Пять кругов. Часть 1

  1. Пять кругов. Часть 1
  2. Пять кругов. Часть 2
  3. Пять кругов. Часть 3


Я всегда работал фрилансером. Правда ничего компьютерного, никакой биоинженерии или других сложных вещей. Моя сфера деятельности — доставлять людям удовольствие. Не бескорыстно, разумеется. В наш век никто ничего бескорыстно не делает, а те небольшие денежки, которые я в поте лица своего зарабатываю, мне еще как нужны. Раньше то, чем я занимаюсь, называлось бы проституцией, но сейчас этополиткорректно именуется «индивидуализированной индустрией развлечений». Но на самом деле все равно, как это называть, спрос на таких, как я, всегда был и всегда будет.

По здешним меркам я живу неплохо. «Здешние» — это небольшой, всего в три с четвертью миллиона жителей дом-башня на севере Балтики, энергетически независимый от всего остального мира, покрытого проплешинами радиационных пустынь. У меня полный набор почти новейших наносистем, которые прошивают все, от нервных окончаний до мышечной массы, со всеми службами безопасности и информационного подключения. Я могу прожить независимо от «мировой паутины» около недели, то есть больше, чем достаточно. У меня есть даже почти своя квартирка, то есть крошечная комнатка не в самом лучшем, но довольно безопасном районе на семьдесят шестом этаже, где уже видно солнце. Не через настоящее окно, конечно, но все равно приятно.

Я — био-усовершенствованная шлюха, достаточно дорогая. Не потому, что таким родился, а потому что вложил большие деньги в биомодифайеры. У меня сверхчувствительная грудь третьего размера, в мой член вживлено более десятка мышц и тысячи подкожных модификаторов. Благодаря им я могу изменять его в соответствии с желаниями клиента — от размеров до вибрирующих узоров. И, моя самая большая гордость, вшитая в кредит, но работающая на полную мощность, новейшая аура совместимости. Если вы не пользуйтесь услугами таких транс-девочек, как я, то вам это ничего не говорит, но именно она позволяет мне синхронизировать нервную систему клиента со своей, максимально предугадывая его желания и контролируя ощущения. Да, это не совсем легально, зато без работы я не сижу.

Все эти системы, плюс еще десятки вспомогательных, надо поддерживать. Не так-то просто, когда друзей-хакеров, берущих по-божески, нещадно отлавливают, а цены все растут и растут. Но выжить можно, в конце концов в мире сорок миллиардов людей, и подавляющему количеству из них и не снилось даже жить в настоящем городе, со своей экологией и силовой защитой.

Но самое главное — разборчивость в клиентах. Это мне еще моя учительница Элла говорила. Но наглядно урок я усвоил только после того, как напоролась моя Элла на маньяка, которого она в первую очередь заинтересовала как шестьдесят килограмм биомассы, а уже потом как женщина. Навсегда усвоил. Так что жил я даже вполне аккуратно, даже по паре часов виртуалки себе позволял время от времени. На нижние и защищенные этажи не заходил, химией не злоупотреблял, а в информационном поле всегда знал, чего делать нельзя. Пока не случилась со мной эта история.

И вся эта пусть небогатая, но стабильная жизнь накрылась в один хороший день, быстро и бесповоротно. Кто-то из безопасности города случайно напоролся на то, что блок, где я живу, не существует ни в одном компьютере, но потребляет ресурсов гораздо больше, чем зарегистрированный на этом месте заброшенный ангар. С этого и началось. Вдруг объявились полицейские ищейки, противные до невозможности летающие камеры, нафаршированные датчиками по самое не хочу. Дожидаться результатов их работы я не стал, а быстро свалил, прихватив с собой самое необходимое и стерев все, что можно. Благо запасся я заранее стерилизующей бомбочкой, которую и пришлось оставить на месте в виде прощального подарка.

На следующий день меня начали отключать. Сначала вырубилась информационная среда, потом энергоподача и кредитная линия. То, за что я так долго боролся, вдруг обернулось против меня, и я за полчаса прошел весь путь от не существующего гражданина до отключенной ошибки в базе данных. Надо было что-то делать, и срочно.

Вот здесь то мне и пригодился Хлыст. То есть по настоящему его звали Джек, но ему нравилось, когда его так называют, ну да и ладно. Выслушав мою историю, он долго рассматривал то мои вещи, то меня, а в основном пялился на мою грудь. Видимо, ему это помогало думать, поэтому я на всякий случай наклонился вперед, наглядно демонстрируя, что он получит, если мне поможет. Наверное это помогло, потому что он тяжело вздохнул и конец озвучил свои условия.

Да, он мне поможет. Новый персональный номер, вполне надежный, новые документы, подключение и кредитная линия. Но за это я должен ему помочь. Пять клиентов, которые сами меня найдут и сошлются на него. Если все пять будут по первому классу обслужены — договор в силе. Если хоть один скажет, что не понравилась — ну, все ясно.

Не люблю я таких условий, да еще с неизвестными людьми, ну да выбирать особо не из чего. Покивал, дал себя немного полапать в счет будущей благодарности, на том и расстались.

Клиент 1

Первый вызов пришел неожиданно быстро. Судя по тому, как он был составлен, имел я дело с человеком профессиональным, или очень небедным. Как правило проследить путь, накопать немного инфы про заказчика довольно легко — мало кто может позволить себе полную анонимность, а любопытство еще никому не вредило. Но здесь была такая стена, да еще с активной защитой, что я вовремя отступил. Видел я как-то человека с выжженной нейросистемой, не очень то меня прельщает жизнь полу-овоща на задворках. С такими лучше не шутить.

Но инструкции были понятные и лаконичные. рассказы эротика Я, правда, привык, что клиент подробно описывает свои желания, вплоть до того, как мне одеться, но здесь был только адрес и коды доступа. Ладно, поиграем втемную. А классический стиль меня никогда не подводил — коротенькая юбка токсично-розового цвета, полупрозрачная маечка c встроенным гибким экраном, микро-трусики с поясочком, ну и конечно же высокие кожаные сапожки со стальными каблуками по максимуму.

Защита включена, звоню в самую простую дверь. Секунда для сканирования ДНК — и дверь мне открывает симпатичная азиаточка. Одета не так хорошо, как я, поэтому я вежливо киваю и прохожу в прихожую. Она быстро, но слишком профессионально меня сканирует, мимоходом демонстрируя мне татуировку одной из самых респектабельных секюрити фирм. О-го! Держать такую дорого, вызывать на один вечер — еще дороже. Делаю из себя пай-девочку и стараюсь не делать резких движений, проходя после ее приглашающего жеста в комнату.

Клиент сидит в кресле, даже не замечая меня. Я уже подозревала, что эта работёнка не будет легкой, но тут все обстояло очень плохо. Потому что клиент этот был програмером.

Представьте себе человека, лет двадцать провисевшим в виртуальной действительности. Он и сейчас был там, отпустив небольшой процент своих органов чувств для плотских утех. Голая туша килограмм в двести веса, обвешанная датчиками и очень дорогой системой жизнеобеспечения. Складки жира скрывали то, что могло бы считаться членом, глаза, закрытые шлемом видели что угодно, только не меня, а мой хваленый сканнер не видел не только ауру, но и вообще никаких признаков биоактивности. Только сероватую кожу, никогда не видевшую загара, да множество сенсоров, которыми она была усажена.

Наверное, он сумел подсоединиться к моим системам намного лучше, чем я к нему, потому что четкие команды его желаний вдруг заполнили меня. «Иди сюда, встань на колени. Делай что хочешь, но я должен кончить. « После этого он отсоединился. Черт, а я то думала, что у меня отличная защита!

Но желание клиента — закон. Я опустилась на колени, подползла к нему и, стараясь быть как можно более нежной, начала его гладить и целовать. Активизированная программа гормонального контроля уже работала вовсю, накачивая мое тело так, что мое желание и страсть по отношению к этому самцу была самой настоящей — под влиянием тех инъекций, которые получил мой организм, я с удовольствием отдалась бы первому попавшемуся. Недешево, но клиент всегда отличит подлинную страсть от даже тщательно разыгрываемой, к тому же часть «химии» попадала через меня к нему, так что возбуждение становилось взаимным.

Я начала с сосков, благо они были легко доступны, так как грудь его весила наверное не меньше моей, вот только висела она толстым слоем жира. Реакции не последовало никакой, а уж реакцию мой компьютеризированный язычок мог определять до мельчайших проявлений. Тогда я плавно начала опускаться ниже, стараясь гладить его копной волос, а также телом. Я обнимала его, лизала эти складки и терлась о них сосками, неторопливо опускаясь к паху, но реакции не было никакой. Я даже не была уже уверена, что он не спит, и не занят настолько, решая какую-нибудь системную проблему до такой степени, что вообще забыл о том, что я здесь. Аура-сканнер, правда, давал мне какие-то слабые подтверждения о том, что клиент все-таки доволен тем, что я делаю, но не более того.

Опустившись вниз, я медленно раздвинула его ноги руками, стараясь замаскировать все это поглаживающими движениями, и увидела, что все мои усилия не возымели никакого успеха. Малюсенький член гордо висел, не проявляя ни малейших признаков вставания. Я взяла его в рот, и, причмокивая, начала сосать, но и это его не разбудило. клиент только немного раздвинул ноги, и это было единственной реакцией на мой рот, от которого любой, не пользующейся биозащитой от моих микро-помощников, кончил бы меньше, чем за минуту! Но нанотехнанотехом, а набухшие, тяжелые яйца клиента лучше всего свидетельствовали о том, что в случае удачи клиент кончит так, что все останутся больше чем довольны. Поэтому, подрачиваямошенку рукой, я продолжала сосать, концентрируясь на малейших признаках возбуждения.

Но их не было. Тогда я применила шантаж более высокого уровня — лаская языком головку, я стала медленно проводить по члену вставшими сосками, словно пытаясь зарядить его энергией своей груди, которая не одного клиента свела с ума. И вроде как это подействовало. Стараясь закрепить успех, я пальчиком добралась до его попки, и, о чудо, стоило мне ее потревожить, как его член стал набухать прямо на глазах. Хорошая была идея нанести на руки активный возбудитель, адскую смесь наностимуляторов, чувствоусилителей и наркотиков. К тому же он действовал как смазка.

Не теряя времени, я вставила пальчик так глубоко, как только могла, а сама в это время обхватила головку губами и синхронно стала насаживать его на палей, а член — на свой ротик. Длилось это меньше минуты. Я даже не могла подумать перевернуть эту тушу, чтобы заменить палец своим членом, как он напрягся и начал кончать мне прямо в рот.

На секунду он, видимо, отпустил свою секюрити, потому сто мои чувства вдруг зацепили фейерверк кода, похожего на бесконечную цепь цифровых островов, где кипела только им понятная жизнь, облаченная в невероятные формы и цвета. Я просто кончила вместе с ним, не прикасаясь к себе, жалея только о том, что не смогла войти в него, и хотя бы на секунду слиться с ним в виртуалке, имея его в то время, как он творил.

С минуту мы оба пытались прийти в себя. За это время я успела понять, чего стоило ему вернуться на минутку к действительности, где есть несимулированное удовольствие. Он же, в свою очередь, успел понять и одобрить меня, желающую отдаться богу.

Не помню, как я вернулась домой. Вернулась, и ладно.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх