Венера в униформе. Глава 1: «С добрым утром, засранец!»

  1. Венера в униформе. Пролог
  2. Венера в униформе. Глава 1: «С добрым утром, засранец!»
  3. Венера в униформе. Глава 2: И тайное стало явным
  4. Венера в униформе. Глава 3: Сюрприз, сюрприз
  5. Венера в униформе. Глава 4: Пятнадцать минут стыда

Страница: 5 из 7

и конечно поясок воздержания. Мой самый главный противник и самый строгий тюремщик. Ненавистное устройство, сжимающее мой и без того едва способный на подъем после пребывания в этих темницах пенис. Я превращаюсь в полное ничтожество, когда на моем хилом отростке защелкиваются его стальные объятья. И весь смысл в том, чтобы я из кожи вон вылез, но получил возможность хоть ненадолго избавиться от них. Слава богу, что на сегодня я от него свободен. Не хочу даже думать о том моменте, когда его вновь защелкнут на мне. Это та амуниция, что всегда на моём теле. Ну, в дневное время суток, по крайней мере. Если бы мне вздумалось перечислить все девайсы, которые в меня когда-либо были вколоты, пришпилены и втиснуты, списком можно будет выстлать дорогу от Сан-Франциско до Вашингтона, а у меня как вы помните всегда времени в обрез. Ночью, если я хорошо себя вел, мне снисходительно позволяют избавиться от снаряжения и тогда бывают мгновенья, когда я чувствую себя незавершенным, словно во мне не хватает каких-то жизненно необходимых органов. Вода, знаете ли, камень точит, и я с ужасом понимаю, что еще чуть-чуть, и я неизбежно превращусь в полное ничтожество, которое само будет просить унижений, а не стремится их избежать. Я максимально расслабляю анус и чуть наклоняюсь вперед, чтобы черный лоснящийся штырь, который я, ввинчиваю в свой разработанный анальными экзекуциями задний проход мог проскользнуть без лишних преград. Кривя губы от боли, за которой уже начинает маячить похотливое наслаждение я втискиваю плаг поглубже, облизывая пересохшие губы.

После того как пробка занимает свое место, наглухо запечатывая мой кишечник от незаконного опорожнения (да-да, какаю я, простите, на виду у своей сестры, (мама этим зрелищем была бы оскорблена) что очень затруднительно, так как расслабиться под градом колкостей и обещаний что, в скором времени я после акта дефекации должен буду еще и подобрать за собой... язычком, очень проблематично) я застегиваю поясок, препятствующий её выпадению. На ремешке пояса находится маленький, но очень прочный замочек ключи от которого хранятся у мамы и сестры. Очень унизительно потом вымаливать у них освобождения, чтобы сходить по большому. Элемент контроля как ни как. И один из самых действенных надо заметить ведь против природы не попрешь. Да уж, знали бы о таких методах в колледжах, уровень образованности и дисциплинированности наших учеников взлетел бы вверх, пробивая купол неба, который оказался бы слишком низким с точки зрения открывшихся перспектив. Меня, например, когда кишечник готов лопнуть можно заставить хоть поцеловать собственные уши. Хотя есть еще одно воздержание, от которого я готов плясать под их дудку стоя вниз головой, но это, когда мама захлопнет на моем стручке элемент тотального женского контроля. Затем идет черед прикусить свои соски металлическим зажимами. Это, черт возьми, больно. Правда. Мои сосочки очень раздражены и никак не могут привыкнуть к ежедневной ноше. Они очень остро реагируют на зубастые челюсти, неожиданно присосавшиеся к ним и не дающие ни минуты покоя своими холодными терзаниями. Но, так или иначе, не надеть клеммы я не могу, и потому скрипя зубами и морщась, помещаю на свою грудь сначала один, а затем захлопываю на раскрасневшемся пупырышке и другой.

Если не брать в расчёт пояс на члене, это — второе по ненавистности приспособление на моём теле. Надеть ошейник после этих процедур все равно, что повязать галстук на голое тело. Легко и приятно. Глядя на своё отражение, я не могу не поразиться какими темпами идет процесс превращения меня в девушку. От того обилия неизвестных таблеток которыми меня ежедневно пичкает мама, моё и без того женоподобное тело, в положенных местах, приобрело уже вполне заметные округлости, приличествующие представительницам прекрасного пола. Грудь стала мягкой, припухшей и выдалась вперёд, лицо стало всё больше походить на девичье. Вкупе с отросшими волосами, ниспадающими завитыми локонами на узкие плечи я казался капризом природы приделавшей к женскому телу маленький жалкий член. От разглядывания себя я с удивлением почувствовал, как мой приснопамятный орган начинает наливаться кровью. Нет, до настоящей эрекции дело бы не дошло, я уже давно был на это не способен, но всё таки я постарался задушить желание своего набухающего отростка принять жалкое подобие рабочей твёрдости сдавив его у основания головки с такой силой, что потемнело в глазах. Ничего, лучше самостоятельно привести себя в норму, чем нарваться на господские побои. Это помогает, и мой член возвращается в своё обычное, жалко-безвольное, висячее положение. Я полон решимости оттянуть неизбежное облачение в ненавистные оковы, потому нужно не допускать подобных глупых промашек.

Никакого возбуждения без разрешения Госпожи! Вставать и кончать только по команде! Засунув трепыхающийся член в любезно предоставленную Эрикой туфельку. Ещё вчера закончился очередной срок ношения пояса и я помню, как корчился, исходя спермой, под струями горячей мочи Моих Повелительниц, истраханый во все сочащиеся от похоти отверстия, лижущий каблуки Их туфель и в очередной раз, на миг прояснившимся сознанием, осознавая в какую мразь превратился. Но тут же начинал умалять, подстёгиваемый пинками остроносых туфелек, вымазать себя с ног до головы божественными экскрементами, ощущая, что эрекция от предчувствия подобного надругательства становится гораздо сильнее. И теперь впереди вновь, неизбежное, неизвестно сколько продляющееся томление и в конце отвратительная кульминация, еще один кульбит в пропасть добровольной деградации. Но поделать с этим я давно уже ничего не мог, поэтому решил не предаваться грустным мыслям, а поскорее закончить туалет, дабы не опоздать к Хозяйкам. Тем более, что я в сила силах отодвинуть момент заключения моего члена под стражу. Нужно только раболепно вилять хвостиком и не давать Госпожам лишнего повода усомниться в себе, как в послушной, готовой на всё шлюшки. Чтож теперь настала очередь трикотажа. Шелковые трусики, на два размера меньше, надежно припечатывают моё хозяйство, которому у хозяек нет никакого доверия, посему быть ему в кружевной темнице. Ноги я облачаю в белые колготки и кожа, отдавшая свой волосяной покров беспощадным лезвиям бритвы, реагирует на ткань импульсами возбуждения, так, что член опять безрассудно начинает брыкаться и бить копытом о плотные трусики. Я поднимаю руки кверху, и через голову, как манна небесная, на меня ниспадает униформа.

Черно-белое одеяние раболепной горничной, готовой в любой момент обслужить своих, зачастую слишком требовательных Хозяек. Впрыгиваю в лакированные туфельки и спешу в трапезную, на этот раз, по всем правилам, встав на четвереньки. С помощью плети, которая нещадно хлестала мою попку, меня научили варить отличный кофе. Первые попытки, порождавшие горькое кашеобразное варево беспощадно карались, так что я потом неделю предпочитал не прикасаться к своей горящей заднице. Однако очень быстрыми темпами я стал выдавать бодрящий ароматный напиток и розги прекратились. Хорошо хоть еду мы заказываем на дом, а то бы мне и вовсе было несладко — повар из меня скверный. Я спешно включил плиту стараясь успеть с приготовлением напитка, пока мои Повелительницы приводили себя в порядок и облачались каждая в свой костюм.

*****

Хозяйки сидят за столом, поглощая традиционные круасаны, крошки от которых я должен буду заботливо слизать со стола своим шаловливым язычком. Мама в безупречно сидящем на ней строгом брючном костюме темно синего цвета в узкую полоску. Приталенный жакет плотно облегает ЕЁ безупречную фигуру. Она не надела блузку, поэтому чёрный кружевной бюзгалтер будет сегодня кружить голову клеркам в офисе. Мой взгляд скользит по ЕЁ коленям, приоткрывшимся из-под узкой юбки, и я, от греха подальше, быстро упираюсь глазами в пол. Хорошо, что член надёжно запрятан в трусиках, а то я едва бы мог скрыть его предательское подрагивание. Сестра в своей новой униформе. В той самой, думаю я, в который раз укоряя свои фетишистские пристрастия,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх