприкрытые прелести нашей эльфийки, — усмехаясь, наконец заговорил Тальесен, — но мне сложно что-либо возразить. О, это будет славная ночка, да, ребята? — Затем, поймав испуганный взгляд Сураны, добавил: — Сейчас ты немного поспишь.

После этих слов в ее лицо ткнулась тряпка, пропитанная какой-то дурманящей жидкостью, и Сурана, успев лишь пару раз в панике дернуться, отключилась.

На своем коротком веку Суране немало раз приходилось терять сознание. К примеру, в Башне Круга магов, во время Истязаний, когда она коснулась чистого лириума, чтобы отправиться в Тень. Или в башне Ишала в Остагаре, когда, запалив сигнальный огонь, они с Алистером оказались нашпигованы стрелами порождений тьмы. Или в той же Башне Круга во время восстания Ульдреда, когда демон праздности усыпил ее с друзьями и пленил в Тени. Это уже не говоря о нередких взбучках в драках, которые им приходилось переживать чуть ли не каждый день. В одних случаях пробуждение было вполне сносным, в иных хотелось опять отключиться. Но вот что Сурана могла сказать с абсолютной уверенностью, так это то, что никогда еще ее приход в сознание не был вызван звонким шлепком по оголенной ягодице. Ни разу, до этого самого момента.

— Просыпайся, подруга! Тихий час закончился! — донеслось до нее сквозь завесу наркотического дурмана.

От шлепка эльфийка дернулась и разлепила глаза, после чего ударивший ее человек отошел, оставив ее приходить в себя.

Первое, что Сурана поняла, — это то, что она голая лежит на боку на пыльном деревянном полу. Попытавшись пошевелиться, она обнаружила, что ее руки стянуты за спиной какой-то шершавой веревкой. Это обстоятельство мгновенно испарило ту вялость, оставшуюся после усыпляющего зелья. Мозг, словно пришпоренный, заработал с нормальной скоростью, невзирая на тупую головную боль. Поизвивавшись, как червяк, Сурана перевернулась на другой бок и увидела группу ее убийц, сидящих за скромно накрытым столом. Комната освещалась парой свечей, стоящих на этом столе, и в этом тусклом свете Сурана смогла в лежащей недалеко куче тряпья узнать свое роскошное тевинтерское одеяние. Но ее внимание сейчас занимало не отсутствие одежды, а Вороны. Они выпивали, болтали, смеялись, а когда она зашевелилась, все повернулись в ее сторону.

— Надо же, Зевран, ты разбудил ее! Я думал, еще полночи придется ждать, пока эффект зелья закончится, — засмеялся немного захмелевший Тальесен.

— Ну, это же я. Мои руки творят чудеса, во всех смыслах, — «скромности» Зеврана, как всегда, не было предела. — Тебе нравится дом, Сурана? Может быть, он похож на тот, в котором ты жила в эльфинаже? Подумать только, начать и закончить жизнь в одном и том же месте. Ну, почти одном и том же. — Потом он взял со стола бокал с, вероятно, вином и поднял его. — Друзья, давайте выпьем за нашего Серого Стража, которому, к сожалению, не суждено остановить Мор.

Остальные Вороны также подняли бокалы и вместе с Зевраном осушили их. У Сураны во рту была пустыня, и вид вина заставил ее жадно облизать губы. Эльф заметил это и с кривой ухмылкой, с бокалом в руке подошел к ней и присел на корточки.

— Что такое, солнышко? Хочешь пить? — Дальше, не дожидаясь ответа: — Конечно, хочешь. Тебя сейчас сушит похлеще, чем при похмелье. Но я ведь не изверг какой-то, верно? Сейчас мы тебя напоим.

Сначала Сурана не сообразила, что он имеет в виду, ведь бокал был пуст, если не считать той небольшой лужицы, что собралась на дне. Но Зевран опять удивил ее. Он засунул палец в бокал, мокнул его в эту лужицу и поднес к ее рту. У эльфийки глаза готовы были на лоб полезть. Что это за цирк такой? Он ведь не думает, что она сделает это? Но жажда оказалась сильнее, и, заметив, что первая капля вот-вот сорвется вниз, обхватила палец губами и жадно его облизала. Вороны, наблюдавшие эту сцену, загоготали и зааплодировали.

— Хорошая девочка. Я даже в какой-то момент засомневался, что мой палец переживет этот трюк. Вот, держи еще.

И так он «споил» ей все вино, хозяйничая у нее во рту, а Сурана, при всем желании откусить ублюдку палец, не делала этого, просто чтобы получить очередную каплю. Закончив, Зевран сам облизал свой палец и похлопал ее по щеке. Не стоит и говорить, что Сурана ни на йоту не утолила свою жажду.

— Как думаете, ее рот будет так же пылок и страстен, когда в нем окажется что-нибудь помимо пальца? — вопрошал Зевран, поднимаясь и возвращаясь к столу, чтобы поставить бокал.

— Очень сомневаюсь. Я бы предпочел те ее отверстия, где нет зубов, — подал голос один из пока еще безымянных для нее Воронов.

— А если это что-нибудь тоже мокнуть в вино? Ух ты, такого я еще не делал, надо попробовать.

Сурана лежала на полу и ужасалась тому, что слышала. «Создатель милосердный, они обсуждают меня, как какую-то вещь! Почему они просто меня не убьют?», думала она. Но это был глупый вопрос. Она была вполне привлекательной и сексуальной девушкой, особенно в том откровенном тевинтерском одеянии (о чем ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх