Марокканское путешествие. Начало

  1. Марокканское путешествие. Начало
  2. Марокканское путешествие. Решение принято

Страница: 4 из 5

когда он сам стоит с голым выпяченным задом, да еще с соблазнительной, для здешних жителей, белой попой перед гориллой с налитыми кровью глазами.

Этот зверь бросился на меня, не говоря ни слова. Я беззащитно вскрикнул, но в ту же самую секунду он согнул меня пополам. У меня осталась только возможность упираться руками в грязный пол и пошире расставить ноги. Я так и сделал, потому что негр постоянно теребил меня сзади, и я мог в любую секунду потерять равновесие. Он шлепал двумя пальцами по моему очку и переодически сплевывал в него. После чего втирал во внуть слюну и повторял эту процедуру снова и снова. После того как он решил что уже достаточно поработал с моим очком, его член стал входить в меня сзади... Я закричал... Громадный стержень, как раскаленная дубина, влезал в мой маленький анальный проход. Громила зажал мой рот своей большой черной лапищей и не останавливаясь продолжил продвигаться вперед.

Ноги пришлось расставить еще шире, как только я мог, но это не помогало. Кончилось просто тем, что я чуть не упал. Но негр этого не заметил, а пришлось еще тяжелее.

Хуй лез и лез все глубже, и я не чувствовал ему конца. Мне казалось, что он разорвет меня пополам, что он сейчас уткнется мне в сердце и остановит его биение... Но ничего этого не произошло. И через какое-то время я ощутил, как яйца негра шлепнулись о мои яица, и я понял, что член вошел весь.

После этого этот негр, а еще вернее, разъяренное животное, начало совершать фрикции.

Я не мог пошевелиться. Только чувствовал, как внутри меня ходит вперед и назад огромная машина, терзающая мои внутренности. Негр сзади сопел, иногда он клал свою лапу мне на спину, чтобы я получше прогнулся. Я послушно стоял перед ним, раскорячившись, и терпел из последних сил.

Фрикции постепенно, по мере того, как его член осваивался во мне, стали все более размашистыми, резкими. Негр вгонял в меня свою дубину, и я летел лицом на стену, едва успевая подставить ладони. Потом он выходил из меня, и я рисковал упасть назад, на него.

Постепенно я привык к этому сношению. Минут через пять я почувствовал некоторое облегчение, потом, еще минут через пять, мне стало приятно...

Негр взял меня без моего желания, и сразу. Я не мог смириться с тем, что произошло. Но по мере того, как до меня «доходила вся неизбежность моего положения», я стал сам более подвижым.

Теперь я сам стал отвечать движениями зада. Я покачивал ягодицами, сам пытался насаживаться на огромную дубину. Теперь она уже не разрывала меня, мне стало казаться, что это очень приятно.

Наконец, когда пошла очередная минута ебли, может быть десятая или пятнадцатая, я не могу вспомнить сколько все это продолжалось, я стал «разогреваться».

Рискуя расшибить и поцарапать себе лицо во время очередного напора, я убрал руку со стены и опустил ее вниз. Там стоял налитый кровью, как каменный, мой собственный член. Я взял себя за член и собственными пальцами стал надрачивать его. Так мало было мне надо, чтобы очень скоро я почувствовал приближение оргазма. Я забился в оргазме, переступая ногами, как молодая кобылка, сотрясаясь всем телом. Негр сзади не обращал на это никакого внимания, и все продолжал долбить меня.

Правда, и у негров наступает предел. Так что еще через некоторое время он опорожнился в мою прямую кишку. Я думал, что он затопит меня и у меня польется из горла... Так много семени выплескивалось в меня.

Негр вышел из меня и, застегнув свои штаны и не посмотрев больше на меня, вышел из комнаты. И именно в эту секунду в комнате появился Фахид.

Он сиял. С удовлетворением он смотрел на меня. Конечно, то, что он увидел, понравилось ему. Мой вид был действительно жалкий. Я стоял, не в силах сдвинуть ноги, раскорячившись и держась одной рукой за свой член, а другой — за растерзанную попку. Волосы мои были взъерошены. Я весь был потный, со лба стекали капли... Глаза мои блуждали, и весь я был как будто не в себе... Из моего растерзанного зада, струей по ногам стекала липкая сперма этого черного самца, власть которого ощущалась даже после того, как он покинул мое нутро.

— Что ты сделал? — простонал я. — Как ты мог?

— Что ты хочешь? — спросил Фахид. — Разве тебе не понятно, что это было необходимо?

— Что необходимо? — я чуть не рыдал в голос. — Необходимо было отдавать меня этому черномазому монстру? Ты хотел, чтобы он сделал со мной вот это?

Тут я закричал в истерике. Я больше не могл сохранять спокойствие.

— Посмотри, во что он меня превратил. Я отдался тебе и просил тебя иметь меня. Но я вовсе не хотел сношаться с этой гориллой.

Фахид подошел ко мне и потрепал по щеке.

— Андрей, ну как ты не понимаешь... Ведь этот негр был совершенно необходим тебе. И мне тоже, но тебе — в первую очередь. Когда я попробовал тебя пальцем, я сразу понял, что ты был лишен по какой-то причине хорошего хуя разработающего твою задницу. А это восхитительно, правда? Разработанная задница это главное что тебе нужно. Надо же мне было предпринять что-либо решительное, чтобы, наконец, избавить тебя от этого недостатка. Узкий анус несомненный недостаток, который можно исправить или постоянной еблей долгие годы, или разработать его большим хуем без твоего желания — попросту говоря разъебать в хлам. Неразъебанный зад мешает удовлетворять мужчину, приносить ему удовольствие и мешает наслаждаться самому. Ты теперь согласен со мной?

Я отрицательно замотал головой. Я не мог вот так просто согласиться с тем, что нужно и можно было приносить мне такое унижение и наносить такое оскорбление, подставляя меня под разъяренного негра... Того, что я пережил, стоя враскорячку перед ним, я никогда не смогу забыть. Но Фахида это нисколько не смутило. Он весело посмотрел на меня и сказал:

— Но тебе трудно возражать мне. Ведь я прекрасно видел все. И как ты подмахивал, и как ты сам возбуждал себя рукой, а потом кончил. Взгляни, у тебя все течет по ляжкам.

Я посмотрел и ужаснулся. Действительно, моя сперма текла по ногам спереди, а сзади струилась сперма моего ебаря. Я пережил ценой унижения и потери чувства собственного достоинства всю прелесть блядского секса, секса потаскухи под мужчиной. Которую не спрашивают о ее желаниях, а она должна получать удовлетворение только от одной мысли — мысли удовлетворять мужчину. Но у меня был еще и собственный член, который доставил дополнительный оргазм.

— Вот теперь, я думаю, ты достаточно готов для того, чтобы доставить мне настоящее наслаждение, — сказал Фахид. Он позволил мне привести себя в порядок, насколько это было возможно, а потом вывел из комнаты в зал. Там все смотрели на меня. Когда я столкнулась с сытым и удовлетворенным взглядом черного самца, владевшего мной, я опустил глаза...

Мы сели в автомобиль Фахида, который стоял неподалеку, и поехали к нему домой.

Я плохо соображал, что делаю. Чувство неудовлетворенности все еще не покидало меня. В комнате, где стояла большая кровать, Фахид скинул с себя одежду и сказал:

— Теперь тебе необходимо подмыться. Водопровода здесь нет, так что кувшин в углу. Располагайся.

Ничего не посмев сказать, я подошел к кувшину и стал, зачерпывая воду рукой, подмываться прямо у него на глазах. Это тоже было определенным испытанием. Но как-то особенно возражать уже не имело смысла. Если Фахид полчаса назад имел возможность наблюдать, как меня ебет здоровенный негр, и как я кончаю под ним, требовать теперь, чтобы он не смотрел, как я подмываюсь, было просто глупо. Во мне так много скопилось всего, что подмываться пришлось долго. Из моего очка, растянутого и ноющего, продолжала выливаться сперма, заброшенная туда негром.

Фахид молча лежал на постели и ждал, когда я приведу себя в удобное для него состояние. Когда я сделал все, что мог, я подошел к постели, и Фахид позвал меня к себе.

Наконец это свершилось. Я лежал и ощутил всем телом его тепло и долгожданную силу. Он овладел мною на четвереньках. Я вскрикивал и плакал, принося ему тем ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх