Все бывает в жизни... Часть 2

  1. Все бывает в жизни... Часть 1
  2. Все бывает в жизни... Часть 2
  3. Все бывает в жизни... Часть 3

Страница: 1 из 2

Спал я крепко и без сновидений, и проснулся только к двум часам дня. Жанна, конечно же, была на работе. Проверил телефон, — никто не звонил. Повалялся еще минут десять в постели, вспоминая события прошлой ночи. Совесть напомнила о себе болезненным тычком куда-то в район груди. Перед Жанкой, конечно, виноват... Ладно, если совесть «тычет» в грудь, то, по крайней мере, она есть. Ну, или какие-то ее остатки. Остатки прежней роскоши...

В ванной долго вглядывался в свое отражение в зеркале. Чего-то как-то не ахти. Надо хоть побриться, что ли...

Пока принимал водные процедуры, в деталях вспомнилось нагое тело Ксении, и боец невидимого фронта начал вставать наизготовку. Вроде как ходить по дому с оттопыренным членом полнейший моветон... Хотя, теперь-то кого стесняться?

Ксения была на кухне, мыла посуду. Она, из-за бежавшей из крана воды, не слышала, как я подошел к ней сзади. Я обнял ее и прижался вздыбленным местом к ее мягкой попе:

— Здрасьте, Ксень-Санна. Как спалось?

— Блин! — она подпрыгнула с перепугу. — Ты чего так пугаешь?!

— Ну я не знал, что вы такая пугливая девушка.

Она толкнула меня своей попкой:

— Отстань. Дай посуду домыть.

Я сильнее прижался к ней и поцеловал в шею. Ксения снова толкнула меня попой.

— Помнится, вчера, когда я уходила спать, он у тебя стоял, — сказала она. — Сейчас он у тебя стоит... Он хоть спать-то тебе не мешает?

— Да я ж его на ночь отстегиваю и в тряпочку заворачиваю, а то на животе лежать проблематично.

— Да? — усмехнулась Ксения. — И куда ж ты его прячешь?

— А этого я тебе не скажу.

— Боишься, что украду?

— Зря смеешься, — сказал я, забираясь рукой под ее халат. — Подобные хорошие вещицы на черном рынке в голодный год могут стоить баснословных денег.

Сунув ладонь ей в трусики, я понял, что Ксения Александровна сегодня утром познала бритвенный станок, так как на том месте, где вчера были волосы, сейчас их не было.

— Ксень-Санна, я смотрю, вы подготовились... — промурчал я ей в ухо, легонько проводя пальцем по половым губам.

— Не называй меня так. — Ксения в третий раз пихнула меня попой, но уже сильнее. Причем намного сильнее. Я отлетел к противоположной стене и приземлился задницей на стул. — И с чего ты решил, что я подготовилась для тебя?

— А для кого?

— Вообще-то у меня есть мужчина.

— Да неужели? — я почесал затылок. — И как же его зовут? Карл-Густав Трахенбаум? Скажи мне где он и я забью его насмерть фломастером.

— Что ты придуриваешься? Верить или не верить — это твое право. — Ксения бросила полотенце, которым вытирала руки, на кухонную тумбу. — Ладно, мне сейчас надо в налоговую. Вернусь часа через два. Нам надо будет поговорить, Саш...

— Надо — поговорим, — настроение испортилось конкретно. Особенно после слов про мужчину. Не хотелось в этом признаваться, но, похоже, червячок ревности начал грызть мое душевное яблоко. Хотелось сказать какую-нибудь гадость, но сдержался. В принципе, прав на эту женщину у меня никаких нет, и чтобы она ничего не прочитала у меня в глазах, я полез в холодильник. Война войной, а обед по распорядку.

Два часа тянулись медленно. За это время выдул пачку сигарет и три чашки кофе. Идти особо было некуда, да и не хотелось высовывать нос из дома. Посмотрел на ютубе пару роликов. От нечего делать почитал комментарии. Там, как обычно, срач. Школьники друг друга обзывают школьниками и грозят физической расправой при личной встрече.

Мыслями постоянно возвращался к Ксении. Ксения Александровна... Ксюша. Мда... Как теперь с Жанкой быть? Можно, конечно, и дальше делать вид, что ее не существует, но это не выход. А Ксения... Ей-то вообще хреново гадить собственной дочери. Надо, наверное, забывать про Ксень-Санну, переворачивать страницу и дальше жить, делая вид, что ничего и не было. Закончится у нее ремонт, уедет она к себе и все. Поменьше пересекаться с ней и все забудется. Но в штанах колом при одной мысли о Ксюше... Весь день штаны топорщатся. Надо, наверно, запомнить дату и отмечать этот день ежегодно. День пустопорожнего членостояния. Хоть затвор передергивай, право слово...

К пяти часам вернулась Жанна. Разувшись, прыгнула мне на шею и поцеловала в щеку:

— Привет! А мама где?

— Сказала, в налоговую поехала, — я тоже обхватил Жанку за талию и приподнял, прижав к себе. Посмотрел в карие глаза. Красивые, прямо как у матери.

— Понятно, — мяукнула Жанна. — А ты чем занимался весь день?

— Да фигней страдаю... — рассеяно сказал я.

— Ладно, ставь меня обратно на пол, фигнестрадатель, — засмеялась она. — Пойду руки вымою.

Уже не два, уже три часа прошло, а Ксении все не было. Жанна гремела тарелками на кухне. Я подошел к ней:

— Жан, чего-то мама твоя долго, может встретить ее надо?

— Милый, ты, часом, не заболел? — посмотрела она на меня. — То не заставить лишнюю минуту провести с родной тещей, а то уже и встретить предлагаешь? Сдружились что ли?

— Да мы и не враждовали... Да нет... Просто, мало ли... В общем, забудь.

Долбодятел, так и спалиться недолго. Что-то ты, Александр, совсем плохой стал... Жанна взглянула на меня:

— А чего это у нас торчит в трениках? Видимо, ты очень рад меня видеть?

— Не то слово. — Я прижал ее к себе.

— Пойдем, пока ее нет? — Жанка схватила меня за руку и потащила в спальню.

Мы ввалились с ней, целуясь, в нашу комнату. Я стащил с Жанны через голову ее синее домашнее легкое платье, она стянула с меня футболку. Дома белье она не носит. Прижавшись губами к соску, втянул его в рот. Жанка прижала сильнее мою голову к себе. Я, целуя грудь, сжал ладонями ее ягодицы и несильно развел их в стороны. Жанна, что-то промурлыкав, оторвала меня от своей груди, встала передо мной на коленки и стянула вниз мои спортивные трико вместе с трусами, тут же заглотив восставший член. Ее красивая головка быстро двигалась взад-вперед, доставляя мне наслаждение, сравнимое... даже не знаю с чем. Проще сказать — не сравнимое ни с чем. Она подняла руки вверх, мы сцепились с ней ладонями, переплелись пальцами. Тесный, влажный и теплый ротик Жанки ласкал каждый миллиметр. Она сосала быстро и страстно. Одну руку сунула себе между ног и начала пальцами тереть щелку.

Выпустив член изо рта, и наяривая пальцами у себя в промежности, она лицом прижалась к моему паху и простонала:

— Сашка-а!..

Я схватил ее подмышки, поднял на ноги и потащил к нашему ложу, путаясь в штанах, спущенных до лодыжек. Она забралась на нее и встала в колено-локтевую на краю кровати, выгнув спину и выставив передо мной аккуратную округлую попку. Терпеть уже сил не было, я быстро приставил головку ко входу в любимое и такое знакомое влагалище и резко двинул бедрами. Жанна подалась попой мне навстречу. Войдя в нее полностью, я на пару секунд приостановился, наслаждаясь теплотой ее щелки, и быстро задвигался в ней. Комнату наполнили шлепки двух сталкивающихся друг с другом тел, мое тяжелое дыхание и Жанкино подвывание, больше всего напоминающее протяжное «и-и-и».

Жанна всегда кончала быстро, и сейчас тоже, после минутной долбежки, она с тонким писком, задергав попой, кончила. Колени ее подкосились, но я, схватив за талию, поставил ее обратно в нужное положение, и свистопляска продолжилась. Я раздвинул ее ягодицы, и уставившись на крепко сомкнутое Жанкино анальное отверстие, уже выходил на финишную прямую, как...

Дзы-ы-ы-нь!!! Звонок в дверь.

Жанка дернулась вперед, соскакивая с моего члена, и, спрыгнув с кровати, нырнула в свое платьице. У меня от неожиданности сердце ушло в пятки. Блядский звонок! Когда я его уже поменяю к чертовой матери?! эротические истории sexytales Звонок настолько резкий, громкий и дребезжащий до зуда в зубах. Если не поменять, то точно стану заикой-импотентом.

— Это мама, наверное! — зачем-то шепотом сказала мне Жанка, поправляя ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх