Нимфеточка. Часть 2: Рассвет

  1. Нимфеточка. Часть 1
  2. Нимфеточка. Часть 2: Рассвет

Страница: 3 из 4

с неподдельным изумлением.

— Я думал, ты не придёшь, — он тянется к девичьим губам, но на него смотрит распухший багровый нос. — Отец?

— Я, — Соня теряется с ответом, — в общем, Глеб, я...

Глеб всё понимает. Он старше Сони лет на десять и жизненный опыт говорит, что нужно укрыть девочку потеплее, впустить в дом и ни о чём не спрашивать.

— Я искал тебя всё утро, глупенькая, — тяжёлая рука опускается на плечи девушки, — проходи, — губы целуют иссиня-чёрные волосы.

Пока время летит осенним листопадом, любовь цветёт оргазмами в душевой, пробуждается минетами, пламенеет в ночном экстазе и замирает в предрассветной дрёме. Глеб уходит на работу, оставляя Соню в неведении и домашних хлопотах. Весь день кастрюли журчат, сковороды шкварчат, а сигаретный дым — девочка пристрастилась к табаку — коптит потолок. Ни одна тварь не тревожит их счастья до сегодняшнего дня.

Глеб накидывает любимую куртку, Соня ластиться, как сытая кошка, и вдруг — звонок. Воздух наэлектризовывается и густеет так, что ноздри тяжело всасывают его. Впервые за несколько месяцев кто-то звонит Соне. Глеб напряженно выдавливает улыбку.

— Отец?

Соня пожимает плечами. Даже Глеб ей не звонил: совместное проживание убрало в этом нужду.

Сообщение. От Алёны. Короткое и хлёсткое: нужны деньги — звони. Соня облегченно вздыхает.

— Это Алёна, — улыбка мягко ложиться на девичье лицо, — я тебе о ней рассказывала.

Крепкая рука зачёсывает пшеничные волосы назад.

— Что пишет? — Бездонно-чёрные глаза вдумчиво смотрят в экран.

— Может, стоит ответить?

Сонечка краснеет.

— Да это же Алёна... Ой, глупенький, иди уже по делам.

Глеб смотрит из под лобья, лицо багровеет, из ноздрей идёт пар.

— Как ты думаешь, дорогая, в жизни всё бесплатно? Ты думаешь, деньги на дороге валяются?

Впервые Соня чувствует себя неуютно рядом с Глебом. Он напоминает ей отца. Она съёживается и пытается спрятаться в себе, как черепаха в панцире.

— Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю! — Кричит Глеб.

Соня молча разворачивается и исчезает в другой комнате. Слышится ворох вещей, что одна за одной падают в сумку.

— Ты куда? — Сигаретный дым заполняет комнату.

Соня не отвечает. Крепкая рука нежно обнимает талию, но девочка брыкается.

— Присядь. — Мягкий шепот греет ушко. — Пожалуйста.

Соню трясёт. Она любит быть слабой, но когда рядом сильный мужчина, способный защитить её. Когда мужчина нападает, она ненавидит себя за слабость.

— Я должен денег. — Его глаза сверлят пол. — Много денег. — Голова ложится на девичьи колени. Соня гладит копну пшеничных волос. — Я не хочу, чтобы ты отвечала за мои ошибки. Я очень дорожу тобой.

— Я попробую с ней встретиться. — Пухлые губы целуют лоб. — Обещай больше не кричать на меня.

Осенний дождь играет блюз по навесу кафе. Девочку сотрясает холод и сырость. Или волнение?

— Ну, здравствуй, Слава.

Алёна подошла незаметно.

— Любимая юбка? — На Алёне та самая юбка, которую Славе довелось испачкать в первый раз. Соня не может не заметить, что Алёна специально пришла в туфлях без каблуков, чтобы не быть выше неё.

— Пойдём? — Алёна придерживает дверь в кафе. Злобная улыбка обжигает Соню. — Вам дверь придержать, миледи?

Всё происходящее напоминает полузабытый сон. Соня мечтала избавиться от прошлого, от Славы, но Слава, точно маньяк, выслеживает жертву в тёмных подворотнях жизни.

— А помнишь, — Алёна делает глоток крепкого макиато, — мы были здесь, Слава?

— Пожалуйста, не называй меня так.

Девушка-пламя вспыхивает от негодования.

— А кто мы теперь? Соня? Хочешь знать, как тебя называет папаша?

Соня встаёт и направляется к выходу. Алёна хватает за руку.

— Послушай, извини. Я не хотела.

— Мне нужны деньги. — Холодно цедит Соня. — Что делать?

Каблучки цокают вверх по лестнице, пока мысли, как окурки, прожигают мозг. Послевкусие разговора с Алёной давит, как стены вокруг, как и это дурацкое платье, что Соня нацепила на встречу.

— Что скажет Глеб? — Дверь со скрипом отворяется. Соню встречают разбросанные вещи, битая посуда стонет обломками, в окне зияет дыра. Запах пота и крови парит призраком под потолком. В комнате искалеченным лицом улыбается Глеб. Дым сигарет. Кровь на полу. Соня пытается что-то спросить, но в горле застревает ком.

— Как прошла встреча?

На секунду Соня забывает обо всём. Она одаряет Глеба теплом своего тела и ароматом духов.

— Ты выйдешь на работу?

Мягкие ладони вытирают кровь со лба. Глаза наполняются слезами.

— Не молчи, Соня. Я этого не люблю.

Она приходит в себя.

— Ты что-то спросил?

Сигарета. Пепельница. Зажигалка. Сигарета.

— Сколько тебе заплатят?

Соня оторопела.

— Тебе не важно, что за работа?

Глеб встаёт так угрожающе, что Соня падает на спину.

— Ты не видишь? Ты не видишь?! — Повторяет он, теряя рассудок. — Нам нужны деньги! Деньги!

Всё меняется, рушится, становится другим. Что-то обрывается внутри Сони, она не может понять что. Всё становится чужим и каким-то странным. Она поднимается, и лёгкая, потерянная улыбка появляется на лице. Глеб что-то говорит, но звук не доходит до ушей. Невидимый фантом выталкивает её за дверь. Всё смолкает. В руках появляется телефон.

— Алло, — пищит голос Алёны из динамика, — Слава?

— Куда ехать?

Безжизненно мерзкий ландшафт режет глаза из окна маршрутки: одинаковые пятиэтажки, серые прохожие, грязные, дымные машины. Пахнет горелой соляркой. Двери открываются, и холод щиплет голые бёдра. Во рту кислотный привкус. Голова кружится. Маленькая девочка умоляет — «Глеб, спаси меня» — но жизнь ведут её в тот же тёмный чулан, в котором томится Слава. Надежда покидает Соню.

В подъезде затхлый запах гонит прочь. Дверной звонок отказывается работать — гонит прочь. Соня робко стучит, в ответ тишина — гонит прочь. Отчаявшись, девочка спускается вниз, но дьявольский, скрипучий засов приглашает в свои владения. Из-за двери выглядывает Алёна. На ней лица нет.

— Слава? Ты пришёл? Ты, всё-таки, пришёл?

Вспоминается разъярённый Глеб. В ушах его вопль: деньги! Нужны деньги!

Соня врывается в квартиру.

— Давай быстрее покончим с этим.

Соню тошнит. В квартире запах резины и секса. Алёна проводит в кухню.

— Переоденься, — сдавленно произносит знакомая, кивая на одежду.

Сонину талию обтягивает белоснежный корсет с рюшками, на зоне бикини оказывается пояс. К нему цепляются мраморного цвета фантазийные чулочки. Ножки надевают туфли с греческой застёжкой на высоком каблуке. Кружевные трусики с вырезом для члена дополняют гардероб. Соня накладывает неприлично длинные ногти, обводит глаза пурпурными тенями, удлиняет ресницы. Полные губы жирно обводит алой помадой. Пудрой белит лицо. Распускает смородиновые волосы. Соня смотрит на себя в зеркало.

— Я — блядина.

Алёна берёт за руку и ведёт в зал. Соня окаменевает.

— Какая встреча! — Говорит голый, желеобразный Жора. Ликующая улыбка на его лице втаптывает в грязь. — А я тебя давно искал.

Рядом с Жорой стоят двое самых обыкновенных парней: оба подкаченные, коротко стриженные и пресные, как вода. Сказать о них нечего, кроме того, что один рыжий, а другой смуглый.

Молчаливое отчаяние проносится на лице Сони. Она смотрит на Алёну в ожидании объяснений.

— Я плачу. Сто тысяч. — Спортивная сумка с деньгами падает на пол.

Соня делает робкий шаг вперёд.

— Камеры здесь, — Алёна указывает на дальнюю стену, — и здесь. Жанр порно — amateur gangbang. Хотя, ты давно уже не amateur.

Соня подходит и целует рыжего парня. Брюнет гладит ложбинку между ягодицами. Жора обходит девочку сзади, разворачивает и жадно впивается в губы, надкусывая нижнюю до легкого кровотечения. Соня встаёт на колени и послушно сдвигает бёдра, позволяя набухшему ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх