Dragon Age: Origins. Антиванские Вороны

Страница: 4 из 8

она думала, покупая его?). Антиванцы же были известными извращенцами, так что не стоило удивляться их дискуссии о том, куда ее лучше и как. На миг даже появилась мысль о побеге. Но даже если руны нейтрализации уже нет на ее щеке, связанные руки все равно не позволяли выполнять пассы, без которых не сотворить и простейшего заклинания. Так одна отчаянная мысль немедленно сменялась другой, когда неожиданно громкий голос Тальесена вывел ее из лихорадочной задумчивости.

— Парни, парни! Хорош трепаться. Я думаю, мы уже достаточно пообсуждали нашу эльфийку. Пора уже развлечься. Каждый из нас получит ее в полном объеме.

— Чур, я начну, — заявил Зевран и двинулся в сторону Стража.

— Чего это вдруг ты? Провалил задание, опозорил нас, а теперь еще вперед нас рвешься? — Это был второй из Воронов, имен которых Сурана еще не знала.

— Взгляни на это с другой стороны, Сильвио, — ответствовал Зевран, не оборачиваясь, стоя возле Сураны и смотря ей в глаза, — если бы я преуспел в своей миссии, нас бы сейчас здесь не было, и тебе не перепало бы этого молодого, горячего тела ни первому, ни последнему в очереди. Согласен?

— Звучит разумно. Пусть Зевран начинает, — вступился Тальесен. Потом со смешком добавил: — Мы посмотрим... А там на нас и вдохновение накатит.

Сильвио что-то пробурчал, но спорить не стал. Зевран тем временем присел и, продолжая смотреть в глаза, обратился к Суране.

— Ты мне еще с первой встречи приглянулась. Ты одна из самых красивых женщин, что я знаю, а я их знаю достаточно, уж тебе это известно. Такие губки, я просто закрываю глаза и вижу, как они обхватывают мой...

— Эй, мы, кажется, решили, что уже достаточно наговорились! — Прервал его третий Ворон.

— О, Создатель, Кристиан, какой же ты невежда! Слово «прелюдия» тебе что-нибудь говорит? Я же не какой-то там ферелденец без фантазии и изощренности. — Отбившись, Зевран снова повернулся к Суране. — Мы все знаем, чем все кончится. И ты можешь подумать, что тебе нечего терять, ощетиниться, дать волю зубам. Но поверь... — В следующее мгновение — глаза Сураны не смогли запечатлеть это молниеносное движение — острие его кинжала уже легонько упиралось в ее левый сосок. — До того, как ты испустишь дух, с тобой может произойти множество нелицеприятных вещей, любая из которых заставит тебя подумать, что смерть — это не так уж и плохо. В твоих силах не допустить этого и быть послушной девочкой. Кивни, если поняла меня.

Суране хотелось плакать от бессилия. Ее предали, ее собрались убить, ее собираются изнасиловать перед этим. И когда она уже решает откусить хозяйство первому же мерзавцу, который сунется к ней... Вот это. Как ни посмотри, она проигрывает во всех аспектах. Они полностью ею владеют, манипулируют, угрожая мучительной болью. Со смертью она еще могла смириться, но... Садистами антиванцы были не менее известными, чем извращенцами. Поэтому, проглотив слезы, она кивнула, вызвав одобрительные возгласы Воронов.

— Это ты правильно решила, хвалю. — Зевран вернул кинжал в ножны. На месте, где острие касалось кожи, выступила капелька крови. Потом он за плечи поднял ее и поставил перед собой на колени, а затем ловко, в несколько движений избавился от своей брони и одежды, нацелив в лицо эльфийке начавший эрегировать фаллос. — А теперь я хочу уже наконец узнать, как делают минет ферелденки. Приступай.

Сурана хотела, чтобы ее схватили за волосы, притянули голову и затолкали в рот член, после чего начали грубо сношать. Чтобы ее голову держали, не давая отстраниться, контролировали ее движения. Это звучало странно и дико даже для нее самой. Но такой вариант позволил бы ей поверить, что она не может ничего сделать в этой ситуации. Но у нее не было такой роскоши. Ей предоставили все делать самой, разжигая внутри нее пожар стыда и позора от осознания своего активного участия в происходящем. Шмыгнув носом, Сурана потянулась вперед и взяла в рот жаждущий ее ласки член.

Следует сказать, что до этого она делала минет всего раз в жизни. Точнее, пыталась, не добившись при этом желаемого результата. Она постоянно давилась, кашляла, сбивалась с дыхания. Тогда для себя она решила, что ей эта утеха не подходит. Теперь ей приходилось проходить это испытание еще раз, только сейчас от ее стараний, возможно, зависело, насколько болезненной будет ее кончина. А получалось у нее, несмотря на старания, не лучше, чем в первый раз. Еще больше все усложняли связанные за спиной руки. От страха и отчаяния Сурана не могла придумать ничего другого, кроме как выпускать член изо рта и опять насаживаться, сжав губы тугим колечком. Но как бы расторопно она это ни делала, Зеврану это быстро надоело.

— И это все? М-да, разочаровывают меня ферелденки. Худший минет из всех, что мне когда-либо делали.

После этих слов он все-таки схватил ее за волосы и стал неистово насиловать ее рот, шлепая яйцами по подбородку. Член заходил на всю длину, проникал в горло, вызывая у Сураны позывы к рвоте и невольные слезы на глазах. Она не верила, что несколько минут назад сама этого хотела. Но ни тогда, ни сейчас ее никто не спрашивал. С губ уже ручьями текли слюни, разлетаясь во все стороны, в том числе капая ей на грудь и Зеврану на ноги. В какой-то момент он прекратил эту пытку, освободив Суране горло и дав откашляться и отдышаться.

— Какая-то ты спереди не интересная. Проверим с другой стороны, может, там дела обстоят получше.

После этого он обошел ее и, взяв за плечи, уложил лицом в пол. Получив хлесткий удар по ягодице, Сурана прогнулась в спине и выпятила попку. Но Зеврану, видимо, понравилось, так как он еще немного похлопал ее по заду, словно играя на барабанах, пока ее кожа не покраснела. Удивило Сурану то, что боли она почти не чувствовала, и боль эта была какой-то странной... будоражащей... Но тут в ее влагалище начали засовывать пальцы, и про те непонятные ощущения она сразу забыла. Три пальца вошли в нее и начали сновать в ее лоне, помалу растягивая его, пока еще не доставляя дискомфорта. Через пару минут Зевран прекратил эту разминку. Не успела Сурана перевести дух, как ее голову за волосы рванули вверх, а пальцы, только что хозяйничавшие в ней, мокрые, оказались у нее перед носом.

— Глянь, Сурана. Ты знаешь, что это значит? Это значит, что тебе нравится. Понимаешь, природу не обманешь. Ты можешь до последнего изображать благовоспитанную девицу, но твое тело тебя выдает. Ну-ка, открой ротик.

Сурана послушно открыла рот, и когда пальцы заполнили его, вылизала их, отчистив от собственных выделений. Когда с пальцами было покончено, Зевран опустил ее болящую от тягания за волосы голову обратно на пол. Голова ее находилась на боку, так что она видела остальных Воронов. Они сидели, уже все раздетые, с вздыбленными членами, и наблюдали с какими-то наигранно скучающими лицами. А тем временем Зевран приставил член к ее вульве, неторопливо поводил головкой вверх-вниз по половым губам, после чего резко до предела вошел. С губ эльфийки сорвался сдавленный стон, лоб на миг рассекли морщинки. После Зевран начал интенсивно, размашисто ее сношать, не выждав, пока она привыкнет к ощущениям (что, впрочем, неудивительно). Учитывая, что это был всего второй секс в ее жизни, каждый толчок отдавался болезненным эхом по всему телу. Но она понимала, что до ее ощущений здесь никому нет и не будет дела, поэтому просто терпела, сомкнув губы и закрыв глаза. Сурана также понимала, что это далеко не самое худшее из того, что ей придется вытерпеть в эту роковую ночь.

Зевран не отказывал себе ни в чем. Когда он не держал эльфийку за бедра, натягивая на свой кол, то гладил ее попку, наслаждаясь нежностью молодой кожи, а затем внезапно шлепал по ней, когда девушка начинала расслабляться. Доставалось и груди: ее мяли, шлепали, соски сдавливали и покручивали между пальцами. Сурана, как могла, пыталась сдерживаться, но стоны и вскрики все чаще вырывались из ее груди. Такой грубости и жестокости она не могла себе представить. Но вот, целую вечность ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх