Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 3

  1. Негритянка и наци. Часть 1
  2. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 1
  3. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 2
  4. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 3
  5. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 4
  6. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 5

Страница: 2 из 6

рукам Мари добавилось еще несколько и лишь обернувшись увидела улыбающееся лицо Иветты.

— Ты вся дрожишь, — улыбнулась она, — не бойся нас. Расслабься.

Сигрун уже не могла возразить, даже если бы захотела — с ее губ сорвался протяжный стон, который заглушила полными губами подошедшая Анжела. Проворные ласковые руки быстро освободили девушку от белого халата, укладывая ее на кушетку и аккуратно раздвигая ей ноги. Между них расположилась Иветта, запуская проворный язык в розовые лепестки нежной плоти. К белым грудям припали, покусывая соски, Иветта с Жозефиной, в то время как Мари продолжала целовать датчанку в губы. Белое тело выделялось среди пышной черной плоти, словно мякоть в скорлупе кокосового ореха, мулатки сменяли друг друга лаская ее груди, живот, бедра, ягодицы, раз за разом заставляя белую девушку сгорать в огне африканской страсти. Вот Анжела, смочив два пальца, осторожно ввела их в розовую киску и Сигрун, вскрикнув, заметалась на мокрых простынях. Однако девушки уже вошли во вкус — пальцы и языки сменялись в ее лоне, Сигрун извивалась и всхлипывала, униженно молила прекратить, в глубине души надеясь, что девушки ее не послушают — и те, конечно, легко угадывали это невысказанное желание. Датчанка оказалась в полной власти соблазнительных темнокожих суккубов, возымевших полную власть над ее телом и душой. Раз за разом она кончала, потеряв голову в сотрясавших ее тело оргазмах, извиваясь всем телом и мечась по койке. И, наконец Сигрун дождалась, когда Мари ухватила ее за волосы и приподняв немного, уткнула ее лицом в жаркую промежность Иветты.

— Мне кажется тебе захочется продолжить начатое сегодня, — Мари улыбнулась мулатке, — не оставь мою кошечку голодной.

Иветта довольно улыбнулась, сжимая бедрами голову Сигрун и отчаянно молотя клитором по ее носу, пока датчанка исступленно лизала черное вкусное влагалище. Она делала это с таким усердием, что мулатка, уже изрядно разгоряченная предварительными ласками, завыла, сжав белокурую голову бедрами и обильно изливаясь в похотливый рот. Однако растрепанной, полузадохшейся Сигрун было уже мало — с такой же жадностью она набросилась на влагалище Анжелы, потом Жозефины, заставив обеих мулаток извиваться и стонать, раз за разом спуская на лицо Сигрун.

Уже позже, когда Иветта, Анжела и Жозефина разошлись по своим койкам, Сигрун лежала между раскинутых ног Мари, языком воздавая почести в алтаре ее солоноватой влажной плоти. Мари гладила датчанку по голове, насмешливо глядя в затуманенные похотью голубые глаза. И все же Сигрун удалось заставить мулатку дернуться, сжав сильными бедрами голову блондинки и излившись в ее рот.

— Вот теперь, — довольно улыбнулась Мари, — ты точно получила достаточно черной киски, чтобы не думать о ней еще хотя бы полночи. Теперь твоя очередь помочь мне.

Сигрун подняла счастливое, лицо, измазанное женскими соками и, улыбаясь, кивнула.

Остаток дня Сигрун рассказывала Мари все, что знала о крепости и захвативших ее нацистах. О Мейере, по ее словам, можно не беспокоится — он уже давно обручился с бутылкой и в отсутствие руководства немало времени проводил за чашкой шнапса. Солдаты же и младшие офицеры редко появлялись наверху.

— Сейчас у нас тут сонное царство, — сказала Сигрун, — руководство отправилось к главнокомандующему в Порт-о-Пренс, с докладом об успехах, вернутся через несколько дней. А вот как вернутся — тогда держись, там один другого стоит Доктор Шефер редко на вас обращает внимание, но если попала к нему — спасения нет. Штурмбанфюрер Курц Нойманн — садист которому нравится мучить девушек — и белых и особенно черных. Впрочем, Жак Макудаль ничуть не лучше.

— Макудаль? — с интересом спросила Мари, — он француз?

— Он черный, — сказала, содрогнувшись, Сигрун, — здоровенный негр воот с такими мускулами. Но не местный — я слышала, он по-английски хорошо говорит. И да, говорят, что он колдун и боятся его, хотя все немцы утверждают, что «не верят в эту чушь». Кто к нему попадает, не возвращается. А хуже всех — Алиса фон Вольфганг, эта вообще психопатка, хуже Нойманна и Шеффера вместе взятых.

Последние слова Мари пропустила мимо ушей, однако упоминание о загадочном негре ее заинтересовало. Она попробовала узнать что-то о гаитянских шаманах вуду, но тут Сигрун мало что могла сказать — по ее словам, пленных колдунов уводили к Макудалю и больше она их не видела. Обиталище боккора располагалось внизу, там же, где по мнению Сигрун находилось сердце проекта. Это место хорошо охранялось и, по словам датчанки, не могло быть и речи о том, чтобы проникнуть туда. Мари начала уговаривать Сигрун спуститься вниз, но тут выяснилось, что на это просто нет времени: вечером датчанка покинет черную любовницу и ее сменит другая медсестра, чистокровная немка.

— Мне придется работать внизу, — чуть ли не со слезами рассказала Сигрун Мари, — будь осторожна. Гретхен Шмидт — стерва и нацистка, она презирает черных.

— Не она первая, не она последняя, — усмехнулась Мари, — жду с нетерпением.

Новая медсестра оказалась красивой женщиной лет тридцати, с рыжевато-каштановыми волосами и голубыми глазами. Характеристика, данная ей Сигрун, оказалась верной — даже Майер не разговаривал с пленницами таким желчным и презрительным тоном, каждым словом и жестом подчеркивая свое превосходство. Гретхен настолько привыкла относится к своим пациенткам как к животным, что прямо взвилась от возмущения, когда Мари как бы нечаянно дотронулась к ней пониже спины.

— Не прикасайся ко мне, — Грехтен зашипела как разъяренная кошка, залепив Мари звучную пощечину, — недочеловек, животное!

— Я случайно, — хныкнула мулатка, опуская глаза.

— Держи свои черные лапы при себе, обезьяна! — фыркнула немка, презрительно оглядев съежившихся мулаток, — и чего только герр Нойманн в вас находит?

С этими словам она развернулась и вышла из комнаты, выражая презрение, казалось, всей своей спиной и перекатывающимися под халатом большими круглыми ягодицами. Анжела, Иветта и Жозефина испуганно посмотрели на Мари и с удивлением увидели, как по ее лицу блуждает широкая улыбка.

— И где же их нордическая выдержка? — хмыкнула она, поднося к глазам сжатые пальцы, с зажатым в них длинным волосом, — и масть не совсем арийская. Ну, ничего, — она подмигнула девушкам, — сегодня ночью мы поговорим с фройляйн Шмидт по иному.

Едва на черном небе тропической ночи взошла огромная Луна, Мари скорчившись на подоконнике, старательно разминала пальцами кусок оконной замазки, содранный с рамы. Рядом лежали две пустые пробирки, — Сигрун, перед тем как передать смену Грехтен, показала мулатке, где хранятся анализы мочи и крови, как заключенных девушек, так и младшего медперсонала. К огромному сожалению Мари, анализы более высшего руководства, хранились под замком у доктора Шефера. Сейчас же, смочив замазку кровью и мочой Грехтен, Мари старательно лепила женскую фигурку, вполголоса шепча над ней заклинания. Остальные мулатки лежали на койках тихо — все они родились и выросли на Гаити и хорошо знали, что не стоит мешать жрице вуду за работой.

— Вот, — Мари торжественно прилепила к макушке вылепленной фигурки волос и подняла ее на ладони, показывая всем, — настоящая арийка! Даже запах, — она поднесла фигурку к лицу и шумно втянула ноздрями воздух, — сочная девочка.

Она высунула язык и медленно провела кончиком по миниатюрному лону. В свете луны глаза ее горели адским огнем, пока ее язык — странно длинный и тонкий — плясал вокруг куклы, касаясь грудей, ягодиц, промежности куклы. Наигравшись Мари соскочила с подоконника и села на свою койку широко расставив ноги. Дьявольски улыбаясь, она еще раз облизала куклу, после с влажным чавканьем ввела ее в свою жаркую черную пизду.

Грехтен стояла в круге костров, на острове посреди бескрайних болот, дрожа одновременно от ужаса и возбуждения. Совершенно беспомощная она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Ее обнаженное тело обвивали змеи — огромные твари, с шипением ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх