Золотое лето

Страница: 7 из 17

твердая какашка со спермой, потом девушка громко пукнула и начала полноценно срать, а заодно и ссать. Все бы ничего, но это все происходило на одеяле, между прочим ирландском шерстяном. Но Олька уже не могла остановиться. Неплохо ее пацан растрахал, она не могла сжать жопу и остановиться. Только когда естественные позывы, спровоцированные анальным сексом, прекратились, Олька закончила срать. Короче, изгадила она все одеяло, наложила на него целую кучу и еще обоссала в тому же.

— Извини — сказала она — пойду-ка я в озере искупнусь, подходите ко мне, когда закончите, поплаваем — Олька встала и пошла как ни в чем не бывало купаться.

— Вот это баба — вымолвил Миха — такую бы каждый день в жопу ебал, такой станок, и срет так классно.

У меня хуй уже дымился. Я решил трахнуть Надьку в пизду. Положил ее на спину, раздвинул ей ноги и вошел в нее.

— Еби глубже — попросила она меня.

— Постараюсь.

Я трахал Надьку, а ребята с интересом смотрели как взрослые ебутся. Девушка опустила руку на клитор и стала интенсивно тереть его пальцами, а ребята догадались взять ее за соски. И тут мы кончили, почти одновременно. Сначала начала орать в оргазме Надя, ну а я, почувствовав, как начало сжиматься и пульсировать ее влагалище, тоже почувствовал, как прямо оккуда-то из пяток стал накатывать оргазм. Надька орала как бешеная и царапала за руки ребят, а я вкачивал прямо ей в матку, казалось, что литры спермы. Наконец, я повалился рядом с женщиной на одеяло без сил... прямо в кучу Олькиного говна.

— Ебать мои яйца — я подскочил как ужаленный, вскакивая с обгаженного одеяла. Спину говном все-таки немного испачкал. Но ничего, скоро купаться.

— Держи, братан — подошел ко мне Макс и протянул сигареты с таким серьезным видом, что я засмеялся в голос.

И тут заржали все. Дико заржали. Ребята повалились на голую Надьку, стали ее щекотать, а я закурил сигарету и стал осматриваться по сторонам.

Какая красивая природа — думал я, глядя на березы вокруг, на светлые песочные берега озера, на нежную сочную траву, на солнце, укрытое мягкими облаками и катящееся к закату...

Вспоминая всю свою жизнь, мне кажется это был один из счастливейших дней, чистый кайф в своем природном проявлении. Надеюсь, что деревенские ребята запомнили этот день таким же...

Через минуту я не спеша поднялся, пошел повернул мясо на мангале. Подгореть оно не успело, только зарумянилось, потому что весь наш секс занял каких-то 8—10 минут, все кончили очень быстро от нереального возбуждения. Я докурил, перевернул мясо и предложил всем пойти и, наконец, искупнуться пока еще не похолодало и чтобы нагулять аппетит. А заодно смыть с себя пот и... Олькина говно...

После купания и шашлыка мы трахнулись еще разочек. На этот раз кончали в сладкие мохнатки моих женщин. Кто и кому уже не помню, но каждой из наших девушек досталось по две палки. Когда начало смеркаться, ребята села на велосипеды и уехали в деревню, а мы на машине отправились домой, попрощавшись с ними.

Часть 5. Чурки

На утро встали мы с трудом. От секса практически на голой земле болело все тело. А девчонки вообще еле еле шевелились. Растрахали мы их вчера все же знатно.

— Всю пизду намяли — жаловалась Олька, обращаясь к Надьке, когда мы сели завтракать — в тебя то ребята быстро кончили, а меня трахали целый час, особенно вот этот — она указала на меня — стареешь ты Димка. Ребята вон как быстро спустили, а ты затрахал всю пизду, растянул, поэтому пацан со своим маленьким отростком после тебя кончить долго не мог.

— Оля — ответил я ей — тебе пизду еще до меня так растянули, что тебя теперь кобель ебать может по самые яйца да и вместе с яйцами тоже.

— Мы ведь теперь залететь можем — настороженно сказала Надька — хоть мы с тобой и пьем гормоны, но если в нас столько кончать будут, то можем и залететь.

— Так это не беда — сказал я — я же обещал каждой из вас если залет — аборт через 2 месяца и премия миллион — это в ваших же интересах.

— В наших интересах — тихо повторила Надька, помешивая сахар и кофе со сливками — тебе хорошо так говорить, тебе ведь аборт не делали никогда да и не сделают... Очень это неприятная процедура.

— Не спорю — согласился я.

— А вы знаете — сказала Олька — а мне состояние беременности нравится, серьезно. — Олька сидела и с жадностью ела кусок слоеного торта с фруктами — беременность это такое чувство, когда твой организм ведет себя по другому, гормонов много. Я когда залетела от Пашки в прошлом году, ничего ему не сказала, я сразу почувствовала когда залетела, без всяких тестов, серьезно. Трахаться хотелось постоянно, вот тогда я действительно заблядовала.

— Так я и говорю, что ты блядь, вот видишь сама призналась — улыбнулся я.

— Да пошел ты — огрызнулась Олька — это только тогда вот и случилось. Причем я всем практически разрешала кончать в себя, потому что два раза ведь не залетишь если уже залетела.

— А не боялась подцепить чего-нибудь? — спросила Надька, допивая свой кофе.

— А ты, Надя, не боишься похудеть — ответила ей Олька — а то смотри, кроме маленького круассана не съела ничего. Подцепить не боялась, потому что трахалась с читыми парнями, к тому же пользовалась потом специальными свечами. Так вот, я до аборта тянула почти 3 месяца, уже сиськи наливаться начали. Потом уже тянуть было некуда и пока Пашка уехал в Москву по работе, тут я и сделала аборт. За эти три месяца трахнулась я, наверное с десятком разных парней, причем иногда сразу с двумя или тремя и все кончали в меня. А с Пашке почти и не давала кстати в то время. Однажды, я помню пришла ночью вся обконченная, трусики мокрые от спермы, по ногам стекает и тут пьяный Пашка тоже меня захотел. Мыться не хотелось, я так и дала ему по сперме тех двух парней, кто отымел меня перед этим. Пашка вроде даже ничего не заметил, я сама удивилась. Наверное, тоже пьяный был.

— Занятная история — подвел я итог после нашего завтрака — сегодня девчонки едем за шмотками на центральный рынок.

— На фига? — спросила Олька — У нас барахла этого и так несколько шкафов.

— Не на фига, а забавы ради — ответил я.

— Опять какое-нибудь извращение придумал? — поинтересовалась Надька.

— Ну да, типа того. Корче, девчонки, одеваемся сегодня посексуальнее, вызывающе. Короткие сарафаны или что-то типа того. Белье новое, полупрозрачное, чтобы и сиськи и волосатые лобки через него было видно. На рынке будете прилюдно мерить всякие шмотки демонстрируя окружающим свои шикарные прелести.

— Вот это прикол — прокомментировала мои слова Олька.

— Сначала будете мерить платья, сарафаны, футболки, потом купальники и белье. А я будут ходить за вами, типа я тут ни при чем и просто смотреть на все это. Ну а после примерки советую вам трахнуться где-нибудь на рыночном складе с какими-нибудь чурками.

— Да ты офигел совсем — возмутилась Надька — ты же знаешь, я чурок всяких терпеть не могу. Ольке вон все равно — хоть с хачами, хоть с неграми. А мне хачу давать западло.

— Хорошие премиальные по итогам работы никто не отменял — весело ответил я, подмигивая девушке. — Тебе может понравится, сама потом еще попросишь.

— Я ничего не обещаю — сказала Надька — на месте будет видно.

— Я согласна — Олька была, по-моему, даже рада такому повороту. Ее блядская натура быстро взяла свое.

— Ну вот и замечательно, дамы, тогда поехали. Но поедем мы не на машине, а на маршрутке — сказал я.

— Это еще почему, жара такая на улице — возмутилась Надька.

— Потому что вы, дорогие мои, свои прелести начнете показывать уже в маршрутке. Так, одеваем вот эти полупрозрачные стринги — сказал, подавая девчонкам трусики. Ольке достались розовые, а Надьке белые.

Девушки одели стринги.

— Повернитесь — скомандовал я — так, теперь кругом

Девушки выглядели шикарно. Шикарные сиськи 4—5 размера под собственной тяжестью слегка свисала у обеих, дальше шли ровные ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх