Обрыв

Страница: 11 из 18

я делаю, нужно нам двоим! — Она замолкла, и мы стояли, так обнявшись, чуть больше минуты. — Кажется, у меня по ноге что-то течёт?

— Где? — Мне стало интересно, что случилось.

На внутренней стороне бедра, беря начало из киски, действительно виднелась жирная капля семени, дошедшая до ажурных резинок чулок.

— Убери её язычком любимый! — Лена, даже надавила на мою голову, для скорейшей реакции, затем присела на стол и развела ножки.

Когда, перед моими глазами снова очутилась её киска, то стали заметны явные изменения, показывающие натруженность этого местечка. Управляя моей головой как джойстиком, жена наводила порядок в промежности и естественно, в месте скопившейся между половых губок спермы. Для неё, моё положение головы у ног, стало чем-то само собой разумеющееся. Покладисто, приняв свою участь целиком, я под праздным наблюдением потных парней очищал губами остатки их пирушки, совсем позабыв о том, что сам стою полусогнувшись на коленях и с голой задницей. В следующий момент, жена зачем-то с силой стала тянуть мои волосы руками, словно пыталась вырвать их, а позади себя я почувствовал горячее тело, прижимающееся к моей замёрзшей на улице попе. В мой анус, кто-то старательно пытался протиснуть свой член, но я нарочно сжал его, перекрыв ему свободный доступ.

— Милый, расслабься! А лучше помоги ему! Открой руками ягодицы! — Алёнка, очень вежливо и ласково уговаривала меня сдаться и даже ослабила хватку своих ладоней в моих волосах.

« Зачем? Зачем, разве им мало? Разве они способны ещё кончать после стольких заходов? Или это просто желание показать — кто здесь главный!» — крутилось в моей голове. После того, как я раскрыл ягодицы и ослабил сжатие ануса, в него проник член, доставивший мне очередную боль не только в душе, но и в теле. Опираясь на мой позвоночник руками, некто из пятёрки мерзавцев, стал вгонять свой член, совсем не заботясь о моём состоянии. Он, даже не дал мне возможности упереться руками в пол, а прижал их по бокам своими ляжками, буквально присев на мои ладони находящиеся на голых и исписанных ранее прутом, ягодицах. Его колебания стремительно нарастали, я уже не целовал писю моей жены, а губами бился об неё.

— Дорогой! Открой глаза, я хочу смотреть в них! — издёвки Лены, подогревали в ней возбуждение. В этот момент ей ещё было надо читать мои ощущения в глазах.

Я открыл глаза и любовался лицом любимой женщины почти минуту, пока, на место её лица, не пришла чья-то задница, которая принялась трахать жену в рот, держа её за волосы. Пока жена держалась за мои волосы руками, её саму бешено болтали головой на член, это действие скоро отразилось рывками на моём скальпе, причиняя мне дополнительную боль. « Зачем только жена спасла нас от смерти? Зачем, такой ценой унижения и боли физической она ищет выход из ситуации?» — я, даже заплакал от беспомощности. Однако присутствующим парням было чуждо сострадание, и на место моего мучителя ануса, устроился новый наездник. По толщине члена я понял, — что этот гораздо меньше и легче проскакивает в дупло. Всё это время я боролся сам с собой, в желании сорваться и раздавить в ярости этих ублюдков, но пройдя через столько унижений, терпя боль, я решил отключить свой бушующий мозг и ждать того что будет дальше.

Трахающий Ленин ротик парень, положил её на стол, (это был — Первый) Затем развернулся лицом ко мне и присел своей волосатой жопой на её личико. Ублюдок, елозил дыркой по её губам, и улыбался, глядя на меня.

— Язык, Сука высунь! Чисть мою дырку им и жопу руками держи! — он оторвал её ладони от моих волос и просунул между своих ног. — Шире раскрывай и глубоко сунь свой язык! — Пристроившись поудобнее, Первый, взял по соску в каждую руку и потянул их вверх.

Мне было прекрасно видно как супруга, высовывая свай язычок, исполняет команду хозяина. Она делала эти движения очень старательно, высунув язык максимально, трудясь им, как пчела на цветке. Её хозяин стал излучать на своём лице блаженство, а в моменты, когда он хотел быстрее или глубже, то тянул за соски сильнее.

Член в моей заднице, за пульсировал выстреливая остатки обоймы в глубину. На место растраханного отверстия больше не нашлось желающих, и я смог упереться руками в пол, что принесло мне ощущение спасения, изнывающих от долгого стояния коленок. Очень скоро отпустили и жену, так-как, все баки были не просто пусты, а даже сухими от частого семяизвержения.

Я, как можно скорее встал с колен, и помог подняться лежащей на столе жене. Она обняла меня за талию и прижала голову к груди.

— И всё-таки, этот галстук не подходит к твоему пиджаку! — первое, что я услышал от неё через две минуты наших объятий. — Давай завтра съездим в город и посмотрим в магазине подходящий!

— Хорошо, любимая! Обязательно съездим, — ответил я, предполагая, что она пытается переключиться после, унизительного лизания задницы бандита.

— Если ты меня любишь, то поцелуй меня! — Лена, ошарашила меня, своим предложением. Она пристально смотрела в мои глаза в ожидании признания в любви.

Даже после всего, что с ней вытворяли сегодня, она излучала какую-то особенную красоту, а искрящиеся возбуждением глаза говорили, что ей хорошо в состоянии рабыни. Конечно, вид у неё был ещё тот, — полное отсутствие причёски, размазанная тушь вокруг глаз, помада остатками на щеке и бородке, липкое от выделений личико, к которому приклеилось штук семь чёрных вьющихся волос с промежности любовника, и в волосах на лбу явная капля густой спермы. Я осмотрел её лицо и улыбнулся:

— Конечно, я люблю мою девочку! И поцелую без просьбы, потому что хочу сам тебя целовать! — сам от себя не ожидая такого манёвра, я приник к её губам страстным поцелуем. Мы целовались минуты три, не разрывая наших губ, стоя перед публикой почти обнажёнными, но оба в чулках и туфлях.

Глава 4

Ночь мы провели в обнимку с женой на маленьком диване в гостиной, который даже не раскладывался. Этой ночью, я так часто слышал от неё, что она меня — любит, что даже сосчитать не берусь. Этими же чувствами был заряжен и я. Каждую секунду, проведённую вместе с ней в обнимку, и без наших мучителей рядом я благотворил. Усталость брала верх, и я уснул, но перед этим ощутил, как жена встала.

Проснулись мы утром в обнимку, с ужасно затёкшими телами от неудобства. Алёнка, ни смотря на вчерашнее, умыла лицо и принялась делать зарядку. Я поражался этой энергичной девушке, в которой сила воли просто зашкаливала. Судя по себе и своим ощущениям этим утром, ей должно было так же болеть, как и мне в анусе, но она не подавала виду, а наоборот показывала, что в лучшей форме, чем когда либо. Прыжки, взмахи ногой над головой, безупречный поперечный и продольный шпагат, мостик... , — всё что, она умела, было продемонстрировано мне на ковре перед диваном. Минут через пятнадцать она закончила, схватив меня за руку, потащила в кухню.

— Скоро проснутся наши гости и надо хотя бы бутерброды приготовить на завтрак! — Алёнка, вручила мне нож. — Ты, здесь работай, а мне надо принять душ, сделать причёску и подобрать одежду. — При последних словах она оттянула на мне пижамные штаны на резинке, и резко выстрелила по животу, улыбаясь при этом во весь рот и показывая свой игривый настрой.

Я остался делать бутерброды и блуждать в своём сознании, привыкая к тому, что мной теперь командует супруга, а я, не в силах оспаривать её решения.

Из вчерашних воспоминаний меня вывел стук в дверь. Мысль, о возможных гостях стремительно прервала все остальные. Но, скрываться за запертой дверью было нельзя, и я пошёл узнать, кого принесло в восемь утра.

— Привет! — охранник, который привёл вчера доктора, стоял у входа.

— Здравствуйте! Что ещё мы натворили? — я уже предчувствовал новую беду, дрожь по всему телу пробежала, предательски ломая мой голос.

— Много чего! Я только сменился и у меня два выходных впереди! — он без приглашения стал вваливаться в дом.

— Вам что надо то?!

— Думаю то,...  Читать дальше →

Показать комментарии (13)
наверх