Зоя Хилл спасает галактику. Глава 1: Похмелье

  1. Зоя Хилл спасает галактику. Глава 1: Похмелье
  2. Зоя Хилл спасает Галактику. Глава 2: Триша
  3. Зоя Хилл спасает Галактику. Глава 3: К чему приводит беспечность в космосе
  4. Зоя Хилл спасает Галактику. Глава 4: Домой

Страница: 2 из 4

ты ж шлюха! — крикнула я смеясь.

Бесшумно открылась дверь и в каюту зашёл наш красавец-капитан. Я стояла по центру комнаты совсем голая, а из динамика послышалось:

— Сама ты шлюха!

Дэн с удивлением посмотрел на меня.

— Всё в порядке? — спросил он.

— Да, всё в порядке. Просто разговариваю тут с одной шлюхой.

— Ясно, — сказал он, но глаза его говорили, что ему не ясно. Через секунду он догадался: — Погоди, это Рита?

— Да, — сказала я, — это та шлюха, которую ты десять минут назад трахал.

— И которой тебе оказалось мало, — послышался Ритин голос. — И теперь ты пошёл трахать другую шлюху!

— Девочки, — сказал Дэн, — вы такие потрясающие, что мне всегда вас будет мало.

Я уселась на стол, Дэн подошёл ко мне, и я обхватила его ногами.

— Я так давно у тебя не был, что даже стал забывать, какая ты горячая, — прошептал он. Мы начали целоваться, и я помогала ему снимать красивую форму капитана звездолёта. Он наклонился к моей груди и впился губами в торчащий сосок. Я застонала, провела рукой по его брюкам и почувствовала, что его оружие уже готово к бою.

— Я всё еще здесь, — раздался голос Риты из динамика. — И я всё слышу.

— И чего ты ждёшь, а? — спросила я. — Приходи и присоединяйся.

— Девочки! — воскликнул капитан, отрываясь от моей груди. — Вы похотливые, как кошки во время течки. Не знаю, что бы я делал, если бы у меня в экипаже не было вас.

— Дэн, мне надо в душ на минутку, — сказала я, вспомнив, в каком я состоянии.

— Я с тобой!

— Хорошо, идем.

— Рита, ты все еще там? — спросил Дэн?

— Да.

— Тогда немедленно в каюту Зои. В душевую. Это приказ!

— Есть, сэр.

***

Звёздная система Сириуса — наша последняя остановка перед возвращением домой. Тут есть две обитаемые планеты — Саулус и Залон. Саулус населён примитивными гуманоидами, которые не в состоянии сами освоить космические путешествия. Тем не менее они поддерживают контакт с Галактическим Содружеством, активно торгуют с другими планетами и даже имеют представителя в Совете Галактики. Мы никогда не останавливаемся тут надолго, и никто из экипажа не любит спускаться вниз, просто потому что там нечего делать. Население там грубое и глупое, мужчины похотливы, а женщины уродливы. На земле они могли бы подрабатывать, работая в музеях и изображая из себя неандертальцев. Ходили слухи, что некоторые так и делают.

Однажды в начале своей работы в Transgalactic Spacelines, когда для меня всё ещё было вновинку, я спустилась на Саулус. Одну меня, естественно, никто бы туда не пустил, поэтому сопровождать меня вызвалось двое членов экипажа, и мы провели на планете несколько часов. Увиденное там было крайне унылым: примитивный быт, одноэтажные покосившиеся домишки, в которых обитают местные жители, грязь и слякоть на дорогах, босые дети с голодными глазами. Это при том, что мы спустились в один из самых благополучных районов планеты. Что было в других местах, я себе боюсь представить. Беспощадное солнце Сириус выжгло все яркие цвета на Саулусе, оставив лишь блеклые полутона. И кажется, что с яркими красками с лиц обитателей исчезли радость и радушие, а из сердец пропала любовь. Но что это я? Сдаётся, я слишком ударилась в художественные дебри, на самом деле глупо судить о населении другой планеты по нормам своей.

В общем, Саулус — унылая планетёнка. Другое дело — Залон, центр науки и культуры, планета-сказка, планета-мечта. Уже многие годы она является одной из самых богатых и влиятельных планет, входящих в Галактическое Содружество. Это пункт номер один в списке самых благоприятных для эмигрантов планет, поэтому ежегодно сюда переезжает множество народу с других звездных систем.

В наши дни, если человек, не знающий истории, попадёт на Залон, он никогда не сможет определить, какая из многочисленных встречающихся здесь рас является коренной. Здесь можно встретить и землян, и некрасивых лысых карликов с Тау Кита, и высоких, похожих на эльфов пришельцев с Проциона. Вон за стойкой одного из местных баров — зеленокожий гигант с Ригеля Центавра; вот таксист, с виду похожий на землянина, но с рогами (на вопрос ответил, что родился и вырос на Залоне, но родители приехали издалека — с Альтаира); а вон какая-то противная рептилия в деловом костюме сидит в очереди в банк и ест поп-корн своими отвратительными пальцами с перепонками. С рептилиями никто не любит общаться, и мало кто вообще представляет, где они обитают. Я знаю только, что в Галактике их пруд-пруди, гораздо больше чем гуманоидов, но в этих краях они встречаются в умеренных количествах. Существует очень много разновидностей рептилий, но большинство из них, к счастью, не может жить на планетах с кислородной атмосферой.

А ведь всего каких-то двести земных лет назад на Залоне обитала одна единственная раса — белокурые альбиносы Тоури, как они сами себя называют. Они немного выше нас, землян, молчаливые и серьёзные. Их кожа обладает странной особенностью — в юном возрасте она стареет быстрее нашей, поэтому молодые девушки лет двадцати (в переводе на земные года) уже ходят с морщинами. Но потом кожа как-будто замедляет старение, и лет до шестидесяти они почти не меняются. На глаз определить возраст Тоури, если только ты не прожил тут много лет, очень сложно. С коренным залонцем сложно начать общаться, потому что ты никогда не понимаешь, что у него на уме. Всегда кажется, что он тебя презирает. Наверно, в большинстве случаев так и есть, но если ты каким-то образом сумеешь пробить эту стену высокомерия, то найдёшь за ней доброе сердце и чувствительную душу. Верхом доверия считается, если Тоури позволил себе при тебе заплакать. Но всё это лишь энциклопедические сведения, да и к тому же на сегодня устаревшие, так как сейчас, когда Залон превратился в одну из самых космополитичных планет Галактики, Тоури многое переняли из других культур.

Тоури нельзя назвать красивыми по нашим меркам, но из всех встречающихся тут рас они, пожалуй, больше всего похожи на землян. В лицах у них есть какая-то одухотворённость, и вместе с тем что-то волчье, дикое. Лицо коренного залонца можно рассматривать бесконечно.

Наш капитан Дэниэл Улисс ненавидит Тоури. Даже больше, чем другие люди — рептилий. Его ненависть иррациональна и тупа, и он сам признаёт, что не может сказать, что в них не так. Это единственная раса во всей Галактике, которая вызывает у него панику. Однажды он был в отпуске на какой-то далёкой звезде, и там два дня подряд провел в местном клубе, играя в покер с рептилиями. Два дня подряд! С рептилиями! Любой другой гуманоид слетел бы с катушек после часа, проведённого в комнате, полной этих презренных ящериц, а капитан — ничего, жив-здоров. Говорит, что прекрасно провёл время. Они, конечно, мерзкие, да, но в покер, гады, играют хорошо. Зато когда два года назад наш корабль вёз делегацию с Залона на Землю, и глава делегации, Тоури, попросил капитана показать ему корабль, Дэн не смог выдержать и десяти минут его общества, и сославшись на срочное дело, убежал к себе на мостик, оставив меня, первую попавшуюся ему под руку, закончить показ корабля. А я прекрасно провела время, мило беседуя с приятным пожилым блондином, который, как мне показалось, даже пытался со мной флиртовать.

Итак, мы подлетаем к Сириусу. По законодательству Галактического Содружества, звёздный корабль, не должен разгоняться выше скорости света, если в пределах пяти световых минут есть обитаемые планеты. Не знаю, с чем это связано, по всей видимости, какие-то меры безопасности, но мне это правило по душе. Когда летишь с искривлением, то в иллюминатор вообще ни черта не видно. Дэн мне когда-то по-научному это объяснял, что-то там со световыми волнами, я уже точно не помню. В общем, идея в том, что метод искривления пространства, который используется у нас на звездолёте, таков, что световая волна ни при каких условиях не может достичь поверхности корабля. Сущесвутют и другие методы, но мы почему-то используем именно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх