Сто тысяч сумашедшим маминым телом

Страница: 2 из 8

Это был наш калым всей смены. И очень приличный, позволяющий людям покупать хорошие машины, оплачивать кредиты, учёбы. Да что там говорить некоторые мужики даже зарплату с карточки не снимали. Это было наверно главным из условий огромного уважения меня в смене. Что я, несмотря на своё происхождение, с ними с мужиками и не только не сдаю их. Потому что без меня, без мастера они не смогли бы и грамма взять. А ещё и помогаю им вывозить металл. Остальные смены вывозили через автоцех. Это было куда сложнее и объёмы были уже не те у них.

Конечно, это сказывалось на производстве. Сталь, конечно, была уже не та... Может, именно в этом беда всего отечественного машиностроения, или одна из бед. Почему наши машины повально гниют, да сыплюттся. Но конечно у нас всё в пределах разумного было. Мы и в химический состав более-менее попадали. И с контролем у нас тоже было вроде всё нормально.

Меня привезли в отдел и провели в один из многочисленных кабинетов. Я так и сидел в наручниках. Мысли в голове, конечно, были не весёлые. Про то что дальше будет, даже подумать страшно было. Ладно со мной. Что завтра скажут на заводе, когда дойдёт до управления. Что скажет мама? Как я её подвёл. Хотел показать всем, что я не маминкин сынок. Что я не из робкого десятка. А меня просто слили. По любому сдал кто-то. Ведь не могли же менты просто так заранее всё организовать. Действовали наверняка, как в кино. Хоть мордой в пол не положили. Кто же сдал? Кому я помешал? Меня же все любили на заводе. И врагов у меня там и в помине не было. Я всегда всех защищал. Для всех старался. А меня слили, как это самое в унитазе. И мать так подвёл. Теперь всё это тенью будет всегда преследовать её репутацию. Что протащила своего сынка-вора. Я поклялся, что найду эту тварь, что бы мне этого не стоило.

Я так и просидел в кабине с час. Вот тебе и калым и пиво в местном кабаке с какой-нибудь девушкой. Наконец-то дверь в кабинете открылась, и вошёл один из тех людей, что меня на улице. Это был уже не молодой лет далеко за сорок сотрудник. Он был так же в гражданском. Он прошёл за стол сел. Начал не спеша заполнять какие-то документы. Так их заполнял минут с тридцать. Я сидел и молчал. Просто наверно потому, что дал себе установку молчать. Наконец-то он встал, обошёл вокруг стола и расстегнул мне наручники. Я как это принято сразу начал разминать затёкшие в запястьях руки. Он ещё посидел с минуту и начал, спокойным, добрым отеческим тоном:

— Ну что Сергей Александрович? — обратился он ко мне. И продолжил:

— У меня для вас есть два варианта — сделал не большую паузу он.

— Вы пишите добросердечное признание и сразу идёте домой. Пытался вывезти с целью сбыта и всё такое. —

Я настойчиво молчал. Он сделал паузу, смотря на мою реакцию, подождал и продолжил:

— И второй. Вы ничего не пишите. Едите в изолятор и сидите. Мы тогда без вашей писанины сами разберёмся-

Я по прежнему не проронил не слова. Понятно конечно. Просто напиши, что украл крупно, и распишись. И всё. Ему звёздочка на погоны. Мне судимость. Хотя наверно судимость уже и так будет. Хоть как. Наверно уже не отвертишься.

— Есть ещё один вариант — вдруг продолжил уже серьёзнее он, не таким добрым тоном, как раньше.

— Называется сотрудничество. Напишите, кто ещё причастен. Какие ещё смены вывозят. Куда сдают. И пойдёте как свидетель. —

— Нет — сразу вдруг заговорил я.

Последний вариант был точно не приемлем на все сто процентов. Да и со вторым наверно также. Сидеть, как то не хотелось. От того, что, до суда ещё в СИЗО отправят месяцев на пять, у меня голова кружилась. Полюбому у меня там тысяч на сто было рублей, в крупном размере короче. Да и что скажешь. Когда тебя за руку поймали. Взяли почти с поличным. Всё равно уже не отвертишься. Я сидел и размышлял. Сотрудник всё что-то писал. Давая мне время подумать. И я уже собирался было писать чистосердечное и идти домой, как мне обещали. Как вдруг дверь кабинета без стука распахнулась и вошёл Виктор Сергеевич, нынешний директор завода, вдвоём с заводским юристом. Я удивился. Время было уже приблизительно одиннадцать вечера. А здесь директор завода ещё и с юристом. И оба в строгих деловых костюмах, а юрист даже ещё с папочкой. Сотрудник отдела удивился не меньше моего. Уж он то точно думал. Что ему теперь никто и нечто не помешает расправиться со мной как кошка с мышкой. Директор сразу с порога начал:

— Молодой человек не виновен. Вы напрасно его задержали. Он осуществлял перевозку металла по поручению завода. —

У сотрудника отдела глаза на лоб чуть не вылезли от такой наглости. От вламывания в кабинет без стука, и таких заявлений. И это, после взятия с поличным. И до этого такой невозмутимый и добрый человек сразу сорвался на крик. И повысив голос начал:

— Какая к чёрту перевозка. Где сопроводительные документы, требование, накладные и всё такое. Где написано, что можно возить металл в капоте автомобиля. На двигателе. Кого вы мне здесь голову морочите. —

Юрист вдруг обошёл директора. И спокойным интеллигентным тоном начал:

— Вам ещё раз повторяют. Завод в лице его директора отрицает факт незаконного вывоза металла. Вывоз был осуществлён по команде директора для доставки металла на другой завод. Доставить надо было срочно, поэтому так и доставляли. А документы будут завтра. То есть факта кражи не было. Как говорится, нет тела. Нет дела. И вы не имеете права удерживать дальше нашего работника. —

Сотрудник достаточно долго и зло молчал. Молчали и директор с адвокатом. Наконец сотрудник только и смог из себя выдавить, с очень злым лицом, смотря в документы и даже не поднимая глаза:

— Неправильная перевозка металлов. Штрафы вам пришлют. Свободны. —

— Машину свою вместе с металлом заберёшь по вот этому адресу. После того, как заплатишь штраф и за штрафстоянку. —

И выписал нам всем пропуск. Причём как вошёл директор внутрь отдела я так и не понял. Ведь сотруднику никто не звонил.

Мы молча спустились и вышли на крыльцо отдела. Директор повернулся ко мне и сказал спокойно:

— Ну что, подходи завтра с утра. —

Они с юристом сели в машину юриста и уехали. Я вызвал такси и поехал домой.

Конечно, я всю ночь переживал, почти не спал. С утра, как мне и сказали, оделся и пошёл на разговор к директору. Нынешний директор был уже пятидесяти семи летним человеком уже предпенсионного возраста. Он всю жизнь, уже больше тридцати лет проработал на заводе. Тогда ещё «Потомразвалмаше». Прошёл все трудности вместе с заводом. Потом на уже на современном. Был мастером. Начальником различных отделов. С уходом Глеба Петровича, его как старейшего начальника всю жизнь проработавшего на этом заводе поставили руководить. Хозяйственником он был хорошим. На заводе всё содержалось хорошо. Да и деваться ему уже было не куда. Выше не поднимут. Вниз смысла нет. Тогда лучше сразу на пенсию. Благо у рабочих таких заводов пенсия вообще с пятидесяти. Вот и досиживал он на посту директора. Его туда так и посадили досиживать. Да как самого опытного начальника. Мужики его тоже все уважали. Он им был как бы своим. Может потому что всю жизнь проработал на заводе и был истинным заводчанином, несмотря на то, что был директором.

Директор с утра был как всегда не свободен. Пришлось сидеть в приёмной. Вызвал он меня где-то уже ближе к десяти. Как всегда, пригласил юриста. Ну, это понятно юрист всегда присутствовал при таких разговорах, что бы сразу проконсультировать если что, и директора и разных людей, которые приходили разбираться по разным вопросам. Конечно, почти всегда он консультировал в пользу директора. Так же директор позвал начальника охраны завода. Тоже понятно зачем. Ведь я же через его охрану вывозил феррованадий. При попустительстве его охраны. А что они скажут. Багажник моей машины при выезде осмотрели, там всё нормально. Хотя конечно никто там никогда и багажник у меня не осматривал. Не говоря уж и о капоте. Да и в багажнике у меня всегда всё нормально было....  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх