Автобусная история

Страница: 1 из 2

ПРОЛОГ

Был промозглый февраль 197... года. Рельсы БАМа только недавно начали «упрямо резать тайгу». Советский Союз высился над миром небывалым могуществом во всех отраслях народного хозяйства. И Генсек был ещё не стар.

Мальчик Вася ехал на задней площадке автобуса №<... > «в город». Вообще-то он в городе и жил, отнюдь не маленьком городе. Просто так уж повелось в его окружении — городом называть Центр.

Вася был стройным, красивым мальчиком, 18-ти лет отроду. С самого детства, с восьми лет отец записал его в секцию лёгкой атлетики. Где Вася отбегал-отмучился 4 года. То, что он был быстрее всех в классе на уроках физкультуры, никому было не интересно. Стране (и тренерам) нужны были Чемпионы. А Вася к 12-ти годам «умудрялся» не показывать достойные результаты, даже на «взрослый» разряд не набегал. К тому же отказался переходить в спортивную школу-интернат. А от одной тренировки в день, какой толк? Поэтому ДЮСШ причислила Васю к бесперспективным и вздохнула с облегчением, когда тот по-тихому слинял в конце 5 класса. Это была обычная практика — отсеивать 90% лишних детей. Потому что работа спортшкол и тренеров оценивалась по достижениям от Мастера спорта и выше, а не массовым «юношеским» разрядам.

Итак, в 18 лет Вася имел красивую, гибкую фигуру, юношескую нежную кожу и массу свободного времени. За несколько лет после ухода из спорта он успел перечитать все книжки, которые нашёл в доме, взятые у товарищей и большую часть, достойную (на его взгляд) внимания в районной библиотеке. А когда надоело читать, увлёкся моделированием. Сперва это были модельки самолётов и кораблей из наборов, продававшихся в ближайшем магазине Культтовары. Потом захотелось усложнять конструкцию. А для этого нужны были моторчики. А моторчики — это уже в магазин «Юный техник» ехать надо. То есть в Город.

Так Вася оказался в том самом автобусе.

Задняя площадка была любимым местом Васи. Можно было забиться в угол и смотреть в окно. Остановку пропустить было невозможно, ибо метро — конечная. И не было никакого дела до той давки, которая начиналась в автобусе с середины маршрута. Так уж устроен город, что из спальных районов в Центр ехать надо через промзону. А после четырёх часов с завода уже возвращалась первая смена, автобус набивался изрядно.

В этот раз всё пошло не так, как обычно. Вася давно привык к транспортной толчее. Но сейчас к обычным толчкам добавлялись лёгкие периодические касания его попы. В какой точно момент мальчик начал ощущать их, не известно. Но после того, как обратил внимание, ни о чём другом уже не думал. Он полностью сосредоточился на этих касаниях. Пытаясь понять, случайные ли они. Иногда Вася поворачивал голову вбок, якобы следя за чем-то в окно. На самом деле он периферийным зрением пытался определить, кто прижимается к нему. Сзади стоял какой-то мужик. Который с отрешённым видом смотрел тоже в окно. При этом его рука прижималась к Васиной попе. И если сначала это были краткие прикосновения при толчках автобуса, то постепенно рука прочно обосновалась в углублении меж ягодиц и никуда убираться не собиралась. Наоборот, к касаниям начали добавляться поглаживания.

И Вася, как теперь сказали бы, поплыл. Сорок лет назад мальчики черпали информацию о сексе не из книжек и, тем более, не из Интернета. Дворы и рассказы старших приятелей служили учебниками полового воспитания. Причём, старшие приятели учились у ещё более старших, а не непосредственно свой опыт передавали. Так вот, в том «богатом» опыте совершенно не находилось места для однополой любви. Но почему-то, несмотря на это, Вася сразу понял, что к чему и зачем. И от этого зашлось всё в груди, загорелись уши и щёки. Охватила робость, тело обмякло и стало ждать продолжения ласк. А в том, что его ласкают, Вася уже не сомневался. И от этого член стал набухать, в штанах стало тесно и горячо, захотелось...

Тем временем, автобус вышел на «финишную прямую», до метро оставалось всего ничего. Вот уже подъезжает к предпоследней остановке, обычно пустынной. Потому что до метро пешком дойти проще, чем ждать транспорт. И тут мужчина за спиной зашевелился, рука его провела по Васиному члену, несильно пожала промежность. И очень тихий голос над ухом произнёс: «Пойдём!»

ВДВОЁМ

Двери автобуса открылись, мужчина протискивался к выходу, слегка придерживая Васю за локоть... Вася не сопротивлялся. Единственно, что испытывал он — это небывалое волнение. Такого мандража не бывало даже перед ответственными стартами. Это было даже сильнее, чем когда отца вызывали в школу насчёт плохого поведения или неуспеваемости. Поэтому, когда Вася выпрыгнул на грязный рыхлый снег вслед за мужиком, он даже был не в силах поднять глаз. И тем более — внятно что-то отвечать. А сердце колотило в виски — За-чем? За-чем? За-чем?

Как тебя зовут?, — донеслось над ухом. — Вася. — А меня Костей зови.

Мужчина стоял и улыбался! Улыбка у него была широкая и приветливая. Он разглядывал Васю подробно, неоднократно перемещая взор с головы до ног и обратно. И не мог скрывать радости. Уж очень симпатичный экземпляр попался ему в этот раз на крючок.

Константин частенько после работы катался на этом маршруте, хотя жил недалеко от завода. Пешком дойти было минут 15. Но у проходной группировались приятели по бригаде, по цеху. Которые стройными пролетарскими колоннами направлялись к ближайшему пивному ларьку. Чтобы не торопясь взять по кружечке подогретого, потом добавить, потом ещё. А затем переместиться к гастроному за портвейном. И чёрт-те во сколько припереться домой грязным, голодным и пьяным. А потом встать в 6 утра и снова плестись на трудовую вахту. Не нравилось это Константину. Поэтому искал он отговорки, мол, дела есть в Центре. Садился и уезжал. А там уж — как повезёт. Везло далеко не каждый раз. Не было в те времена ни сайтов для знакомств, ни даже объявлений в газетах.

Попробовал мужскую любовь Костя в армии. Красавец-армянин, закадычный друг-каптёр как-то позвал после отбоя. А там уже парнишка из молодых приготовлен был. За покровительство в дальнейшей службе они его и оприходовали. Да так потом до самого дембеля и приходовали, и покровительствовали. А на «гражданке» ждал родной завод, откуда призывался, и невеста. Женился Константин, как водится, пару детей сделать успел. И был примерным семьянином. То есть, всю зарплату в дом приносил (за исключением, конечно, двух попоек — в аванс и получку), выезжал с семьёй в выходные на природу, мечтали когда-нибудь купить дачку и машину. А пока летом, в отпуск снимали комнату на чужой даче, беря отпуск поочерёдно с супругой. Чтобы дети пару месяцев на природе могли расти и отдыхать. Но никак не мог забыть того парня-солдатика, его тугую тёплую попочку, его покорные губки и быстрый язычок. Так это тогда понравилось ему! Что и по бабам ходить не хотелось. Супруга была довольна — дети накормлены и одеты, муж при доме и трезвый. А то что иногда задерживается после работы — да мало ли, какие дела. Про профкомовское задание чего-то там объяснял, но она не стала вникать. Тогда все общественной работой занимались, иначе не видать ни профсоюзных льготных путёвок, ни отпуска в удобное время, ни премий. Да и не сразу Константин возвратился к запретной теме, лет десять держался молодцом-натуралом. Но постепенно, пяля очередной раз супругу, начал представлять, что на её месте сейчас сладкий стройный паренёк. В такие моменты секс начинал казаться более острым и чувственным, а оргазм был особенно бурным, причём, с обеих сторон. Предложить анал жене он так и не отважился. Но в офицерской позе или когда брал её сзади, мысленно прелюбодействовал с парнем. А когда исполнилось ему 33, перешёл от мечтаний к осуществлению их.

Не верьте, что с годами половое влечение спадает! Ерунда! Может, потенция не та уже, но чувства, желание гораздо сильнее. Человек зрелых лет становится разборчив в выборе партнёра. Его уже не устраивает принцип «сунул-вынул-разбежались» (и не важно, кому и как). Хочется чего-то большего, чем просто ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх