Порно-муза, или Один грустно-пошло-хулиганский рассказ

Страница: 2 из 7

потянуло холодным воздухом, словно где-то в квартире образовался сквозняк. Затем раздался тяжёлый хлопок, и воздух рядом со мной будто с размаху рассекли широким острым ножом — я почти физически ощутил, как упругая волна ударила мне в щеку. Я невольно убрал голову, словно уклоняясь от невидимой пощёчины, подобрал ноги под стул, поставил на паузу музыку и машинально оглянулся на окно — оно оставалось закрытым. Я встал и прошёл к входной двери — она тоже была закрыта. В некотором недоумении я вернулся в комнату и ещё раз осмотрел окно — да нет, всё закрыто. Но показаться не могло — тело ещё помнило озноб от непонятного прохладного дуновения, а на щеке, казалось, так и остался след от касания упругой волны.

— Ты звал нас, смертный? — неожиданно донёсся тихий нежный женский голос с дивана, стоявшего возле противоположной столу с ноутбуком стены.

От неожиданности я чуть не промахнулся мимо стула, вовремя уцепившись за спинку с мягкой обивкой, тем самым поместив своё бренное тело боком аккурат на самый краешек. Затем, развернувшись лицом к спинке, уселся основательнее и попытался увидеть обладательницу дивного голоса. Мелькнула было мысль включить свет...

— Не зажигай свет, не надо, — попросил тот же голос. — Ты нас и так увидишь, если захочешь. Это несложно...

«Нас?... « Я растерялся окончательно. То, что там, на диване, сидела не жена, я понял с самого начала: хоть я и фантазёр, но не до такой же степени, да и жена не вела бы себя так загадочно. Но кто тогда?... и как тогда?..

— Слушай, смертный, может, ты перестанешь в конце концов задавать глупые вопросы и наконец-то посмотришь, кто к тебе в гости пожаловал? Может, хоть какое-то внимание нам уделишь, а? — Это уже был другой голос — глубокий, приятный, с грудными интонациями; звучал он насмешливо и принадлежал явно другой посетительнице.

— И заодно сразу ответим на твой очередной вопрос — да, мы умеем предугадывать мысли. Особенно если наш собеседник смотрит на нас, как баран на новые ворота. Нам просто ничего другого не остаётся. — Этот голосок звучал ещё нежнее первого и казался сказочным переливом какого-то неведомого науке волшебного инструмента. После последней фразы с дивана донеслись три сдавленных смешка.

«Ага... значит, их три... « Я наконец-то умудрился собрать в более-менее связную кучу разлетевшиеся в разные стороны мысли и выдавил из себя:

— Простите, а вы... кто?..

Я догадывался, что это — не самый умный вопрос в данной ситуации, поэтому смех со стороны дивана воспринял как должное. Несколько неожиданным стал ответ:

— А ты сам кого хотел увидеть?

К тому времени я для себя уже «пронумеровал» эти голоса, чтоб хоть как-то определиться в обстановке, поэтому без труда определил, что это был «второй» голос. Не успел я толком собраться с мыслями и достойно ответить на тему, кого ж я хотел увидеть в столь позднее время, как в разговор вмешался третий голос.

— Я думаю, — нежнейше прожурчал он, — что он хотел увидеть вон того мужчину с чёрной кожей, который искусно владеет левой рукой и так дурно поступает с музыкальными инструментами. — Голосок невинно хихикнул.

— Милая Садб, — с мягкой укоризной обратился к ней первый голос, — не стоит всё-таки издеваться над смертным. Мы и так его напугали своим появлением — видишь, до сих пор прийти в себя не может.

— К тому же, — добавил второй, — ты воплощаешь в себе кротость, а вовсе не язвительное остроумие.

— Это я у себя на родине, да со своим возлюбленным Финном — богиня кротости, — кротко возразил третий голосок. — А здесь, в такой обстановке, разве мне не позволительно немного поиздеваться? Тем более такой удобный случай...

Только-только у меня в голове начало всё постепенно выстраиваться в некую упорядоченную систему, как вдруг последняя фраза снова выбила меня из колеи. Значит, мало того, что они неведомым способом впёрлись в мою квартиру, сидят на моём диване, влезают в моё подсознание и хозяйничают там как у себя дома, так они ещё и издеваются надо мной!..

— Смертный, я б не советовала тебе так думать, — проговорил второй голос. — А то мы вполне можем обвинить тебя в ложном вызове, и тогда...

— Лучше не знать тебе, что тогда будет, — душевно подытожил первый голос.

Не знаю, что на меня произвело больше впечатления — то ли предостерегающая душевность первого голоса, то ли открытое «иду на вы» второго, однако я наконец-то справился со всей бурей противоречивых эмоций и впечатлений и более-менее спокойно проговорил:

— Милые дамы, ну зачем же сразу угрожать-то, а? Я вовсе не то имел в виду в своих мыслях, что вам показалось. Просто это... ммм... ваш визит несколько неожиданен, тем более что я до сих пор не знаю, кто вы...

— Мне нравится его наивность, — проговорил второй голос. — Или же он умело притворяется. Да, выродились всё-таки земные мужчины, не иначе. Даже в таком пустяке, как собственные мысли, ответственность на себя взять боятся...

— Боюсь, милая Аойда, что ты права, — грустно проговорил первый голос. — И мне странно понимать, что таких мужчин ещё допускают испить из вашего Кастальского ключа. У нас в Асгарде, например, к чаше с мёдом поэзии приобщаются только достойнейшие из достойных. И то, признают их таковыми только потом на специальном испытании, где им надо сложить одну песнь двенадцатью разными размерами. А тут такое ощущение, что этим мёдом бродячий торговец на разлив торгует, как дешёвым пивом на рынке.

Асгард? Хм... Асгард... Я призвал на помощь глубины своей памяти, и, к моему удивлению, она услужливо выдала то, что нам когда-то рассказывали на университетских лекциях по древней литературе. Наконец-то до меня стало доходить, кем же были мои нежданные визитёрши. Конечно, многое ещё было неясно и незнакомо, но даже то, что постепенно понималось, было совершенно фантастическим и неправдоподобным...

— Ты чего молчишь? — обратился второй голос ко мне.

— Я думаю, — медленно, старательно изображая неуверенность, проговорил я. — Я, кажется, призывал музу... — Мне надо было подтвердить свои догадки, какими бы невероятными они не казались.

— Хвала богам, — облегчённо проговорил второй голос, — его наконец-то осенило. Богиня Фрейя, неужели ты наконец-то воспользовалась своим сейдом для вразумления этого смертного?

С последним именем в мою голову словно ворвался резкий луч прожектора. Фрейя! Вот я осёл! Какой же я осёл!!!

— А с ним можно иметь дело, — прокомментировал очередные прыжки моих мыслей голосок третьей посетительницы, которую называли Садб.

— Милая, хватит тебе уже развлекаться таким недостойным богини способом, — отозвалась Фрейя и обратилась ко мне: — Вижу, ты наконец-то начинаешь понимать, кто мы и как сюда попали...

Воистину она оправдывала все эпитеты в свой адрес, которыми её награждали в сагах: в то время как она была уверена, что я всё понял, у меня в голове был полный кавардак.

— Ну, не стесняйся же, — ободряюще проговорила Фрейя.

Я нервно сглотнул и начал:

— Светлая богиня, прости меня за моё невежество и скудоумие. Я действительно не ожидал, что буду почтён таким визитом. Но ведь я призывал всего лишь музу, чтобы она вдохновила меня на рассказ, нашептала слова пламенные и страстные... Пойми мою растерянность и не гневайся на меня.

— Если бы ты сочинял сейчас стихотворение во славу Афродиты, например, — вступила в разговор та, которую назвали Аойда, — тогда б тебя обязательно посетила Эрато. А для прозы у нас муз нет. Это — низкий жанр для музы, смертный.

— Прости тогда меня за вопрос, — обратился я к ней, — но кто ты? Я знаю только твоё имя, но не больше...

— Знать имя — это уже много, — отозвалась она. — Ты вот нам даже своего не называл. Хотя это и необязательно. Мы всегда знаем, к кому мы идём... Это неудивительно, что ты обо мне ничего не знаешь. Я не вхожу в священное число девяти, которых водит Дионис Мусагет и о которых говорил Пиэр из Македонии. Я старше их. И обо ...  Читать дальше →

Показать комментарии (25)

Последние рассказы автора

наверх