Обрыв

Страница: 5 из 18

к его губам и впилась в них страстным поцелуем. Мной овладело желание швырнуть этого подонка вниз, но никак не делать то, что просит меня жена. Любимая, спустя полминуты затяжного поцелуя отстранилась, и посмотрела сверху на меня. — Почему ты снова заставляешь меня ожидать и терпеть? Разве я не предупреждала тебя о наказании за непослушание? Немедленно снимай теперь свои штаны, и ложись с голой попой на скамью! — Для усиления своих слов она добавила ещё более звонкую пощёчину, чем первая.

С этого момента, я стал больше бояться своей Алёнушки, а не парней рядом. Её лицо стало строгим, и не предвещала ничего хорошего. Я потянул резинку своих штанов вниз и из них выскочил, получив свободу, стоящий почти двадцати сантиметровый член.

— Спрячь немедленно свой отросток в трусы, и ложись на скамью. Мне, нужна только твоя голая жопа! — Голос супруги был очень суров, такой я её прежде не видел. Как загипнотизированный, я лёг животом на скамью между женой и парнем. — Парни, пожалуйста, подайте мне ветку от куста да попрочнее!

Мне не хотелось верить в реальность, до той поры пока первый свист от ветки не рассёк воздух, обрушившись на ягодицу обжигающей болью, прояснил ситуацию в мозгу. Висевшие на шее трусики пригодились мне как кляп от вскриков, которые сами собой стали вырываться изнутри. После десятого свиста и щелчка Лена сжалилась.

— Будешь ещё наказан за непослушание, а пока хватит! Стаскивай штаны с моего любовника, немедленно!

С голой задницей, исписанной веткой куста, находясь всё так же на коленках, принялся расстёгивать джины у мужика, пока тот держался за голенькую грудку Алёнки. Джинсы упали, но под ними трусы, с явно промокшим местом от соков полового члена. Брезгливость к этому действию было трудно преодолеть. Я, своими руками, стащил трусы ниже его колен. Подванивавший от запущенности член, стоял колом, с размерами порядка тринадцати сантиметров. Мне хотелось быть дальше от него, но рука парня взяла меня за волосы и потянула на себя. Ему вряд ли удалось задуманное, но за ухо больно потянула жена, помогая незнакомцу.

— Рот открой! — Лена, буквально рявкнула, на меня.

Закрыв глаза, я подчинился окружавшим меня маньякам. Парень вложил свой пенис в мой рот и проталкивал его вглубь. Давясь, я инстинктивно стал отстраняться, но ему на помощь опять пришла жена. Она, держа меня за ухо, потянула на себя, пока я не оказался между ними, тогда жена лобком надавила на мой затылок, а сама взялась за ягодицы любовника. Будучи в тисках тел, я стал быстро задыхаться. Рвотный рефлекс даже помогал члену проходить ещё глубже в горло. Десять невероятно долгих секунд и член двинулся к выходу. Я перестал сопротивляться его вхождению, махи пениса стали частыми и стремительными. Мне не сразу понялось, что сам член был неподвижен, а меня, на него, насаживает лобок любимой женщины. Ещё чуть позже, поймал себя на мысли, что только затылком ударяюсь о жену и сам ублажаю ртом гадёныша.

— Мальчики! Обратите внимание, как мой муженёк быстро учится! Кажется, он сам решил Вас удовлетворять! — она подняла наших зрителей в очередной приступ смеха. — Хватит чистить инструмент, у тебя ещё четыре впереди будут! Вставай! Постели свою мастерку на скамью, это будет наше брачное ложе!

Подняться, после продолжительного стояния на коленках было сложно, однако я ощутил просто блаженство от обычного распрямления ног. Чёрная мастерка с моего плеча, полностью укрыла нешлифованную доску внизу.

— Будьте любезны, уважаемый! Прилягте на постель! Скоро Вам подадут меня! — Жёнушка, замыслила очередную издёвку.

На лежащего со стоячим членом кавказца, жена велела одеть её киской. Изумлённый её фантазией, я решил поберечь пекущие от ударов до сих пор ягодицы, прижавшись грудью к её спине, взял жену под коленками, разведя её ноги по сторонам скамьи. Мои, даже самые фантастические воображения не могли бы ранее предсказать подобную сцену. Медленно опускал любимую на член, понимая, что совсем рядом за мной наблюдают не только глаза жаждущих повторить похожее парней, но и сразу две видеокамеры. Да, если я показал бы отцу это видео, то был бы изгнан навечно из семьи. Бандит, лежащий на скамье, держал жену за сиськи, а она своими руками, корректировала попадание его органа в себя.

— Когда скажу, резко опустишь меня вниз! Попробуй потом только сказать, что не ты мне целку порвал! — Лена снова засмеялась, а когда чуть успокоилась, то почти крикнула: — Опускай!

Падение её тела было сантиметров на семь, но громкое «ой» напугало меня. Вот и всё, её порвали, у меня на глазах и даже с моей помощью. Мне стало жаль себя, но даже тогда, я осознавал, для чего эта жертва была предназначена.

— Не стой! Приподнимай меня осторожно! Я хочу чувствовать твои руки на талии. — Лена, запрокинула вверх голову и томным взглядом смотрела на меня. Без переводчика было понятно, что ей хорошо, а она кайфует, сидя на члене верхом. Я нагнулся, так как на колени больше не желал становиться, но Лена буркнула: — Не сачкуй, на колени рядом стань!

Дальше, для меня начался ад. Измученные коленки болели, к моему весу тела я добавлял ещё жены вес, тихонько приподнимая её руками. Десять, двадцать, тридцать, а на больше меня не хватало. Алёнка решила сама, упираясь ногами, подняться и сразу же соскочила с инструмента.

— Поправь его рукой! — Для свободного доступа к их гениталиям, она предпочла лечь на любовника и сразу впилась в его губы. Мне, ничего не осталось, как выполнять указание спешно. Твёрдый орган был настолько слизким, что сначала выскочил из моей руки, но со второй попытки он вошёл в вагину. Полминуты спустя, её попа начала поступательные движения, а я делал вид, будто смотрю за горизонт, но сам не мог оторвать взгляда от действия на скамейке. Мой пенис, ужасно давил изнутри, возбуждение нарастало, как же хотелось кончить хотя бы с помощью руки. На моих глазах любовная страсть разгоралась всё сильнее, охи и вздохи стали издавать оба. Мне показалось, что ничего страшного не произойдёт, если я поправлю прижатый брюками член, а заодно и подтяну штаны на попу, ведь после порки она оставалась голой. Стоило мне запустить правую руку под резинку, как я попался на глаза обернувшейся случайно жене. Ей показалось, что я занимаюсь самоудовлетворением глядя на неё. — Вытащи руку из штанов, бессовестный. Мало того, что ты перестал помогать, так ты ещё и присоединиться к нам без разрешения решил! Твоё место сейчас под скамьёй будет, а я на спину тебе стану!

И до чего же распутна, казалось мне тогда, моя жена! Придумать такое! Загнать супруга под скамью, где мне пришлось прогибаться под доской и едва не касаться животом земли, а на шее и болевшей заднице, иметь её два белых кроссовка. Расставив ножки и присев, Лена передавала мне все свои толчки, прыгая на его члене.

— Мальчики! Кто желает быть следующим, можете дать моему мужу свой инструмент для полировки! — Скачущая девушка, будто дала команду — фас. Парни начали спорить кому бать следующим, пока их босс, не присвоил им нумерацию. Прыткие насильники, передавая друг другу эстафету, изгалялись над моей головой, минут пять. — А, могу я Вас теперь так и называть? Ты — Первый! — обратилась Лена, к своему лежащему под ней любовнику.

— А чо, можно и так, я не против! Вставай, теперь я сверху тебя пилить буду!

— Хорошо любимый! Как ты хочешь?

— Ну, можешь на спину лечь!

— Муж, вылезай из-под скамьи, ты простынёй работать будешь! — Интонация милой беседы с кавказцем и мной, быстро сменилась на грубую. Номер пятый, зашедший предоставить в мой рот свой член, успел только с десяток раз махнуть им, держа меня за уши. Измученный, я выбрался наружу и был благодарен Первому за свободу. Быть простынёй — означало лечь первым на скамью, а на лицо мне присела моя девочка и подняла вверх ножки. На перемешанном в слизи местечке явно различались бурые и ярко красные пятна крови. Машинально, я стал держать её талию, а в пяти сантиметрах от моего рта, Первый вставлял ...  Читать дальше →

Показать комментарии (13)
наверх