Ты помнишь, как все начиналось?

Страница: 1 из 3

Наша большая компания сотрясала смехом лобби бар отеля. Выпито было достаточно, и шутки становились двусмысленнее и сальнее.

Пара из Санкт-Петербурга, Ольга и Олег, не скрывали своей бурной страсти, и целовались у всех на глазах напропалую. Она сидела у мужа на коленках, платье было задрано так высоко, что открывало кусочек красненьких трусиков. Загорелые длинные ноги, в синих босоножках на высоком каблуке, вызывали зависть многих женщин отеля. Длинные черные локоны упруго скакали в такт ее движениям, миндалевидный разрез глаз в черной опушке ресниц и жизнь, плескавшаяся в них, била через край, делая ее похожей на красивую черную пантеру из далекой саванны. Муж ее ничем примечательным не отличался, но в глубоко посаженных серых глазах чувствовалась власть и жесткость, которая не приходит с годами, а с которой человек рожден. У него это был второй брак, и он нежно и трепетно любил свою молодую жену. Все видели, как он балует и потакает ее прихотям. Шутили и посмеивались над ним, но ему было все равно. Он продолжал так же ревностно служить своей красивой жене.

Вторая пара из Екатеринбурга прожила в браке достаточно долго, но все еще не потеряла интерес друг к другу. Это было не так ярко и очевидно, как у первой, но муж постоянно носился с заботой о жене, а она отвечала ему поощрительными поглаживаниями, распевая гласные сладким голосом лугового колокольчика. Они оба имели ученые степени, были умны, коммуникабельны и привносили уют в разношерстную компанию.

Далее, мы с мужем, решившие скрепить наш союз совместным отдыхом. Две мои подруги Анна и Оксана, подвизавшиеся за нами на море, и Артем, красивый молодой человек, проявивший рвение в соблазнении Оксанки, и в качестве награды за труды, имевший секс каждую ночь.

Разговор резкими толчками переключался с одной темы на другую. Ольга, начав рассказывать о путешествии с Олегом в Мексику, была прервана историей о секс-туризме в этой стране, Анной. Она зацепилась за название города, и Анну прорвало, как по щелчку гипнотизера. Фужеры с красным вином постоянно менялись у женщин, мужчины пили виски с колой. В общем, было весело, все куда-то выходили, картинки менялись как в калейдоскопе. В результате, я очнулась от разговоров, не увидев рядом мужа. Под хмельком, веселая и куражащаяся, пошла его искать. На территории отеля, и в близлежащих кустах его присутствия не наблюдалось. Может в номере переодевается?

Дверь была не заперта, из тонкой щели выбивалась полоска света, и слышалось какое-то присасывание и причмокивание. Я тихонько приоткрыла дверь, и увидела стоящего боком мужа, а перед ним на коленках Катю. Мадам, которая хотела войти в нашу компанию, но не прижилась. Она вызывала депрессию после пяти минут разговора, а после десяти — анабиоз. Блядская суть плескалась в ее хищных глазах, и низким сексуальным голосом с придыханием (роковуха) соблазняла мужчин.

Отдыхала она здесь одна, поэтому ничем не брезговала. Ей плевать было на разговоры персонала, шепот в спину. Она обтяпывала свои похождения тихо, проворно и споро. Но почему-то, на следующий день мужчины сбегали, видимо чувствуя ее манерность и наигранность. Может она облагала их претензиями морального, или психологического плана? Мужики не любят обязательств, особенно на отдыхе. Поэтому, постоянно была в озабоченном поиске нового партнера. С каждым новым днем, наряды становились откровеннее, позы на шезлонге развязнее, и выход в море обставлялся с помпой. Со стороны это выглядело нелепо и смешно, но вновь прибывшие мужчины, в хмельном состоянии покупались на откровенные заигрывания, чтобы вспоминать длинными, зимними ночами о своем курортном сексе.

Картина открывалась завораживающая. Муж покачивался в такт мерным движениям Кати. Твердый хуй вонзался в алый ротик споро и изящно, останавливаясь на доли секунды внутри, чтобы испытать блаженство влажной, рыхлой полости, и с натягом выходил, являя миру мокрую от слюней, красную головку. Звуки, хлюпающего в отсосе рта, заполняли собой пространство комнаты, вызывая мелкие судороги восторга на лице самца. Штаны болтались на коленках мешком, а яркий маникюр тоненьких пальчиков глубоко врезался в кожу круглой попки супруга. Опешив, я продолжала наблюдать. Неведомая сила удерживала меня на месте, приковав. Время растянулось, и отдельными кадрами выдавало информацию.

Вот движения становятся интенсивнее, насыщеннее. Она уже руками помогает заднице мужа двигаться быстрее, и хуй сильными толчками, с яростью ебет ее в бесформенный, размазанный помадой, блестящий рот.

Вот он хватает ее за волосы, и с силой прижимает к курчавому паху, не отпуская несколько секунд. Она задыхается, и красное порочное лицо этой сучки светится счастьем обладания. Хлюпающие звуки, стекающая ручьем слюна, запах похоти забившей собой все поры, становятся апогеем этого минета. Он кричит, и сперма заливает рот, она судорожно сглатывает. Но ее так много, она течет по ее лицу, а он все кончает и кончает толчками. Вынимает хуй, и заключительным аккордом на лицо, размазывает концом сперму по губам, и отпускает ее волосы из своих цепких рук...

Я прикрыла дверь и на цыпочках стала удаляться от ненавистного номера. Вышла в ночь и интуитивно побрела к морю.

Присела на край лежака и смотрела, как темную ночь рассекает прожектор соседнего отеля. Луч взмыл ввысь, рассеялся дисперсионно и чертыхнулся в море, образовав яркую дорожку. Клубная музыка накатывала и уносилась дальше, будя ночь своими басами. Море было спокойным. С тихим шелестом волны наступали на берег, и лениво возвращались в свой плен.

Достала из сумочки сигарету, щелкнула зажигалкой, глубоко затянулась и с наслаждением выпустила дым. Никаких тебе мыслей, метаний и пиздостраданий. Вопрос был решен четко и конструктивно. Отныне, я живу так, как хочу. Тяжелый мешок обид, злости, разочарований и сожалений треснул, выпуская все это на свет божий. Как ни странно, песок все проглотил, осел мелкими впадинками, а море отшлифовало волнами, вернув к первозданности. Я продолжила курить, наблюдая картину ночного неба, которое совершенно черное в этих широтах, Луна здесь иная, будто с другой неизведанной планеты. Не услышала шагов, приближающихся слева, и вздрогнула, услышав мужской голос:

— Доброй ночи! Что делает здесь красивая женщина в столь поздний час?

Я хихикнула, ответив:

— Перечитываю таблицы Браддиса, — и лишь потом разглядела своего собеседника, озаряемого фонарем и мистической луной.

Узнала его. Им оказался молодой человек, который своими атлетическими формами вгонял в ступор половину женского состава отеля. Они наблюдали за ним на пляже сквозь соломенное плетение шляп, и кончики ресниц прикрытых томлением глаз. Любовались торсом, кубиками накаченного живота, маленькой попкой в синей полоске шорт, которую хотелось укусить. Мне он напоминал персик. Своим загаром и золотистым пушком волос по всему телу. Казалось, что надкусив, он брызнет соками, и вся амброзия мира выльется, затопив тебя. Длинными, стройными и сильными ногами. Ко всему прочему, этот дамских сердцеед, имел красивую каштановую копну волос, которая переливалась всеми оттенками шоколада на солнце; — то терпкой горечью черного, то яркой роскошью молочного, то рыжими вкраплениями в горечь.

Он постоянно откидывал длинную челку со лба взмахом головы, когда сосредотачивался на игре в волейбол, или футбол. Она составляла неотъемлемую часть его шарма и сексуальности. Черный влажный бархат глаз, как две планеты бурлили и жили своей неведомой жизнью. Если ты попадешь в ослепительную орбиту их движения, они утопят тебя в своей глубине.

Красивый сексуальный рот (одна губа нижняя пухлее и чувственней верхней) готов был заебать тебя до смерти, и медленно по кусочку, съесть. Но как ни странно, он не разбрасывался собой, может где-то и поебывал кого в кулуарах отеля, но этого не было известно общественности.

— Разрешите представиться, Денис.

— Вольно. Разрешаю. Наталья.

Докурила сигарету и хотела встать,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх