Обрыв

Страница: 10 из 18

— С помощью брючного ремня она умудрилась закрепить его на поясе, продев сквозь полую бляху. — Дорогой, я готова, начинай двигать попой навстречу!

Через пару десяток поступательных движений боль прошла, только неприятный ощущения от объёма в анусе мучали, а ещё эта видеокамера снимала моё лицо крупным планом. Конечно, было бы трудно пережить подобное, если б я не был возбуждён сам, мой член сейчас боролся с утягивающей тканью, прося свободы и разрядки. Скорость, с которой я насаживался, не устроила мою жену, она двумя руками взяла меня за талию и начала сама задавать темп. Бомбила она как поршень в двигателе, на всю длину.

— Второй, помоги мне с противоположной стороны! — Девушка разошлась не на шутку, начиная командовать преступниками. — Четвёртый! Дай пососать твой хуй! А Первого попрошу, трахнуть меня в очко!

Парни с видеокамерами пожалели о своём неучастии в этом многоэтажном, непрерывно движимом сооружении из тел. Множество голосов и звуков издавало это сооружение, из быстро вспотевших участников преследующих одну цель — самоудовлетворения, за одним только исключением создающего основу пирамиды. Удивительно, но массивный стол выдержал пятерых, разместившихся на нём человек, изо всех сил старающихся расшатать его.

Четвёртый, расстрелял свою обойму первым в рот Алёнки и подменил Пятого, на съёмке всего процесса. У Первого, имеющего жену в анус, был второй результат, но он не стал брать камеру, а просто завалился в кресло у камина. Мой рот, едва вмещавший член Второго устал и категорически не устраивал парня, оставив его на моё счастье, он перешёл к попе Алёнки. Когда оргия, наконец закончилась, а все её участники, уставшие и вспотевшие рассыпались по комнате, в момент тишины прозвучал голос Первого:

— Мне казалось, что мы насильники, но ты Сука, далеко пойдёшь! Можешь просить меня о чём, пока я добрый!

— Хорошо! Я хочу не распространять информацию о нас с мужем и не выкладывать видео для нашей безопасности, — ответила Лена, всё ещё стоя с привязанным на бёдрах силиконовым членом. — Если произойдёт утечка, то я откажусь приезжать сюда через год!

— Ну, базара нет! Имеешь полное право! Все слышали? Кто нарушит, будет на её месте! Я не шучу! — Первый, был явным лидером в их банде, а послушание, среди этих отморозков, было на достойном уровне. До меня стало доходить, что всё случившееся можно скрыть и даже попробовать жить как раньше, всего лишь имея одну тайну для нас двоих. — Но, я думал, ты другое попросишь!

— О чём я должна была попросить? — Лена, явно не видела более важных вещей, чем это.

— Да, мне кажется, что у твоего мужа скоро сперма носом пойдёт! — главарь, прищурив глаз, смотрел на всё ещё вздутые шорты на мне.

— Ну, ведь я же Вам обещала ему не давать на отдыхе, а я всегда держу свои обещанья! — подчёркивая ударением последнее слово, жена была непреклонна. Я конечно понимал, какую сцену она разыгрывает, весь её план был построен на внедрение в эту банду, а всё, что не сопутствовало плану, было ей неинтересно.

— Не будь жестокой! Дай парню кончить! Проблемы по здоровью вылезут, — даже Второй заступился за меня.

— Я, дам ему кончить! Но, при одном условии! Он должен сам себя удовлетворить! Стоя на коленях! Снаружи жилища, он может смотреть, как его любимую жёнушку имеют при свете ламп внутри дома! — «даже эту ситуацию она умудрилась вывернуть в свою пользу, набирая авторитет среди её любовников» — думал я.

Три захода на секс за шесть часов кряду — казалось парням достаточным, но их члены, не могли угомониться, хотя мошонки были пусты. Инструменты работали, а это главное!

— Вали, везунчик! — с издёвкой, сказал Первый, посмеиваясь над моей участью. — Похоже, мы за тебя тут отдуваемся! Будешь нам должен за это!

— Спасибо мужики! — Я направился к выходу, забыв про свой наряд!

— Стой! Я ещё не разрешила тебе идти! Для начала полижи мне киску, я хочу быть мокренькой, когда меня начнут трахать, а потом, снимешь шортики здесь, так пойдёшь! — моя жена манипулировала каждой возможностью натянуть на себя одеяло и показать всем, что последнее слово за ней.

Услужив её женской прихоти, я направился на улицу, где к этому времени, не только похолодало, но и стемнело. эротические рассказы Территория вокруг дома, освещалась только светом, проникающим сквозь стеклянные стены, там, по необходимости, просто завешивали штору для уединения. В руке у меня были одноразовые целлофановые пакеты, в которые по поручению жены я должен был собрать семя, дабы не засорять территорию. За время моего воздержания, я мог наверное кончить, только дотронувшись до члена, ведь воздержание длилось дней десять.

Штора, отодвинулась до предела женой. На сцене за стеклом, при ярком свете, я стал наблюдать, как любимая демонстрирует танец кошки. Всё ещё в свадебном платье, порхала в метре от окна, демонстрируя мне, то ножку, то грудку, на секундочку. Как она двигалась в танце! Я был восхищён её способность на высоких каблуках, проделывать такие движения, что её нога доставала поднятую вверх ладонь. Дразнясь язычком и подмигивая, она показывала жестами, будто забрасывает лассо и тянет на себя жертву, которыми оказываются её любовники. Парни приблизились, они подняли подол платья вверх и вытрясли из него страстную танцовщицу. Их руки блуждали по телу жены, непрестанно ощупывая грудь, живот, попу и киску. Лена, опустилась на коленки и стала перебирать ротиком их члены, делая по паре заглатываний на каждом. Эта сцена заставила меня стать на колени снова и дотронуться до моего члена рукой. Было ощущение, будто я несколько дней мучаясь от жажды, добрался до стакана воды, таким острым казались все чувства. Моя, сверх сексуальная девочка, пошла в атаку, уткнувшись голенькой грудкой в стекло, отставила попу, изрядно прогнувшись, к тому-же, шля мне воздушные поцелуи. Теперь, мужики также по очереди, подходя сзади, вставляли ей, а делая пару десятков махов менялись на следующего. В это время, я с голой жопой, в чулках и пиджаке, включил свой брандспойт на максимум, выстреливая в одетый на член целлофановый пакет и не прерывно глядя на сцену. Отложив первую порцию в сторону, я надел второй и продолжил созерцать умопомрачительный спектакль организованный супругой. Лена, уже стояла боком, расставив широко ноги, и чуть присев, а в неё одновременно входили спереди и сзади, делая бутерброд из тел, двигали своими голыми жопами почти одновременно, на всю глубину их инструмента. За редким исключением взгляд очаровательных глазок отрывался от наблюдения за мной, имея чаще блядский огонёк и передавая своё отрешённое состояние. Три минуты и мой второй пакет я тоже наполнил, но ощущение желания кончить, ещё не ушло. На сцене творилось полное помешательство, уже были разные позиции, в каких она подставляла для них свои дырочки, но умудрялись находить новые и почти не давали ей отдыхать минут двадцать. Мой третий выстрел опорожнил баки, дальше, хотел только уснуть и забыться. Завязав пакетики узелками, я вернулся в дом, где уставшие и обессиленные насильники развалились, тяжело дыша на стульях и диване.

— Ну, и зачем ты эту гадость в дом принёс? На лужайку не мог бросить? — Алёнка, была весела и наливала в момент моего прихода всем напитки. Она даже не соизволила набросить на себя что-либо из одежды, и разгуливала в белых чулках и туфлях. — Выбрось в мусорное ведро своих головастиков!

Такое отношение ко мне начинало ранить. Я мог понять там, на обрыве, патовая ситуация, но зачем сейчас унижать моё достоинство. Выбросив пакетики с моим семенем в урну, я тоже захотел напиться и уснуть. Алёнка обслужила своих любовников, раздав каждому стакан с напитком, и приблизилась ко мне. Её ладонь погладила меня по щеке, а губы потянулись для поцелуя. Несколько секунд она целовала меня, а затем обняла за талию и тихонько, что б было слышно только мне, произнесла:

— Я очень тебя люблю! Не обижайся на меня! Всё что ...  Читать дальше →

Показать комментарии (13)
наверх