Венера в униформе. Глава 1: «С добрым утром, засранец!»

  1. Венера в униформе. Пролог
  2. Венера в униформе. Глава 1: «С добрым утром, засранец!»
  3. Венера в униформе. Глава 2: И тайное стало явным
  4. Венера в униформе. Глава 3: Сюрприз, сюрприз
  5. Венера в униформе. Глава 4: Пятнадцать минут стыда

Страница: 3 из 7

языком вылизываю и высасываю её горячее лоно. Просто чтобы ТАМ всё было чисто. Ты же не думаешь, что я буду млеть от прикосновений своего поганого сыночка? Так что и не мечтай, что своими жалкими потугами ты ублажишь свою любимую мамочку. Но с другой стороны, априори считается, что я будучи мерзким извращенцем, получаю безмерное удовольствия от допуска в святая святых, ибо для презренного раба и грязь слизывать с каблучков уже великая честь, что же там говорить о пышущей жаром Хозяйской промежности.

А удовольствие, надо заметить, я получаю по — полной. Запах ЕЁ соков кружит голову, туманит взор и лишает воли. Думаю, это естественно. Запах женщины именно так и влияет на ничтожных мужчин, заставляя их ползать на коленях и молить зарыться лицом в дурманящие глубины багряного блаженства. Природный наркотик, на который я давно и безвозвратно подсел и от предвкушения которого я каждое утро пускаю слюни, как надрессированное животное, чтобы получше увлажнить трепещущий от желания язычок. И плевать, что это происходит каждое утро. Это никогда не надоедает. Я работаю только губами и язычком. Мама любит именно так, в отличие от Эрики, которая совсем не прочь, чтобы я слегка прикусывал её мягкую бусинку, отчего моя сладострастная сестра не выдерживает и тихий стон прорывает ледяную броню её обычного высокомерия. Тогда её тело начинает извиваться, что мне особенно нравиться, потому что в эти моменты я чувствую над ней свою власть. Над её телом, которому наплевать на все предписания воспитанной леди, оно реагирует на мои ласки и Эрика бьётся в конце концов в судорогах оргазма, а потом обмякает не в силах пошевелиться, такая мягкая и слабая, что кажется можно швырнуть её в сторону как тряпичную куклу. И я победитель в эти моменты. Победитель своей непобедимой сестры. Я наслаждаюсь видом её истощённого ласками тела, смотрю на блаженно закрытые глаза и сведенный судорогой блаженства рот, блестящие пунцовой свежестью губы, вид которых навевает на меня мысли ещё сильнее упрочить свою победу над ней, задвинув мой подёргивающийся в тисках член ей в самую глотку, да так, чтобы у неё глаза из орбит вылезли от такого невероятно огромного, налитого кровью подарка.

Да... в эти моменты я как никогда хотел её унизить. Как можно сильнее. Даже избить, чтобы увидеть её слёзы, чтобы услышать мольбы о пощаде. Но эти невольные мечты нужно было гнать от себя подальше. Я даже представить себе не мог что бы она со мной сотворила, потеряй я над собой контроль и решив исполнить задуманное. К тому же я был уверен, что даже её послеоргазмическое бессилие не помешает ей размазать меня по полу. Уж в чём в чём, а в ЕЁ силе я ни на миг не сомневался. Поэтому даже глядя на то как она лежит кулем, изредка подрагивая и бормоча от наслаждения, я ни на секунду не теряю бдительности и продолжаю обрабатывать её со всем возможным усердием, пока ей не надоест и она не отпихнет меня ко всем чертям. Что же касается мамы... если хотя бы один ЕЁ пальчик почувствует на себе даже легчайшее давление моих зубов, я получу от НЕЁ такую оплеуху, что проваляюсь без сознания до обеда. А это — новая порция наказаний вне очереди. Поэтому я очень аккуратен. Я вылизываю стопы, лакирую языком холеные ноготочки и постепенно поднимаюсь выше. Спешка здесь столь же вредна, как и чрезмерное обмусоливание на одном месте. Нужно точно уловить настроение моей Властолюбивой Мамаши. Иногда она любит быстрое энергичное обсасывание своего восхитительного тела, тогда она не скупится на тычки ногами, чтобы увлеченный процессом вылизывания раб, почаще менял место, которое он обрабатывает, и переходил к следующему. Мама вообще не терпит бранные слова, но на меня оскорблений не жалеет.

Причем больше всего достается «вонючему, ни на что большее не годному, кроме как бесполезно болтаться между ног жалкому стручку» и «наполненным мерзкой животной похотью яйцам». Она просто обожает издеваться над моими половыми органами. Издевки, начинаются с подобных словесных оскорблений и заканчиваются избиением и выкручиванием моих несчастных гениталий суровой маминой рукой, неизменно затянутой в перчатку, без которой она ни за что бы к ним не прикоснулась. А уж для Эрики и вовсе ударить меня по яичкам всё равно, что щелкнуть пальцами. Это у неё вместо приветствия. Размажет мне промежность носком своей туфельки и смотрит, как я корчусь на полу. Потом просто перескакивает через меня и несется дальше навстречу иным более интересным развлечениям. Пытки моего члена обязательны. Это тоже изо дня в день повторяющаяся рутина, подобная той, что я проделываю сейчас с маминым телом. Единственное отличие в том, что удовольствия от неё я мягко говоря получаю ровно нисколько. От их издевательств мошонка болит постоянно, и я уже начинаю желать, чтобы она, вместе с закованным в пояс воздержания членом когда-нибудь отвалилась. Тогда, по крайней мере, ни одна часть моих презренных гениталий больше не будет накликать на меня гнев Жестоких Богинь. Когда моя Всесильная Мамаша спокойна, и ей никуда не нужно спешить, она предпочитает долго нежиться под моими оральными ласками.

Тогда я осторожно, как заклинатель змей, порхаю над ней, осыпая поцелуями бархат ЕЁ божественной кожи. Однако, в отличие от индийских дрессировщиков хладнокровных рептилий, я никак не смогу отклониться в сторону, если у мамочки вдруг ни с того ни с сего испортиться настроение и ей не придет в голову залепить мне оплеуху другую. Я буду смиренно принимать побои, раскачиваясь маятником из стороны в сторону. Так моя Повелительница быстрее выпустит пар. Иначе, сопротивление лишь сильней ЕЁ раззадорит. Хотя если быть откровенным, какое сопротивление может оказать сыночек-жополиз, не рискующий даже рта раскрыть без команды, своей Многосильной Богине-Матери? Ровным счетом никакого, кроме крутящихся в голове убийственных прилагательных. Но ЕЙ от них, ни холодно, ни жарко, а посему я, как верное цепное ничтожество, делаю, что говорят и использую свой рот не для опасной болтовни, могущей навлечь неприятности в виде отбитых яичек, а для вылизывания любой поверхности на которую мне будет указано, вне зависимости от степени загрязненности оной. Сегодня маме идти на работу, забавляться унижением подчиненных, поэтому я беру на себя смелость ускорить темп и, неистово работая язычком, взлетаю вверх по плоскому животику, оставляя слюдяной след и вот уже яростно посасываю сладчайшие конусы ЕЁ грудей. Я, будто младенец, надолго лишенный материнского молока и наконец дорвавшийся до вожделенной груди, самозабвенно всасываю эти чудесные бутоны, наслаждаясь тем, как приятно затвердевшие сосочки щекочут язык. Едва не захлёбываясь от удовольствия, но всегда на чеку, чтобы упаси Господь, увлёкшись не оставить засосов. Тогда обещание оставить меня без зубов наверняка будет незамедлительно исполнено. Хотя, мама вроде бы довольна.

Во всяком случае, моя голова не трещит от ударов, а член не съеживается от унизительных замечаний о его полной негодности и яйца не вбиваются глубоко в тело не знающей жалости коленкой. Стало быть, свою работу смиренный лизунчик выполняет без нареканий. Я слежу за тем, чтобы мой висящий, как дохлый червяк пенис не коснулся по неосторожности своим концом маминого тела. Чтобы этого вопиющего святотатства не произошло, мне приходится держать зад высоко по ветру, опасаясь скользнуть чувствительной головкой по бархату материнской кожи. Эта презренная часть моего тела не достойна даже того чтобы свободно болтаться у меня между ног. С недавнего времени меня всё чаще и чаще заковывают в пояс воздержания, но сегодня милостиво решили одарить сладким воздухом свободы, приятно холодившим истерзанный тесными оковами член. Вчера мне разрешили кончить, впервые за последний месяц и это принесло несказанное облегчение моему напряженному сверх всякой меры телу. Вы бы знали на какие унижения мне приходиться идти чтобы вымолить у них эту высочайшую привилегию. Если мои сверстники могут без труда погонять своего друга в туалете или вставить его по назначению какой-нибудь легкодоступной ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх