Рука на шортах

Страница: 3 из 6

видеть окружающий мир. Мы ехали по какому-то селу. Несколько парней пили пиво из одной бутылки, прислонившись к чьей-то калитке. Они смотрели вслед автобусу. Возможно, они видели за одним из окон меня, но им, конечно, и в голову не могло прийти, что в этот момент мужская ладонь ласкает мою ногу, а я сижу, замерев, боясь пошевелиться, и лишь вслушиваюсь в свои ощущения.

Ладонь сделала несколько кругов по моей коленке и, видимо убедившись, что она ничем не отличается от той, первой, двинулась в обратный путь наверх. И опять я напрягся в ожидании.

Все произошло и быстрее, и недвусмысленнее. Рука парня проползла последние сантиметры по ткани шорт и уверенно легла мне между ног. Замерла там. Пальцы коснулись мошонки, ладонь — члена, и конечно, парень тут же ощутил тепло и мягкую податливость того, что находится у любого мужчины между ног. На мне были самые обычные тонкие, летние шорты, и он должен был ощутить все детали. Так же, как я ощутил сквозь ткань дрожь его пальцев.

Я дернулся, но это не была попытка вырваться, а лишь мгновенное напряжение тела, по которому неожиданно ударила волна запретных ощущений.

Парень спокойно ждал. Его ладонь лежала между моих ног целую секунду, и лишь когда он захотел этого, сползла на бедро.

Это был последний шанс. Я еще мог прикинуться, что до сих пор не понимал, что происходит. Мол, рука на коленке еще ничего не значит. Мол, мимолетное прикосновение подушечек пальцев было случайностью. Но теперь, когда уже не было сомнений, когда все было явно, понятно, откровенно, я должен был либо сказать «да», либо сказать «нет». Чтобы сказать «да», мне не нужно было ничего делать. Просто сидеть, как сидел, замерзшей в оцепенении статуей самому себе. А чтобы сказать «нет», мне нужно было сделать усилие. Издать какие-то звуки. Пошевелиться. Встать. Уйти.

Я ничего не делал. Я смотрел в окно, смотрел, как безымянное село проносится мимо, и молчал, и не шевелился. И только между ног горело прикосновение ладони, отдаваясь во всем теле волнами немыслимых, преступных ощущений. А в голове носились мысли о том, что нужно немедленно все это прекратить, что этого делать нельзя, нельзя ни в коем случае.

Рука парня даже не дошла до края шорт. Она скользнула несколько раз снаружи-внутрь по бедру и двинулась обратно, к теплу самой интимной части моего тела. Она вновь легла мне между ног, но теперь не замерла, а слегка сжалась, подбирая мошонку и мягкий член в горсть.

Я едва не задохнулся. Я весь напрягся. Я закрыл на мгновение глаза.

Ладонь сжалась немного. Потом слегка стала двигаться. Сверху-вниз, из стороны в сторону. Совсем чуть-чуть. Парень тискал мои член и яйца, щупал их, ласкал. Совсем мягко, нежно, едва-едва.

Я был ошарашен и напуган. Меня била нервная дрожь. Я чувствовал себя последним извращенцем и в то же время беспомощным зверьком в сильных руках жестокого охотника.

А еще стучала мысль, что он теперь совершенно явственно ощутил, что у меня не стоит. И не встает в ответ на его ласки. Я ощущал стыд, что мой член не стоит...

А он продолжал водить ладонью мне между ног, иногда несильно сжимая все, что там было, а иногда начиная перебирать пальцами, чтобы ощутить мельчайшие детали. Он прощупал яичко, потом второе. Он сделал это так нежно, что боли я почти не ощутил. Он выделил мягкий отросток пениса и ощупал его. И вновь принялся несильно сжимать все это в ладони. И вновь водить рукой сверху вниз. И вновь тискать.

Я бросил взгляд на парня. Он смотрел мне между ног. Лицо его казалось спокойным и серьезным. Я смотрел на него, и вдруг вновь стал ощущать его красоту. В том странном положении, котором я был, я все еще был способен восхищаться красотой...

В этот момент меня вдруг осенило. Эти красные пятнышки на лице, раздувающиеся ноздри, дрожь губ — это все было не что иное, как возбуждение, страсть, желание. Он получал удовольствие от того, что ласкал меня между ног! sexytales.org Даже не смотря на то, что у меня не стояло! А может, то, что у меня не стояло, добавляло что-то особенное в его ощущения? Может, ему нравилось тискать мой мягкий член?

Этих мыслей оказалось достаточно, чтобы мои нервозность и страх на одно-единственное мгновение слегка ослабли. И в моем члене тут же появилось новое, такое знакомое ощущение. По пенису пробежала волна. Казалось, она не оставила после себя никакого следа, но уже вторая волна заставила член вздрогнуть.

Парень, конечно, почувствовал эту дрожь. Его ладонь замерла. Теперь он просто держал ладонь и ощущал кожей то, что происходило у меня в трусах.

Мой пенис уже ничто не могло остановить. Он уверенно наливался кровью, вытягиваясь в длину, твердея. Даже просто лежащей на нем ладони было достаточно, чтобы по нему пробегали спазмы, превращая мягкий отросток в твердую палку. Все произошло быстро, за какую-то секунду.

Парень вдруг убрал руку. Я удивленно посмотрел на него, и понял, что он пристально всматривается мне между ног. Я перевел взгляд и с ужасом увидел, что контуры члена явственно проступили через мягкую тонкую ткань. Шорты оттопырила ровная палка, лежавшая чуть наискосок, от неопределенной припухлости мошонки почти до самого пояса. При должном воображении по движению теней можно было себе представить возбужденные движения вытянувшегося цилиндра. Все это было видно, и он смотрел. И видел.

Часть 3. Я резко сел в кресле

Я резко сел в кресле, закрывая руками и корпусом столь откровенную картину. Мне было стыдно. Я почувствовал, что краснею. Осторожно оглянулся на него. Он смотрел на меня также спокойно.

Он некоторое время смотрел на меня. Потом повернулся в своем кресле ко мне вполоборота. И протянул другую руку, не ту, которой он меня трогал. Той, ближайшей ко мне рукой, ему было неудобно. Дальняя от меня рука не была ничем стеснена, могла двигаться как угодно, и он тут же этим воспользовался. В полной тишине эта рука прикоснулась к моему плечу и слегка на него надавила. Он хотел, чтобы я вновь откинулся на спинку кресла.

Я посмотрел на него. Он слегка, едва заметно улыбнулся мне. И опять надавил на плечо.

Меня била нервная дрожь. Я не понимал, что происходит. Я был совершенно опустошен своими собственными ощущениями. И еще — я вполне явственно чувствовал, как волны сокращений прокатываются по моему эрегированному члену.

Он слегка усилил свой нажим. И я поддался. В одно мгновение сдался. Расслабился. Откинулся на спинку кресла.

Он взял мою безвольную руку, все еще прикрывавшую низ живота, и опустил ее на сидение. Потом проделал это же с другой рукой.

Мы оба смотрели мне между ног, туда, где бесстыдно оттопыривала шорты твердая палка.

Ладонь погладила твердый цилиндр в моих шортах. Не спеша, мягко, нежно. Сверху-вниз. Сверху-вниз.

Меня прострелило острое ощущение удовольствия, смешанное с не менее ясным пониманием, сколь запретно, извращенно мое удовольствие. Мое тело невольно дрогнуло, слегка подавшись вперед, к сладостной ладони.

Я вдруг явственно понял, что сегодня, еще до сумерек, я лишусь своей девственности. В моей голове в одно мгновение родилась полная, окончательная уверенность, что я познаю секс, познаю его весь, во всем его разнообразии, познаю еще до того, как бабушка начнет вызванивать меня, недоумевая, почему я не появился.

Никогда не думал, что стану мужчиной с мужчиной... То есть... Я даже представить себе такого не мог...

Сколько раз я себе представлял свой первый настоящий, «большой» секс! Сколько разных ситуаций обыгрывал в воображении! Сколько разных лиц, фигур и характеров были в те моменты в моей голове! Но всегда это была женщина. Кто-то женского пола...

Я не сомневался, что этот парень трахнет меня, именно он меня, а не наоборот, и трахнет не один раз. И я знал, что это будет прекрасно, что это будет счастье и радость, и что все мои страхи — глупость, и все газетные штампы — глупость, и я не вспомню ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх