Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 3

  1. Негритянка и наци. Часть 1
  2. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 1
  3. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 2
  4. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 3
  5. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 4
  6. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 5

Страница: 3 из 6

высовывавшие раздвоенные языки. Этими языками они касались ее лона и розовых сосков, несмотря на весь ужас, затвердевших и торчавших от возбуждения. Да и сами змеиные тела были почему-то не скользкими и холодными, а теплыми, бархатно-нежно касающимися корчившегося от похоти тела Грехтен. За кострами смутно виднелась чья-то фигура, сидевшая на корточках на земле и бившая в большой барабан.

Надменная красавица, наследница сотен поколений высочайшей европейской культуры, верившая в «расу господ» и превосходство германской нации оказалась не более чем беспомощной белой курочкой на алтаре черной магии вуду.

Огромные змеи, продолжавшие ее ласкать, тем временем становились все тяжелее, все громче ударяло в уши их убаюкивающее шипение, звучавшее в такт с рокотом барабана. Грехтен чувствовала, что ее ноги словно превращаются в желе и она невольно опускается на колени. Огромные змеи ползают по ней, их языки и хвосты извиваются в ее влажном лоне, твердая голова вдавливается в анус, пасти нежно сдавливают соски нацистской медсестры. И все они ползут, тянут ее за кольцо костров, во тьму. Теперь Гретхен ясно видит, кто сидит там — чернокожая пленница, которой она сегодня залепила пощечину. Белые зубы сверкают на темном лице, крепкие круглые груди волнующе подрагивают в такт ударам. Вот Мари отставляет барабан и, широко раздвинув ноги, откидывается на спину, повелительно похлопывая себя по промежности. Огромные змеи бесшумно соскальзывают с тела немки и она, высунув язык и дрожа от извращенной похоти, ползет к раскинувшейся в непристойной позе чернокожей девушке. Грехтен кажется, что она сходит с ума — с каждым ее новым шагом Мари словно разрастается вширь и ввысь, возвышаясь над немкой словно гора. Гретхен будто ползет в глубокой расщелине меж холмов упругой плоти — бедер черной богини. Капли влаги, срывающиеся с ее раскрывшихся половых губ превращаются в настоящий поток, орошающий теплыми брызгами лицо Гретхен. Трепеща от ужаса и одновременно не в силах остановиться, немка подползает все ближе к черному влагалищу, напоминающему сейчас вход в большую пещеру, поросшую густым мхом. Она пульсирует, то сжимая половые губы, то вновь открывая их, словно жадный рот готовый проглотить лакомый кусочек. Немецкая медсестра тянется вперед, завороженная этим ритмичным движением, стремясь провалиться в эту влажную, страшную и такую манящую дыру.

Гретхен проснулась на своей смятой кровати, судорожно глотая ртом воздух — растрепанная, голая, мокрая от пота. Влажными были даже волосы — проведя по ним рукой немка принюхалась и тут же отшатнулась — в ноздри ей ударил терпкий запах соков женщины. Черной женщины. Дрожащими руками немка потянулась к аптечному шкафчику с успокоительным и с ужасом отпрянула — оттуда послышалось громкое шипение и большая змея угрожающе подняла голову с полки. Опрокинув столик возле кровати и судорожно напяливая на себя халат, девушка выскочила в коридор.

Она сама не соображала куда бежать — опомнилась только стоя перед палатой, где лежали пленные мулатки. Гретхен прислушалась — кажется ли ей или оттуда впрямь доносятся удары там-тамов? Не думая зачем, она толкнула дверь и шагнула внутрь.

Лившийся в окно лунный свет образовывал узкую дорожку до двери, прошедшую точно меж кроватей, оставляя койки пленниц в тени. Впрочем, немка и не смотрела по сторонам — взгляд ее был прикован к застывшей у подоконника черной девушке, стоявшей спиной к ней. Ошеломленная Гретхен смотрела на залитые лунным светом длинные сильные ноги, округлые черные ягодицы и расцветавший под ними бутон нежной плоти. Даже на таком расстоянии немка почувствовала, как запах соков возбужденной женщины кружит ей голову, заставляя течь как суку. Услышав стук закрывающейся двери, черная девушка повернула голову и Гретхен увидела улыбающееся лицо Мари.

— Не бойся, Гретхен, — голос мулатки прозвучал неожиданно громко, — я не причиню тебе вреда. Наоборот — помогу справиться со своими страхами. Ты ведь хочешь этого?

Гретхен тупо кивнула. Из тени к ней скользнули гибкие женские фигуры, срывая с халат с белой девушки. В полумраке блеснули белые зубы, черные ладони легли на плечи немки, заставив ее опуститься сначала на колени, а потом и на четвереньки.

— Иди ко мне! — улыбнулась Мари.

Откуда-то из-за окна — а может в голове самой Гретхен — сначала чуть слышно, а потом все громче зарокотали барабаны. В такт им ягодицы Мари задвигались — сначала медленно, а потом быстрее — негритянка двигала бедрами и ягодицами, так, что у немки зарябило в глазах. Казалось, что огромная черная бабочка быстро машет крыльями над диковинным черно-розовым цветком, лепестки которого покрывают капли манящего нектара, который так хочется слизнуть. Это было самое прекрасное зрелище когда-либо виденное немкой.

— Чтобы избавиться от прежних страхов, — говорила Мари, — ты должна стать другой. Избавиться от прежней гордыни и заблуждений, научиться смирению. Смирению белой шлюхи перед Черной Госпожой!

Словно завороженная Гретхен ползла вперед, не в силах оторвать взгляд от подрагивающих черных шаров. Ей уже казалось, что именно оттуда, из щели между перекатывающимися ягодицами, доносится этот голос. Соски немки затвердели, чуть ли не царапая пол, по которому следом за немкой тянулась дорожка ее выделений.

— Начнем наш урок смирения, — произнесла Мари, когда Гретхен подползла почти вплотную, — начнем с ног, — она приподняла ступню, встав на носок, — с пятки!

Припавшая к полу немка принялась покорно лизать подошвы мулатки, слегка покусывая затвердевшую кожу. Затем, повинуясь командам Мари, Гретхен поднялась выше, целуя икры и бедра. Мари медленно положила руки на ягодицы и раздвинула их, пропуская Гретхен к темному колечку ануса. Немка тут же запустила туда язык, стараясь проникнуть как можно глубже. В тот же миг черные ягодицы сомкнулись вокруг ее лица, а на затылок немки легла сильная ладонь, проталкивающая ее еще глубже. Гретхен исступленно лизала черную задницу, жадно вдыхая резкий запах, наслаждаясь и возбуждаясь от всей глубины своего унижения. Она лизала даже когда у нее почти кончился воздух, не замечая, что вот-вот задохнется задавленная черными ягодицами. Мари, пришлось за волосы вытягивать полузадохшуюся девушку из своей задницы. Задрав ее голову, Мари склонилась над своей жертвой.

— Открой рот! — приказала Мари и когда Гретхен повиновалась, смачно сплюнула в него, — глотай! Теперь еще!

Она выпрямилась, держа за волосы нацистку и притягивая ее к своей промежности.

— Открой пасть, сука! — скомандовала она, раздвигая пальцами половые губы. Тугая желтая струя ударила в лицо немки, разом наполнив доверху ее рот и перелившись на пол.

— Влага тела моего, — нараспев произносила Мари, — пусть обернется для тебя очистительным ливнем, смывающим былые заблуждения и гордыню. Силой Эрзули и Легбы и Дамбаллаха — презри все, что ты почитала, преклонись перед теми, кого презирала.

Медсестра-нацистка ничего не могла сказать, торопливо, захлебываясь, глотая мочу, стекавшую по подбородку на груди и живот. Когда поток иссяк, Мари посмотрела на немку сверху вниз. На нее глянули чистые голубые глаза, с собачьей преданностью уставившиеся на новую хозяйку. Перевоспитание Гретхен свершилось полностью.

— Ты испачкала пол, — ласково сказала ей Мари, — почисти его.

Гретхен тут же склонилась и принялась безропотно вылизывать пол, очищая его от лужиц мочи. Мари поставила ногу на женскую голову, направляя ее движения и посмотрела на сидевших на койках мулаток.

— Она ваша на эту ночь, — Мари убрала ногу с головы немки и пнула ее под зад, — развлекайтесь!

Она развалилась на своей койке, мастурбируя и наблюдая, как мулатки со смехом затаскивают медсестру на одну из коек. В свое время они услышали немало оскорблений от этой надменной стервы и теперь им не терпелось поквитаться с ней. Для начала они тоже по очереди помочились в рот нацистке, затем Гретхен старательно лизала черные ноги, киски и задницы. Ее ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх