Как Иван-царевич любовь свою отыскал. Часть 3

  1. Как Иван царевич любовь свою отыскал. Часть 1
  2. Как Иван-царевич любовь свою отыскал. Часть 2
  3. Как Иван-царевич любовь свою отыскал. Часть 3
  4. Как Иван-царевич любовь свою отыскал. Часть 4

Страница: 2 из 3

— Нет, не боюсь.

— Говорили нам, что русские странные, но чтоб так... — центральная голова почесала лапой подбородок. — На это забавно поглядеть, — хихикнула левая голова. — Ага, поддержала её правая, — нам-то что? Пускай идёт, коли блажь нашла.

— Ну, допустим, знаем мы, где смерть Кощеева, — осторожно заметила средняя голова, — скажем тебе. Но нам-то прок какой?

Призадумался Иван, да и говорит:

— Вы же воевать с ним собрались. Кощей совсем обнаглел: торговать мешает, купцам вашим препоны чинит, разбой на морях творит. Сотню кораблей ваших торговых положил. Боится, что товар у вас получше, чем у него будет. Так?

— Хм, всё-то ты знаешь, Иван, Емельянов сын, — усмехнулись головы, тело змея откинулось на троне, пальцы когтистые вцепились в подлокотники.

— Ну, ещё бы! А я могу подсказать, как малой кровью обойтись, — прищурился Иван.

— Это как же? — насторожилась левая голова.

— Есть способ Кощея без войны победить, — заявил царевич, — но для того мне надобно знать, где смерть его сокрыта.

— А чем докажешь, что не обманешь? — спросили головы хором.

— Слово даю, честное русское, — отвечал Иван-молодец.

— Хм... Ладно... Поверим мы тебе, — согласился змей, кивнув тремя головами. — Смерть Кощея в игле спрятана. Но, чур, уговор у нас будет, мил человек: иглу нам доставишь. А иначе войной на твоего отца пойдём!

«Эх, — смекнул Иван, будь, что будет... Или грудь в крестах, или голова в кустах... Нет у меня выхода! Не смогу иначе Василисушку вызволить!».

И ответил он Змею: — Согласен я, только скажите, где игла эта.

— Известно где, усмехнулись змеиные морды, — в яйце, яйцо — в утке, утка — в зайце, а заяц тот в сундуке заперт, что на дубе висит, — ответил Горыныч. — Да что толку? Дуб тот на острове Кощеевом растёт, что в море-окияне, в землях тёплых. И на остров тот попасть — посложнее всего будет.

— Так перенесите меня туда, и я вам смерть его на блюде принесу, — быстро предложил Иван. — Так как, согласны?

Головы переглянулись, пошептались между собой, и вот правая говорит:

— Глупый ты, Иван, глупый, — закачались головы змея, — он враз тебя обнаружит. Шмякнет так, что мигом жизни лишишься, и Василиса твоя его станет.

— Так, а вы помогите, присоветуйте, как сделать так, чтобы не обнаружил, — нашёлся царевич, — говорят, есть у вас вещь, которой можно одолеть Кощея.

Змей призадумался, лапами головы чесать начал и молвил:

— Согласны, нравится нам, что ты у нас совета просишь. Так и быть, дадим мы тебе плащ-невидимку.

— И что с него?

— Наденешь его, и тебя словно бы нет, невидимкой станешь, последняя разработка наших учёных. Ткань прочнее волоса! Ему сносу нет.

Змей взмахнул лапой и перед Иваном появился широкий чёрный плащ из шёлка. Подхватив его и перекинув на руку, царевич сказал с поклоном:

— Спасибо, ваше императорское величество. А теперь, уж будьте так любезны, окажите честь, перенесите меня на остров Кощеев.

***

Не успел царевич и оглянуться, как вот уже стоит он на берегу моря-окияна, а перед ним раскинулся дворец, словно из скалы выросший.

— Ну, вот, — прозвучал голос Горыныча, — как дело сладишь, выходи сюда, мы тебя обратно доставим.

Оглядевшись, надел Иван плащ, да шагнул в раскрытые ворота, прошмыгнул мимо охраны спящей. Вошёл он во дворец, долго бродил по коридорам да переходам, ища покои, где Василиса заперта. «Неужто в подземелье её держит? — проносилась у Ивана тревожная мысль». И воображение рисовало жену, прикованную цепью к сырой стене каменного каземата.

Вдруг он услышал шаги, и едва успел в угол к колонне прижаться, как мимо быстро прошёл сам Кощей. Иван сразу узнал его. Если бы не холодный взгляд тёмно-синих глаз, то он и правда был красавец писаный. В точности, как рассказывала Яга. Кощей быстро вошёл в ближайшую дверь. Царевич тотчас же приник к замочной скважине. Сердце его забилось от увиденного.

В центре покоев, гордо вскинув точёный профиль, стояла Василиса. Сейчас она показалась царевичу краше прежнего. А рядом гранитным столпом возвышалась фигура Кощея. Иван подслушал их разговор, не пропустив ни словечка. Бессмертный повелитель вопрошал вкрадчивым голосом, надев любезную улыбку:

— Василиса, душа моя, не пристало тебе капризничать! Разве у меня плохо? Разве ты в недостатке живёшь у меня? Мало ли я тебе даров делаю?

— Нет, всё у меня есть, — отвечала красавица, — и наряды, и кушанья разные. Только постыло мне всё без дома моего...

— Так прими моё предложение, и здесь будет твой дом! — не отступал Кощей. — Чем я плох? — он усмехнулся. — Не урод, поди, не старик.

Он шагнул к ней, взяв за руку, подвёл к огромному зеркалу.

— Взгляни, Василиса, какая мы с тобой красивая пара! Ты под стать мне! У нас могли бы быть красивые дети, — заметил он с холодной улыбкой.

— Нет! — вырывая руку и отходя от него, воскликнула она. — Не люб ты мне, Кощей! рассказы эротика Я Ивана люблю! Его одного рядом вижу! Супруг он мой венчанный.

Лицо Кощея окаменело, глаза злобно сузились.

— Хороше же... Я даю тебе ещё сутки. Если завтра на вечерней заре ты не дашь своё согласие, я женюсь на тебе силой, — усмешка исказила его лицо. — Теперь, голубушка, ты не дева, поэтому я не стану церемониться, а возьму тебя так, как захочется мне. А как понесёшь от меня, пути назад тебе уже не будет. Твой первенец привяжет тебя к тому, кто отцом станет.

С этими словами он распахнул дверь и вышел. Иван проскользнул в комнату, едва не столкнувшись с ним. Василиса сидела у вышивального станка, поглаживала рукой вышивку и тихо говорила:

— Ванюша, милый мой, не быть мне твоей никогда, — по её румяным ланитам катились слёзы. Иван шагнул ближе и увидел, что она разговаривает с его портретом, который сама же и вышивала.

— Даже ниток таких у меня нет, чтобы передать золото твоих кудрей, блеск очей твоих ненаглядных, — продолжала приговаривать Василиса, целуя портрет. — Завтра разлучит нас Кощей проклятый на веки вечные... — она упала лицом на вышивку и зарыдала.

— Не плач, любимая моя Василиса! — воскликнул Иван, забыв снять плащ.

— Что это? — Василиса огляделась. — Сон мне снится среди бела дня... Голос твой слышу... Нет! Не дамся я ему! В сад выйду и в пруд брошусь. Только твоей женой хочу оставаться, Ванюша мой ненаглядный!

— Нет! — опять воскликнул царевич и кинулся к ней, на этот раз скинув плащ.

Василиса с удивлением отпрянула.

— Уходи, супостат! Не обманешь ты меня! Ванечка мой совсем на тебя не похож!

— Василиса, жена моя любая, это я, твой Иван! — царевич опустился перед ней на колени.

— Нет! Не верю я тебе, Кощей! — девица отбежала от него. — Знаю я хитрость твою. Ванечка мой и выше, и в плечах могучее... Краше его в целом свете нет! А как взглянет на меня, истома одолевает.

Царевич польщённо улыбнулся. Надо же, как любит его! Он и подумать даже не мог, что так очарует девицу. Девки да бабы за ним бегали как он в лета мужеские вошёл, но ни одна из них никогда таких слов не говорила.

— Василиса, — Иван вновь приблизился к ней, заглянул в глаза и молвил: — Я это, клянусь... Помнишь, как ты язычком жабьим мне хорошо делала? А как на мураве у озера миловались с тобой в первый раз? Неужто позабыла, любушка моя?

Зарделась Василиса, глаза опустила, позволила ему привлечь себя в объятия.

— То только мы двое знали... — пробормотала она в смятении, — взглянула ему в лицо. — Но...

— Что? Что мне сделать, чтобы ты поверила? — тихо молвил Иван-царевич, уже пьянея от её близости.

Хотелось сжать её в объятиях, зацеловать, заласкать до бесчувствия, чтоб стенать начала. И вдруг не сдержался он, взял да поцеловал её в уста. Ротик прелестницы раскрылся сам собой, язык царевича смело юркнул туда и ну хозяйничать там, словно утверждая свою власть над ней. Истомил ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (25)

Последние рассказы автора

наверх