Сто тысяч сумашедшим маминым телом

Страница: 1 из 8

Я закончил рабочую смену. И как всегда, с хорошим настроением в конце рабочего дня, вышел из своего цеха. Сел в свой джип, который парковал рядом с цехом. Рядом с цехом парковал машину только я. Я был сменным мастером одного из цехов литейного завода. И как только стал мастером, мне сразу разрешили ставить машину на территории завода. Мужики же ставили свои машины возле проходной, на специально предусмотренной, большой стоянке. Был у нас в нашем, достаточно большом, городе небольшой литейный завод. На территории бывшего постсоветского пространства. Раньше это был большой машиностроительный завод «Потомразвалмаш». Но, к сожалению, наше машиностроение, как это часто бывает, оказалось никому и даром не нужно. Зато сталеплавильные цеха, как известно всегда были клондайком. И вот машиностроительный завод развалился, может специально развалили. Чтобы по дешёвке выкупить производственные мощности. Его корпуса как всегда пошли с молотка. И в них появились автомастерские, стоянки, склады, вообще какие-то там мастерские. Но, а тогда ещё литейный цех, конечно же, сразу попал в нужные руки. И спустя не долгое время превратился в отдельный завод. Почему клондайком, да потому что мы можем отлить, обработать, покрасить любую деталь или изделие из стали или чугуна, да хоть танк. Да так что это будет не просто конфетка. А как говорил один из героев легендарного фильма «Девятая рота»:

— Произведение искусства. Абсолютно ничего лишнего.

Мне было всего двадцать четыре. Конечно, то, что я стал мастером в такие молодые годы, было больше заслугой моей мамы. Но и я старался тоже. Получил высшее образование. Учился на совесть. Тем более, что оплачивали моё образование родители. С красным дипломом, увы, не получилось, но всё равно результат был высокий. Устроился на завод. Быстро прошёл все ступени до сменного мастера цеха. Можно конечно назвать меня очередным сынком. Но если вы поинтересуетесь у мужиков в цехах, то они вряд ли с вами согласятся. Я в коллективе всегда был очень общительным и позитивным человеком. Не курил, занимался спортом, но в курилках с мужиками часто анекдоты потравить любил. Часто хвастался девушками, которых менял как перчатки. Даже активно занимаясь спортом, часто не отказывался после смены. После душа постоять с мужиками в пивнушке. Конечно, когда не за рулём был. Да и машину бывало, оставлял у цеха на ночь. Кто на заводе не работал. Тому вряд ли понять как иногда после рабочей смены и душа бывает охота пару бутылочек или кружичек холодного пенистого. И пивнушка стояла тут же почти у проходной. Предприимчивые люди в своё время постарались. И ползавода после смены и душа обязательно туда заваливались. Мы даже шутили насчёт прибыли этой пивнушки. На сколько она отстала от прибыли самого завода? И вообще отстала ли. И так я невольно завоевал уважение и любовь коллектива. Да растили меня с детства, готовя к тому, что я буду далеко не рабочим. Мама у меня была начальником бухгалтерии завода. Отец тоже работал бухгалтером в одной из местных фирм. Они ещё в институте, когда вместе учились, поженились. В отличие от папы в его фирме, моя мама всегда играла ведущие роли на заводе. И именно я поэтому пошёл на завод. И в том, что я при соответствующем воспитании там быстро сделаю карьеру, никто не сомневался. Мама пришла на завод тогда ещё молодым бухгалтером. Но её ум и красота быстро позволили ей подняться сначала до начальника планового и экономического отделов, а потом и стать начальником всей бухгалтерии. А мама у меня всегда была очень красивой. Она была довольно высокого роста. С обалденной фигурой. С красивой современной причёской. И лицом, которое всегда притягивало к себе мужские взгляды как магнит. С годами она как вкусное вино, всё хорошела. Её красота из красоты молодой женщины превратилась в необыкновенную красоту взрослой женщины. Хоть на заводе было не мало красивых женщин. И довольно моложе мамы. Маме было уже сорок шесть. Мама всегда красивее и величественнее их всех. И каждый мужчина на заводе всегда, когда её видел не мог взгляд отвести, как загипнотизированный. Со временем она стала даже неким символом завода. Недоступная королева. Очень много ходило слухов, что она была любовницей тогдашнего директора завода Глеба Петровича.

Глеб Петрович управлял заводом ещё с девяностых. Сейчас его забрали в управление компании в крупный город. Но маме всё равно не составило ни малейшего труда устроить меня на завод. А там как бы по инерции что ли. Я сам в самые короткие сроки стал сменным мастером. Почему сменным. Завод, как я говорил, был настоящим клондайком и работал круглосуточно в четыре смены. И вот я был одним из четырёх мастеров, отвечал за свою смену.

И вот я закончил свою дневную смену. Сходил в заводской душ. Помылся с мужиками, своей сменой. Они конечно же в большинстве своём направились в пивнушечку. А мне сегодня ехать надо было. Меня в одном месте уже ждали с деньгами. Я в прекрасном настроении после душа, вышел. Прогрел свой, пока ещё не самый дорогой, джип. Вечер был чудесный. Летний, тёплый. Сел в машину и поехал к проходной. Проезжая через проходную сердце невольно застучало. Привычный небольшой выплеск адреналина при проезде через проходную, как обычно. Но я не сомневался, как всегда, что всё пройдёт нормально. Я отлично знал охранников в смене. И они меня. Ворота медленно отрылись, вот и всё отлегло. Теперь бояться нечего. Дело техники. Я спокойно проехал мимо ворот. И выехал на одну из прилегающих к заводу улиц. Не успел я проехать пятьсот метров, как меня вдруг остановил наряд ГИБДД. Странно обычно они здесь никогда не стоят, подумал я. Но я не боялся. Должно всё было пройти нормально. Да и что всё пройдёт нормально я не сомневался ни капли. У меня, как всегда, всё было чисто и предусмотрено. В багажнике, кроме всякого барахла по обслуживанию машины больше ничего не лежало. И я подчиняясь требованию инспекторов, спокойно припарковался.

— Здравствуйте. Лейтенант Пантелеев. Предъявите ваши документы. —

Я подал через приспущенное стекло свои документы. Лейтенант взял, быстро прошёлся по ним взглядом и продолжил.

— Пожалуйста выйдите из машины и откройте багажник-

Да легко подумал я. И вышел из машины и открыл багажник. Там всё было отлично. Передо мной подрезая остановилась машина. И сразу же из машины остановившейся передо мной вышли четверо человек и пошли к мой машине. Да из машины ГАИ ещё двое. Я сразу всё понял. Это конец. Мне сунули в лицо корочки сотрудников по борьбе с экономическими преступлениями. И тут же, откуда не возьмись, появились видео камеры, понятые. Как будто специально мимо проходившие. Меня заковали в наручники, отвели немного в сторону и начали бесцеремонно, на моих глазах, перерывать мою машину. Хотя, что там перерывать. Там только в багажнике для вида ничего не было. А так почти вся машина была напичкана феррованадием. Очень ходовой добавкой, без которой хорошей стали не сваришь. Килограмм которой, стоил куда дороже килограмма меди. Мужики за смену набили. Я всегда им для этого оставлял машину открытой. Они сами знали что, и куда ложить. Мою машину не проверяли на проходной. Да и с охранниками на проходной всё было договорено. Что даже если что-то не так. То охранники обязательно предупредят. Конечно, тоже не бесплатно. И вот сейчас у меня и под капотом и весь салон был буквально напичкан кусками этого металла. Я даже сам не знал сколько там. Передо мной складывали все куски то и дело появлявшиеся из моей машины. И залезть у меня в машине больше было некуда. Наконец-то это закончилось. Мне задавали вопросы для протокола, для камеры. Обычные моё не моё и т. д. Но я молчал. Так, как конечно же знал, что в таких случаях лучше всегда молчать. Пока не поговоришь с адвокатом. Потом меня погрузили в одну из машин и в наручниках повезли в отдел. Я даже не видел, что дальше было с моей машиной.

Феррованадий на заводе воровали всегда. Как я уже упоминал, это была ходовая добавка при выплавке металлов. Придающая им особую прочность. Очень легко сбываемая....

 Читать дальше →
Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх