Мои откровенные фантазии

Страница: 3 из 4

волосы в душевую кабину. Резко уперев меня лицом в одну из стенок, он заставил меня слегка наклониться. Одной рукой он придерживал мою голову, второй легко провел по позвоночнику, провел одним лишь пальцем сквозь половинки попы, дотронулся до крепления плага и слегка покачал его. Я лишь сощурила глаза ожидая боли, как он перестал делать какие-либо движения и убрал руку. Я даже немного расстроилась, а он словно наслаждался подобным положением дел, устраивая эту пытку нарочито медленной. Удар по ягодице последовал неожиданно, потом по другой. От силы удара живот колыхался из стороны в сторону, вызывая ужасную боль. Видимо я слишком отвлеклась, что не сразу почувствовала, как из меня извлекают анальную пробку. Я лишь сжалась, как осознала, что произошло.

— Ну? — спросил он, разворачивая меня к себе лицом. — В чем проблема?

— Мне... Мне стыдно... — я потупила взгляд в дно душевой кабины.

— Да неужели? Тогда я считаю своим долгом помочь тебе.

Без всяких церемоний он нажал мне раскрытой ладонью на середину живота. Все произошло настолько неожиданно, что искры сыпанули из глаз, а глаза застлала пелена бессознательного состояния.

Разлепив глаза, мой взгляд уперся в глянцевую поверхность натяжного потолка. Похоже я вырубилась от избытка чувств, давно такого не было. Из ванны слышался шум воды. Я представила, что там произошло. Он там наверно все отмывает... Стыдно то как. Я присела на диване. Подо мной была постелена пеленка... Позаботился об остаточных эффектах, а они кстати были.

Тут шум воды стих, а через минуту он появился в проеме двери с одним полотенцем на бедрах, а так же с мокрыми волосами достающих до плеч. Видимо я не только душевую кабину запачкала, коли он решил еще и помыться. Тут уже стыд вылился в румянец. Смотреть ему в глаза было тяжело, поэтому я потупила взгляд.

— Ты наверно очень голодна, — начал он — предлагаю тебе сходить до ближайшей кафешки, а потом мы с тобой заглянем в одно место.

Когда я начала одеваться, то сильно пожалела, что не надела в пятницу юбку, а пошла в джинсах. На данный момент они только напоминали о недавних неприятных ощущениях. К тому же остаточные действия потребовали коррективов в виде прокладок, которые я терпеть не могла. Хотя надо радоваться, что они вообще у меня оказались.

Ближайшее кафе оказалось сразу напротив дома. А вот сочетание японской и итальянской кухни немного смутило. Но все же мой выбор остановился но собе с курицей и латте. Мой спутник заказал себе только эспрессо. Все это время он о чем-то думал и почти не обращал на меня внимания. Когда я закончила с поеданием гречневой лапши, я позволила ему расплатиться и мы вышли. Уже сидя в такси он сказал мне, что мы едем в узкоспециализированный магазинчик.

Никакой толковой вывески магазин не имел. Более того, ее вообще не было. Странная дверь и длинный коридор со множеством других дверей. На одной из них имелся популярный значок страховой компании, на другой некая тур фирма «чемоданное настроение», а третья без вывески — в нее то мы и зашли. Первое, что меня удивило, это большое наличие стеклянных стеллажей и куча коробок на входе, о которые я чуть не споткнулась. Господин тут же твердым шагом направился к продавцу, оставив меня разглядывать ассортимент в стеклянных шкафах. Они пестрили всякими ничего не говорящими лично для меня надписями и представляли незнакомые мне до селе узкоспециализированные инструменты. Из всего ассортимента я узнало лишь катетеры, иглы и вагинальное зеркало.

Пока я таращилась на витрины, то мой Господин, закончив покупки, подошел ко мне, приобнял за плечи, а во второй держал увесистый пакет.

— Пошли, детка. Я взял кучу преинтересных штук, в том числе и пару ректальных полистирольных расширителей. Ну и по мелочи-пару игл, кетгут хромированный...

Рассказывая про особенности хирургических штучек, он вывел меня из магазинчика и словил машинку до дома.

В салоне машины он продолжал свою лекцию об использование тех или иных медицинских штучек от бужей до корнцанг. Мужчина, что вел машину, ловил части разговора, но молчал, однако, поглядывал на нас в зеркало с явным любопытством. А я понимая это, краснела и краснела.

Когда мы вышли из машины я накинулась на него с претензиями.

— Да ладно тебе шуметь, я же знаю что от стыда ты получаешь дикое возбуждение.

Я замолчала, парировать правду было нечем.

Минут через пять весь медицинский арсенал был разложен на столе в гостиной. Затем он выкатил на середину комнаты офисное кресло и небрежным жестом предложил присесть, добавив при этом.

— И раздеться не забудь.

Когда я села на стул, он подошел ко мне, подтянул меня за ноги и задрал их к спинке стула. Быстро перевязав веревкой их между собой, он подтянул к ним мой руки, так же затянув их за стулом и подвязав к ногам. Взяв в руки ватный диск он пропитал его жидкостью из баночки с надписью «Лидокаин». Помнится мне это было какое-то из обезболивающих. Аккуратно проведя ватным диском по моим половым губам, он отодвинулся и полюбовался своей работай. Немного холодило и щипало, он же с невозмутимым видом выбирал какой из шовных материалов вдеть в иглу.

Будучи раскрытой и обездвиженной в подобной позе мне стало дико стыдно. Я почувствовала как щеки залились румянцем, а взгляд отвела в сторону.

— Что предпочитаешь — шелк или хромированный кетгут? — и не дождавшись ответа, глянул на стол с инструментами — Я думаю шелк будет лучше.

Он взял со стола корнцанг и подошел ко мне. Ловким движением руки он соединил мои половые губы и защелкнул на них это пыточное орудие. Боли почти не было, лишь небольшая тяжесть говорила о том, что что-то неприятное происходит с моей промежностью. Следом он снова вернулся к столу с инструментами и игла с шелковой нитью блеснула в его руках. От взгляда на это мне стало не по себе, более того, я была в тихом шоке. Я зажмурилась, когда он подошел ко мне.

— Да не волнуйся ты так, — он потрепал меня по волосам. — это не так уж и больно, к тому же не на вечность все это. Так на денек-другой.

Острый конец иглы уткнулся в мягкую ткань малых половых губ. Лидокаин может и притупил ощущения и пережатый корнцангом части потеряли чувствительность, но боль от деформации чувствительной ткани я все же почувствовала. Острое жало скользило и рвало мою кожу, а ровные стежки лишили меня киски. Когда все закончилось и был снят корнцанг, я увидела на лбу Хозяина пот. Он явно старался и ему тоже было сложно. Все таки подобные воздействия — это психологический опыт для обоих. Он встал и лишь устало улыбнулся мне.

— Знаешь что, мне лень развязывать пока. Может разрежем? — предложил он, косясь на охотничий нож, что лежал у него в полке гостиной комнаты как сувенир. Я лишь кивнула, от нервов мой язык прилип к небу и отказывался слушаться.

Взяв нож в руки я ожидала быстрой свободы, но он начал играть на моих нервах дальше. Аккуратно водил острым лезвием по коже, Порой кончиком царапал на моих ногах затейливый узор, оставляя белые царапинки на нежной коже.

— Может мне расписать тебя всякими надписями? Как ты относишься к НКСС?

— Пожалуйста, не надо... А если соседка по комнате увидит? Я же вовек от позора туалетной бляди не отмоюсь.

— Да, нехорошо как-то получится... — Он задумался. — Ну поживешь недельку у меня пока маркер не отмоется.

Он тут же разрезал веревки сдерживающие меня и пять минут спустя я потирала затекшие запястья. Действие Лидокаина начинало сходить и чувствовалась странная стянутость. И как назло захотелось в туалет. И тут же начались первые проблемы. Все адски жгло и доставляло кучу проблем. Я лишь только тихонько подвывала, сидя на фаянсовом друге. Невольно даже слеза прокатилась по щеке. Ходить оказалось тоже немного проблемно. От шагов все немного терлось и ноги начинались подкашиваться в предательском мазахистическом наслаждении, а между сшитых губок начинала течь смазка.

Видимо Хозяин дал мне время привыкнуть и ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх