Обрыв

Страница: 14 из 18

мы присели в нашем купе.

— Да, любимая, — я приготовился её внимательно выслушать.

— В городе, где я стала королевой и меня многие знают, где у меня осталось несколько подруг нечто случилось, из-за чего мы семьёй переехали в ваш город. Через неделю после того, как я стала местной знаменитостью, нас с моей лучшей подругой похитили, прямо в нашем дворе запихав в микроавтобус. Их было четверо и естественно мы знали, кто эти мерзавцы. Их родители занимали высокие посты в управлении полиции и госструктур, об их отпрысках много ходило ужасных слухов, но с ними было тяжело тягаться и добиться наказания. Нас привезли в частный дом на окраине города и без стеснения объявили о том, что мы их секс рабыни. Закрыв меня в подвале, они сделали ошибку, так как я, вышибла дверь и сбежала, но мою подругу эти ублюдки изнасиловали, а за то, что она сопротивлялась и покусала гадёнышей, ей выбили зубы, и сделали слепой на один глаз, — жена заплакала, почти нескончаемым потоком, но всхлипывая, продолжала рассказывать, — пока я позвала на помощь людей, они уехали, оставив её там лежать. Через три недели её нашли мёртвой в больнице, от передозировки наркотиков. Эти сволочи, заметали следы своего преступления. Мои показания сочли клеветой, а у всех было алиби. Угрозы от преступников поступали ежедневно и даже отцу предложили перевестись. — Она пыталась взять себя в руки, но вся тушь была смыта на её беленькую кофточку. — Я поклялась, что пока не накажу этих ублюдков, и других им подобных, не умру! Это дело всей моей жизни, его я ставлю выше всего остального! Беседуя с отцом и сестрой, о том, что случилось, мы искали возможности уберечься в будущем от подобных неприятностей. Любой девушке угрожает возможность попасть в руки к насильникам, но остаться в живых и не свихнуться после этого, может помочь только возможность принять это как игру, неприятную, отвратительную, но в тот момент неизбежную, только с одной целью жить дальше, любить, давать жизнь своим детям, и не приносить горе своим родителям. В наших беседах мы ставили себя на место жертвы и пытались осознать, что для нас важнее — быть изнасилованной или мёртвой? Ради жизни, мы заранее обсуждали с отцом, чем можно купить мерзавцев, у которых на уме только секс, дать его больше и предложить другие извращения, а также беременность от них и рождение детей! Этим ходом мы, не совсем конченых негодяев, сближаем с нами психологически, но каждому надо своё возбуждение. Обесчещенные мы могли восстановить справедливость! Значит это не смертельно, открываются варианты, как дать сдачи. Надеяться на других, которые спустят всё на самотёк, или стать этому негодяю близким, да настолько, что он поставит тебя на уровень даже не дружбы, а любви. Спрятать свои чувства сложно, но если чётко знаешь, как нанести удар, то можно принести в жертву приличия, тело, и даже любимого по-настоящему человека. Прости меня за мои решения и за всё с тобой случившееся! Я не хотела такой жизни для нас, не отомстив ублюдкам, я не успокоюсь. — Алёнка закрыла лицо руками и навзрыд, захлёбываясь, ревела как белуга.

— Тише любимая! Ты всё правильно сделала! Я всегда верил в твой план и в тебя! В наше будущее. У нас оно, несомненно светлое. Ты спасла не только себя там, на обрыве, но и мою жизнь и наших детишек. Кто их накажет, если не мы? Я за нас умереть был готов, а не то, что очком пожертвовать!

Мои последние слова, сквозь ручьи слёз выдавили улыбку на секунду у девушки. Она упала мне на грудь, но всхлипывая ещё минут пять, стала успокаиваться. Я обнимал её двумя руками и думал, как объяснить своему отцу наши с женой покупки в сексшопе.

Алёнка, уснув на моей груди, проспала час с небольшим хвостиком. Её пробуждение было таким приятным и сладким, что я стал целовать её ладошку.

— Милый ты чего! — она улыбалась с блеском в глазах.

— Мы одни! Ты не в доме, где дала обещание им меня не обслуживать! Может мне, уже пришло время, самому войти в свою собственную женщину.

— Может и пришло! — она улыбнулась, но, заметив на своей груди вымазанную блузку, продолжила — Но, разве можно хотеть такую неряшливую девочку. Мне надо привести себя в порядок! Принеси воды тёплой, пожалуйста, умыться надо.

Пулей я рванул искать, в чём набрать воды, однако это оказалось проблематично. Получив от кондуктора совет — обратиться в ресторан через два вагона, я вернулся с их глубокой миской и кувшином полным воды. За время моего отсутствия, супруга сменила грязную одежду, на красное облегающее всё тело платье, едва прикрывающее попу, а на ногах, красные туфли с длиннющей, сантиметров пятнадцать, шпилькой. Этот наряд мы приобрели для развлечений с парнями, и он оставил в моей памяти много воспоминаний. Я привык собирать любимую к мужикам и сейчас на автомате начал ухаживать за ней и делать причёску, в которой она любила подчеркнуть тоненькую шею.

— Может сначала в ресторан? Я проголодалась, с утра ничего не ела!

— Если ты так войдёшь в ресторан, то мужики глаза сломают! — я был уверен на все сто, что члены парней, увидавших такую красотку, моментом вскочили.

— Ну, не изнасилуют же нас здесь, в общественном месте! Да и ты, свой инструмент на чёткую работу настроишь! — Алёнка умылась и ехидно приподняла чуть вверх край платья напротив киски. Там на соединении половых губок виднелось мокрое местечко, пропитавшее тонкую ткань беленьких трусиков. — Поцелуешь, перед походом в ресторан?

Сколько было таких же ситуаций за последнее время, когда она просила поцеловать её там для появления достаточного количества смазки, я уже и не сосчитал бы. Я делал это с наслаждением, так как люблю её запах и её тихое едва слышное постанывание. Без лишних слов, я снова упал на колени, придерживая жену за ягодицы, едва касался её клитора губами.

— Ты продолжай, а я накрашу губки и глазки! — Милая взяла свою косметичку, зеркальце, и не обращая на меня внимания, ещё минут пять была занята. — Всё хватит, любимый! Скоро кончить могу от твоих поцелуев.

Когда, я отстранился, то заметил, что все трусики, вокруг надутых половых губок стали блестеть вязкой жидкостью и даже капелька просочилась сквозь ткань, веся, но не отрываясь.

— Пошли скорей, а то я уже вернуться мечтаю! — Мой член, как и всегда раньше, очень реагировал на такие ситуации и мучал меня, отдаваясь в мозгу своим присутствием.

Держа жену за руку, я прокладывал путь к ресторану, а люди, стаявшие на пути, увидав двух метрового накаченного парня, спешили нас пропустить, прижимаясь к стенке. Сказать, что за столиками было многолюдно нельзя, но все сидели обособлено, по одному или два человека, так что свободных мест не было.

— Давай сюда присядем! Можно к вам мальчики? — вежливо и с улыбкой обратилась Алёнка. За столом, рассчитанным для четверых, сидели трое солдатиков, возможно недавно призванных в армию, но уже повидавших тяготы службы и дедовщину. Их жалкий вид говорил о многом, и застёгнутая верхняя пуговица и ремень сжимавший китель, а главное зашуганный взгляд молодого бойца.

— Пожалуйста, присаживайтесь! — ответил парень и чуть не сел на коленки к соседу. Их скромный заказ, в виде стакана горячего чая у каждого, вызывал у нас сочувствие.

— Спасибо дружок! Мы с мужем решили перекусить, но свободных мест не много! А за то, что Вы любезно согласились на наше присутствие за вашим столом, мы хотим угостить вас троих обедом!

— Спасибо, не надо, мы не голодны! — наперебой, вся троица, вежливо отказывалась от её предложения, но оторвать от моей жены глаз они не могли себя заставить.

— Если бы вы сразу согласились, то в лучшем случае получили бы по печеньке к чаю! — она сменила свой мягкий голосок, на более строгий, не терпящий возражений. — Иметь совесть не каждому дано! Голодать, но отказываться от еды способен только хороший человек. А, для таких, у меня не ограниченный кредит! — Пока она общалась с ними, я стоял рядом, словно официант и ждал распоряжений. — Дорогой, пожалуйста, закажи на пятерых вкусный обед ...  Читать дальше →

Показать комментарии (13)
наверх