Сто тысяч сумашедшим маминым телом

Страница: 4 из 8

должен перед этим же Глебом Петровичем. Объяснять как то всё произошедшее. И что он один здесь вообще за все отдувается. Спасая меня от милиции и честное имя завода, как будто на нём не воруют, а это так недоразумение.

— Ну а с твоим что будем делать? — спросил директор маму.

— Был бы простым мужиком понятно. Уволи ли бы и всё нахрен. А он мастер!!! —

— Уже мастера тащут, что же тогда с мужиков то спрашивать, если у нас даже мастера тащут! — объяснял директор.

— Он должен ответить — заключил директор.

— Предлагаю поступить, как поступал Глеб Петрович, сломать руки. И заставить написать, что сам сломал. — предложил директор.

— Нет — мама заплакала.

— Ну хорошо. Ломать ничего не будем. И вообще наносить вред и правда зачем нам проблемы с уголовным кодексом. Да мы и не как Глеб Петрович. Человеку потом работать ещё. Мы его просто в жопу трахнем и всё. — заключил опять директор.

Мама плакала. И плача произнесла:

— Трахайте меня-

Директор молчал минут пять и наконец спросил уже успокоившуюся маму:

— Тебя? —

— Да — тихо сказала мама.

— А что это выход. Чем мы хуже Глеба Петровича? — согласился директор.

— Заодно и посмотрим, как он дальше будет тащить, зная, что мама отдувается за него-

— Значит ты согласна? — ещё раз уточнил директор.

— Да — ещё раз подтвердила мама.

Директор обратился к начальнику охраны:

— Почём у нас нынче проститутки-

Тот замешкался:

— Ну смотря какие-

— Каких твои ребята вызывают прямо на посты на завод вместо того, что бы охранять, как следует? — накричал на него директор.

— Ну по три, по пять — несмело явно завышая цену девкам, которых вызывали охранники ответил начальник.

— Отработаешь все сто тысяч, а мы и весь завод посмотрим, как он дальше будет воровать, зная что его мать отрабатывает его поступки своим телом — ещё раз повторил маме директор.

Все молча смотрели на мать.

— Да я согласна. — ещё раз сказала она.

И директор продолжил:

— Твои ребята сделают это. — сказал он обращаясь к начальнику охраны.

— Посмотрим хоть, как с этим они управляются. А то поди вообще не на что не способны. Стадо оболтусов. Потому что охранять они у тебя точно не умеют. И сделают они всё не дольше, чем за неделю. Нечего здесь разводить публичный дом. С видеоотчётами о каждом разе. Показывать по всему заводу разрешаю. Но не дай бог узнаю, что что-то кто-то кому-то дал скачать или куда-нибудь слить, в какую-нибудь сеть. Уволю нахрен всех вместе с тобой, а тех кто слил самих покажу во всей красе. — сказал он начальнику охраны.

— И не церемониться, сделать всё на совесть. Что бы у неё в жопе к концу недели негру с тридцатисантиметровым хреном делать было нечего. Сама подставила. И давай звони пусть двое сразу сюда идут — добавил он.

Начальник охраны сразу взялся за телефон.

— Ты — обратился он к юристу.

— Иди и составь договор на оказание услуг сопровождения этой женщиной всех охранников. На сто тысяч. — дал команду он.

— Везде где они захотят. По всему заводу. В саунах. Хоть в туалете подержать. — пояснил директор, когда юрист начал уже подниматься.

И юрист тут же сорвался. Мне пришлось оторваться, точнее уже нам с Наташей пришлось оторваться от двери. Юрист вышел и ушёл. И почти сразу подбежали два охранника. Поднявшись снизу с проходной. Они зашли. И мы с Наташей секретаршей снова припали к двери. Уже открыв её посмелее. Потому что внутри было много народу, и на дверь никто не обращал внимания.

Двое охранников застыли в дверях, ожидая команды. Директор встал, обошёл вокруг стола. Подошёл к маме и бесцеремонно при охранниках разорвал на ней блузку. Мама спокойно стояла с грудью четвёртого размера в красивом дорогом бюстгальтере.

— Нравится? — спросил он у охранников.

Те застыли в оцепенении. Конечно, они знали, что мама главный бухгалтер. Всегда восхищались ё величеством и красотой. А здесь. Так и стояли молча. Не зная, что и ответить.

— Увольняй их нахрен. — бросил директор начальнику охраны.

— Конечно нравится — сразу растормозился один из охранников.

— Ну так идите в мою подсобку и выебите её как следует, раз нравится-

У директора в кабинете, как и у многих директоров в кабинетах была подсобка. Помещение, где был диван, для того, что бы директор мог отдохнуть, а при необходимости и заночевать. Конечно же холодильник, в котором всегда было что выпить и чем закусить. Туалет с умывальником, в конце концов. Туда охранники с мамой прошли и закрыли дверь.

Начальник охраны спросил разрешение у директора и вышел. Кинув безразличный взгляд, проходя мимо меня. Я так и сидел у кабинета. Понятно было, что обо мне уже все забыли. Посидев минут с пять сам подошёл к Наташе и попросил её доложить обо мне. Она сказала, что бы я зашёл к директору. Я открыл дверь и зашёл. Происходящее в подсобке слышалось сразу. Чётко было слышно, что там чуть ли не всё ходуном ходит. И это всё перемешивалась с ритмичными мамиными стонами, ахами, которые часто прерывались мычанием рта заткнутого членом. В том, чем там занимались мама и два охранника сомневаться не приходилось.

Директор как ни в чём не бывало посмотрел на меня и абсолютно безразличным тоном произнёс:

— Можешь идти работать дальше. В конце года поставлю тебя на какой-нибудь цех. —

И цинично добавил:

— Считай, что ничего не было-

Имелось виду сделает начальником какого либо цеха. Я понял. Что мне больше ничего не скажут, развернулся и вышел. Конечно, хотелось набить морду директору. Но что это изменит? Да абсолютно ничего. Он нажмёт кнопочку прибегут ещё охранники, и выкинут меня или опять в одел отправят. А заодно и к тем присоединятся. Тут вдруг прибежал юрист с договорами и зашёл к директору. Я припал к двери, опять. Директор молча кивнул юристу на подсобку, тот вошёл в неё, и буквально через пару десятков секунд вышел. Положил на стол директору, тот молча подписал. Вышел из кабинета и отдал секретарю один экземпляр, сказав, что бы та отдала его маме, когда она выйдет. Я тоже сидел и ждал когда мама выйдет и что она мне скажет. Да что она могла мне сказать. Ещё там сейчас ебут вдвоём. И дальше собираются драть всю неделю. Всё равно надо было что-то делать. Увольняться и уезжать отсюда. Или она скажет мне увольняться. Так я прождал минут тридцать. Вдруг из кабинета вышли охранники. Но мама не выходила. Я заглянул в кабинет. Директор сидел за своим столом. А мама как я понял, всё ещё была в подсобке, наверно себя в порядок приводила. Я сел на стул и стал дальше ждать. Минут через пять секретаршу вызвал директор. Она зашла в кабинет и почти сразу же вышла. Подошла к своему шкафу, взяла свой плащ и зашла с ним в кабинет. Оставила его там и снова вышла. И почти сразу же вышла мама, обёрнутая в плащ секретарши. Мама была по фигуристее секретарши и плащ ей был явно мал. Маме он был короток и не до конца сходился. Сразу видно было, что вверху на ней кроме бюстгальтера ничего нет. Но бросилась в глаза сразу не это. А то что всегда блистательно и обворожительно накрашенная мама была без макияжа. В таком виде она выскочила и даже не глядя на меня быстро прошла мимо в коридор секретарша её окрикнула, догнала и отдала ей договор. Точнее просто сунула его в руку уходящей маме.

Я тоже пошёл домой. На работу сегодня надо было в ночь. Конечно, надо было снять денег и забрать машину. Чем я весь оставшийся день и занимался.

Забрал машину уже ближе к вечеру. И почти сразу поехал на смену в ночь. sexytales.org Металл был сложен аккуратно стопкой в багажнике. Когда я увидел эту стопку, меня поразило, как всё это можно было распихать по всей машине, везде кроме багажника. Через проходную проехал спокойно, без всяких церемоний. Интересно выпустят теперь также. Мужиков в цехе ждал на этот раз неприятный сюрприз. Вместо денег, которые я им всегда ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх