Вот как бывает

Страница: 2 из 3

костюме человека-паука. Вот мимо проплыла фея, щелкая по носу каждого посетителя и при этом, визжа: «замри». Ей казалось это очень забавным, да и гости смеялись как придурошные. Еще бы они не смеялись — ведь феей была хозяйка дома, жена шефа — теть Оля. Платьице у нее было прикольное, больше напоминало пеньюар, а при определенном освещении и ракурсе можно было даже рассмотреть ее кружевные трусики и бюстгальтер, просвещавшиеся через тонкую ткань. Стоп, стоп — на счет бюстгальтера я загнул конечно. Его там попросту НЕ БЫЛО.

Все знали, что у директрисы силиконовые сиськи. Им не нужно было ничего из женского туалета для поддержки — они и так выпирали и смотрели вперед как башни-близнецы до арабского теракта.

А это еще кто? Невысокого роста шатенка в вышитом черном камзоле, и коротенькой юбке, из-под которой кокетливо выглядывала еще одна тоненькая кружевная юбочка. Наряд дополняла небольшая красная шапочка, грациозно сидящая на голове. Это явно костюм «красной шапочки», вот только уж слишком откровенное декольте придавало хозяйке костюма скорее вид разнощицы пива на «Октоберфесте», чем героини Шарля Перо. Бл-и-и-н, так это же...

Постой, постой — точно... это моя мама. Вот только откуда такие сиськи? Что-то я раньше не замечал такого богатства.

Переводя взгляд от одной барышни к другой, поймал себя на мысли, что чем постарше тетка, тем больше норовит выставить все свои «вкусности» на показ. Особенно прикольно наблюдать за ними во время танцев, особенно ритмичных. Вряд ли кто-нибудь из них в юности посещал секцию акробатического рок-н-ролла, но задирали ноги и трясли своими телесами они — будь здоров.

Мои размышления прервала какая-то долговязая тетка, схватившая меня за руку и потянувшая в круг. Это кажись кто-то из папиных бухгалтеров. Судя по раскрасневшимся лицам вокруг, все приняли на грудь уже достаточно горячительного, чтобы отвязано повеселиться.

Зазвучала «Ламбада». Тетка так интенсивно терлась своим передком об меня, что я уже пожалел, что не надел плавки потуже под низ. Ее руки нагло мяли мои ягодицы, когда мы в такт двигались по танцполу. Да, «Ламбада» как раз танец для подобных экспериментов. Хмельное уже ударило в голову достаточно, и я без особых церемоний возложил свои лапы на ее жопу, при этом еще массируя ее ягодицы синхронно с движением танца. Знакомого лоскутка ткани трусиков, или на худой конец стринг так и не удалось нащупать. Бл-и-и-н, неужели она без трусов. Эта мысль из головы верхней уже начала спускаться к голове нижней (т. е. головке). Слава богу, танец закончился. Бухгалтерша в последний раз ущипнула меня за попу и растворилась среди гостей.

Я с трудом взобрался на стул, переводя дыхание. Чем больше я наблюдал за подвыпившими гостями, тем больше складывалось впечатление, что эти люди довольно близко знают друг друга. Вы поняли, о чем я. Каждый мужик все норовил кроме того, что выпить еще и потискать... конечно же не свою, а чужую жену. Эта вечеринка все больше смахивала на вечеринку свингеров. Еще один факт настораживал. С прошлого раза я знал, что часам к десяти вечера к крыльцу подкатит офисный микроавтобус, и вся молодежь свалит на нем в ночной клуб. Естественно, за счет фирмы. Да, прикольно было бы остаться и посмотреть чем здесь старперы занимаются. Поймал себя на мысли, что клево бы было, если бы отец совсем не пришел. Но с другой стороны, это могло быть чревато большими неприятностями. Меня раскусили бы поздно или рано.

Мочевой пузырь уже требовал, нет, настаивал, чтобы пойти и отлить. Три коктейля, полирнутые сверху пивом, не прошли даром. Ко всему, я еще и вспотел, как будто на меня вылил кто ушат воды. Тихонько выбравшись из-за стойки я отправился в поисках туалета. Дом Петровых то я знал хорошо. Гостевой туалет был на первом этаже, а вот на втором этаже тоже был туалет, правда поскромнее, и вряд ли гости о нем знали. Я уж точно знал, что там будет спокойно, и никто меня не потревожит.

Нестройной походкой я поковылял наверх. Еле вскарабкавшись на последнюю ступеньку лестницы, понял свою оплошность. Я буквально уже усцыкался, а бежать еще на дальний конец коридора. На ходу расстегивая ширинку, благодарил в уме дизайнера костюма, предусмотревшую такую необходимую мелочь, вломился в туалет. Как и предполагалось, рядом никого не было.

Хвала Всевышнему! Знакомый и такой родной звук воды журчащей как весенний ручеек исходил из моего тела, рассекаясь о фаянсовые берега унитаза. Вот оно счастье. Как мало человеку надо. Для полноты картины не хватало только щебета птичек.

— И кто у нас здесь такой маленький? — как по заказу прощебетала птичка.

— Блин, какие птицы в туалете? — пришел я в себя от звука щелкающей задвижки.

Чья-то мягкая теплая рука взяла мой член и по-деловому, со знанием дела, отрясла последние капли желтой жидкости. Пот застилал глаза, я даже не удосужился снять свой шлем, и закрыть дверь на защелку, так приспичило. Тишину нарушил треск отрывающейся туалетной бумаги. Та же рука заботливо вытерла мое второе Я, и тут что-то темное закрыло мне весь обзор.

Мягкое, влажное, тепло обволокло мой член. Красная маленькая шапочка в обрамлении густых черных волос начала ритмично двигаться вверх-вниз, вдыхая жизнь в мою обмякшую плоть.

«Красная шапочка, красная шапочка» — лихорадочно я перебирал всех гостей в уме. На ком-то я видел уже сегодня такую красную шапочку. И ту как гром средь ясного неба.

МАМА — беззвучно проговорили губы. Во рту пересохло, я не мог произнести ни звука. Судорожно глотая воздух, как рыба, выброшенная на берег, в ужасе смотрел на мамину, деловито двигающуюся голову. Одной рукой она помогала себе (или мне), подрачивая тихонько мой ствол, а другой теребила мои яички, достав их полностью из ширинки.

Правду говорят люди — где член стоит — голова уже думает. Неимоверный кайф заполнил весь мозг, безжалостно вытеснив последнюю мысль о стыде. Мама делала это фантастически. Язык неутомимо то облизывал головку, то сверлил ее щелку. Она то ускоряла темп до неимоверного, то вдруг замирала, полностью погрузивши мой член себе в рот, и при этом охватывала его так плотно, что казалось сейчас вот вот высосет всю мою сперму наверх, не дав даже мне кончить.

— Ну, все — я уже не могу — с этими словами она резко выпрямилась и глянула в мою сторону.

Я невольно отпрянул. Мама резко спустила трусы до колен, и крепко взяв в руку член, задом начала пятиться на меня. Я тоже попятился. Сделав один неуверенный шаг, уперся в стену. Все. Стоп. Приехали.

Мама, привстав на цыпочках, елозила моим стояком себе по промежности, нащупывая вожделенный вход. Я смотрел ей прямо в лицо, зная, что она меня не видит (Слава тебе Господи, что я не снял шлем). Это лицо я не забуду никогда. Затянутые поволокой глаза, красные щеки и частое прерывистое дыхание. Неудовлетворенная, изнывающая от желания самка — вот что говорило это лицо.

Вот мама замерла на мгновение, выгнула спину и медленно опустилась сверху на мой член.

— О-у-у-х — низкий томный вздох вырвался из ее легких.

Двигая попой вправо-влево, она все глубже насаживалась на мой ствол. Но видать ей этого показалось маловато. Обеими руками раздвинув ягодицы пошире — она еще глубже просела на мой член. Коричневый бутон ануса мелькнул на мгновенье и уперся в мой лобок.

Через секунду, не отпуская ягодиц, мама начала, в буквальном смысле, трахать меня. написано для sexytales.org Я как завороженный смотрел на ее припухлый бугорок анального отверстия, который двигался взад-вперед как наездник, восседая на моем члене. Мама двигалась с разной интенсивностью, то вдруг на мгновенье замирала и начинала совершать круговые движения, то прогибалась сверху-вниз. Я буквально физически ощущал все стеночки ее влагалища. Полноту картины дополнял хлопающий чавкающий звук, когда с разгону она въезжала своей промежностью в мои яички.

Знакомое щекотание начало нарастать, подымаясь ...  Читать дальше →

Показать комментарии (19)

Последние рассказы автора

наверх