Рождественский олень

Страница: 4 из 5

лужу к уже подмерзающим

Морозко отпустил Санту и он плюхнувшись на землю благодарно посмотрел в сторону девушки.

— Тьфу! Блядство, ты что как его...

— Зоофилка, подсказала Марина. Нет конечно, но это сон, а раз сон и я пьяная... А во сне можно! И не считается!

— Ладно, можешь это... э продолжать...

— А я уже все... Наеблась! Марина сладко потянулась нисколько не стесняясь перемазанного в сперме голого тела. Еще не хватало воображаемых персонажей стесняться.

— А что с внучкой вашей, Марина постаралась перевести тему.

— А, будь она неладна, на чем я остановился? А... Етун это умом обиженный, перепутал и мои посох вставил, а он волшебный и все замораживает. Снегурку то заморозить сложно, она и так...

— Сосулька? Подсказала Марина

— Да, Сос... Ах я те щас! Пошлячка!

— Я ничего такого не имела в виду! Обиделась Марина.

— Ладно... Верю, сам виноват, это все тырнеты гребанные! Заразная штука!

— А интернет у вас откуда?

— Дык где его счас нет, хоть на северный полюс проводи! Вон у Клауса тоже есть! Только деньги плати, а денег у меня хватает! На чем я? А!. Но примерзнуть понимаешь у нее получилось. Там это... Влажно в общем... было... лябра... Лубра..

— Лубрикант замерз, подсказала Снегурка.

— Во вот, либрикант! Ты смотри у меня, погрозил он Снегурке, про оленей забудь! Узнаю — прибью!

— Больно надо... Скривилась Снегурка, они с етунами не сравняться...

Морозко сделал вид что не услышал.

— Вот я к тебе и по делу. Обратился он к Санте. Изба, понимаешь у тебя жаркая, вот и хотел чтобы дура непутевая моя у тебя посидела, пока, ну в общем посидела немного. А взамен я забуду, про твою выходку с филкой. Договорились!

— По рукам! Санта явно обрадовался.

— А с твоим домом что?

— Етун... буть он не ладен... Я ему только подзатыльник дал легонько, так чтоб знал...

— Хм он же вроде огромный, как дотянулся? Недоверчиво протянул Санта.

— А я кх... не рукой... ногой... лежал он! Посох в манду этот олух недоделанный пихал! Я его легонько, дабы внимание на себя обратить... Хотел посох ему в одно место воткнуть, дабы неповадно было, дергаю, а он застрял понимаешь...

— Где застрял?

— В манде! Примерз уже! Я его хватаю, а он... В общем лярва эта повисла на нем причинным местом, тфу стыдоба! Визжит во все горло так что уши заложило! Обратно поворачиваюсь, а он уже от испуга стенку проломил и убежал! Ну и печку по пути разнес окаянный! Вот теперь моя хата и стоит, без стены одной, без печки, в ущерб меня ввел басурман проклятый!

— А дальше с етуном что?

— Что что... гнался я за ним до самого этого его... Етунхейма. А там стена здоровая, заперлись, я им ворота сломал, а там еще одни. А я без инструмента, посох сам понимаешь пришлось дома оставить. А время то поджимает. Ничего. С праздниками разберусь я им устрою. На всю жисть запомнят как с Трескуном связываться! Он грозно схватил посох и стукнул им об снежный наст. Сверху пискнула Снегурка.

— Блин, поморщился Мороз, забыл... опустив посох перехватил внучку с торчащим посохом подмышку.

— Ничего! Хохотнул Санта, у меня и не такое бывало. Бывало вылезешь из камина а там... Впрочем что тут стоять, за столом дорасскажу! Давайте все ко мне, там эльфы наверное стол уже накрыли, Да и этим оленям злоебучим поляну накрыть обещал! Я правильно это по русски сказал?

— Правильно усмехнулся Морозко, особенно про злоебучих! Твоя гостья уже заценила. Верно филка? Обратился Мороз к девушке.

— О! Это верно подмечено! Я кончила по полной! Попыталась съехидничать Марина.

— Ну, раз говоришь что тут все свои дела закончила, тогда пошли в гости. Скомандовал Мороз. Садись на этого ебаря красноносого и поехали. Рудольф беспрекословно подставил спину и Марина уселась на него нисколько не стесняясь и не скрываясь.

Морозко с интересов посмотрел ее сторону.

— Бабца что надо, сиски мягонькие, прям в руку и просятся! Одобрительно ухнул в бороду. Сиськи всем бабцам на зависть, внучка моя вон всяки тряпки подкладывает... А тут коса до пояса, правда худосочна малось, но это дело поправимое. И что тебя на рогатых потянуло? Мужиков не хватает?

— С мужиками дедушка проблема. Измельчал мужик нынче, вздохнула Марина покачивая грудями в такт шагам Рудольфа.

Морозко с заметным трудом отвернулся.

— Не печалься красна девица, по такому делу я тебе лично подарок сделаю, будет у тебя настоящий мужик.

Блин, подумала Марина, намек понятен... Старый хрыч а все туда же, вслед за оленями... Еще меня пошлячкой называет. Надеюсь у этого деда хоть член приличный будет?

— А что там с етунхеймом? Марина решила сменить тему. Что вы там можете устроить?

— Да так. Тамошний божок зимы дохленький, я его на раз упаковал. Не успел убежать! Дома у меня сейчас... Печку чинит. Остальные, что за стеной остались, поживут у меня теперь немножко в Африке. Попляшут как черти на сковородках. Открыть правда все равно не откроют, слишком хорошо меня знают. Но с посохом я им и вторые врата выбью! Не первый раз им уже мозги вправляю! Хотя все равно без толку, валенки они и есть валенки.

— А разве боги не должны быть одинаково сильные?

— Нет конечно. Многое зависит от количества поклонников. Сколько их там в этих етунов верят? И сколько меня привечают?

— Ну в таком случае я должен быть сильнее, проворчал Санта. В меня больше верят. А в некоторых странах тебя вообще запретили.

Ну, еще зависит от того кто в тебя верит. Твои лишний раз задницу поднять бояться. И про тебя думают так же. А мои любому жопу надерут и верят что я смогу сделать тоже самое! И сделаю! А запрещальщики... Да, на праздник конечно они меня не пригласили, но я не гордый, сам к ним зашел, напомнил что я не только подарки раздаю. Теперь их обмороженная жопа все время им напоминает что я существую! Хе, хе!

В домике у Санты к этому времени было уже жарко натоплено. Санта пригласил всех за стол, включая оленей, раз уж обещал, который был уже накрыт смешными зелеными эльфами. Привычный распорядок конечно был временно нарушен резким ступором человечков которых сиськи Марины буквально загипнотизировали. Но резкий окрик Санты молниеносно привел их в чувство и дом снова зажил своей жизнью. Правда эльфы прислуживая за столом так и норовили задеть груди Марины, но ее это только забавляло.

— Не обижайся. Извиняющимся тоном сказал Санта. У эльфиек с большими размерами проблемы, вот и видя такое чудо они и не могут успокоиться.

— Да ничего, лишь бы карандашики свои не пихали, а то устала я от карандашиков, беззаботно отмахнулась Марина, наливая себе еще вина.

Дальнейший вечер был просто чудесным. Упившиеся Санта и Морозко чуть за грудки друг друга не хватали, потом мирились и снова скандалили. Марина весь вечер травила пошлые анекдоты и хорошо пообщалась с бойкой на язык Снегурочкой, которая в подробностях объяснила что зря она в письме заказала не етуна. Пообещала познакомить как нибуть. А олени — это пошлятина. На деда просила не обижаться, он все еще считает что она маленькая вот и заботиться.

Неугомонные эльфы в своем стремлении к идеальному порядку попытались утащить посох Морозко, чтобы поставить его в прихожую, но загипнотизированные тяжелым колыханием грудей Марины не заметили что к другому концу палки что то прилеплено. Поэтому внезапно с визгом исчезнувшая под столом Снегурка заставила всех на время растеряться. Правда появившиеся через пару секунд из под стола два замерзающих на ходу эльфа неотрывно наблюдающие за Мариной и при этом тащившие шест на другом конце которого была звонко возмущающаяся Снегурка с вывернутом до головы платьем, быстро расставили все по своим местам. Эльфы до прихожей дойти не смогли, превратившись в две остроносые ледяные статуи. Морозко все еще не отсмеявшись выдернул у них злосчастный посох со Снегуркой и дыхнув перегаром разморозил несчастных.

Давно Марине не приходилось ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх