Сучкины в Турции. Часть первая

  1. Сучкины в Турции. Часть первая
  2. Сучкины в Турции. Часть вторая

Страница: 1 из 3

Привет любителям инцеста! Меня зовут Коля Сучкин, и я хочу поведать вам историю, которая приключилась с нашей семьей в прошлом году в Турции. Семья у нас довольно большая — папа и мама, которым было по сорок лет, я, восемнадцатилетний оболтус и круглый троечник, моя сестренка одногодка Лена (приемная) и старшие 20-летние сестры Вика и Настя.

Что касается секса, то в нашей семье царит настоящий разврат. В общем, у нас в семье каждая дырочка общая, а член — игрушка для всех.

Перелет из Москвы в... (турецкий город) прошел нормально. Мы плавно взлетели и плавно сели. Остановились мы в пятизвездочном отеле, в трех номерах с выходом на море. В самом дорогом разместились мама с папой, во втором — Настя с Викой, а меня поселили с Леной в самом простом номере.

Через час, отведенный на разложение вещей из чемоданов в шкафы, мы более или менее обустроились и всей гурьбой заявились в ресторан обедать. Хорошенько подкрепившись также все уединились в своих номерах. Со стороны это выглядело благопристойно. Всё-таки после перелета необходим отдых. Но на самом деле после обеда мы договорились принять в своих номерах души, а потом собраться в родительском номере с огроменной кроватью, чтобы предаться развратным утехам.

На принятие душа у меня ушло совсем мало времени, так как Лена принимала душ в номере родителей, и мне не пришлось ее ждать.

Вскоре я уже стучал в дверь родительского номера из которого доносилась приятная музыка. Мне открыла голая Лена. Ее немаленькая грудь второго размера смотрела на меня розовыми сосками.

— Заходи — прозвенел ее тоненький голосок.

— У вас тут уже началось? — спросил только я, закрывая дверь.

— Еще нет, но папа от виагры уже начал звереть.

Мы вошли в спальную комнату, и мне предстала следующая картина.

Мама, Вика и Настя, завернутые в полотенца, прикрывающие их жопки, танцевали перед таращимся на них папой, который уже сидел со спущенными штанами и стоящим членом.

— Раздевайся и садись рядом, сынок, — предложил мне папа — полюбуйся на наших сучек. Смотри, как им весело.

Я сбросил с себя одежду и уселся на кровать возле отца.

— А ты что там встала, Леночка? — обратился к сестре папа, — Иди к нам. — папа похлопал рукой с другой стороны от себя.

Едва Лена расположилась возле папы, как он схватил ее за копну волос и притянул к своему 25-сантиметровому толстому члену, истекающему смазкой.

— Принимайся за папин член — произнес папа, надевая рот дочери на свой член — за это папа тебе даст полизать мамину пизду, после того как в нее кончит.

— Папа, но... — было воспротивился я, потому что сам любил слизывать папину сперму из маминой киски, но встретив яростное выражение возбужденного папы, решил замолчать.

А Ленка, услышав папины слова, засосала с прилежностью. Она старательно заглатывала в рот папину плоть, насколько ей позволяла ее глотка. Иногда вытаскивая член изо рта, Лена начинала его подрачивать рукой, а языком облизывала весь ствол от яичек до пунцовой головки.

Наладив сосательный процесс, папа опять уставился на танцующих. Я последовал его примеру.

Конечно смотреть было на что. Наша мама была нашей королевой или первой наложницей в гареме шейха если хотите. Ростом под два метра, с большой силиконовой грудью, покачивающейся в стороны, не могла оставить равнодушным полноценного мужчину. Ее длинные каштановые вьющиеся волосы, чувственные пухленькие губы, лебединая шея всегда приковывали мое внимание. Любуясь мамиными выкрутасами, мне только было обидно, что ее огромная круглая жопа была спрятана под полотенцем. Ее кудрявый черный треугольник лобка не был виден моему пожирающему взгляду.

Рядом с мамой, то и дело пощупывая ее груди и покусывая соски, пританцовывали Вика и Настя. Плотного телосложения Вика, к тому же немаленького росточка — 185 см, была просто копией мамы. Разве что сиськи у нее были на порядок меньше маминых — второго размера, но у мамы когда-то были такие же, пока она не сделала себе силиконовые вставки.

И наконец, третьей в этом сексуальном танце была несравненная Настя, хрупкая, маленькая (165 см), с крепкой подтянутой грудью, соски которой всегда забавно смотрели вверх, и очень аппетитной без грамма лишнего жира попкой, которую папа всегда называет персиком.

И вообще если говорить про папину манеру давать клички и прозвища, то у всех частей тела наших женщин им присвоены свои названия. Мамину грудь он нежно называет шариками, Викину — за розовые соски и небольшую обвислость называет «розовые висюльки», Настину — за смотрящие вверх соски — «пушечками». Мамину жопу за свои крупные размеры (на носит джинсы 48—50 размера) папа давным-давно зовет «абрикосом», Викину — за умеренные размеры и чрезмерный загар — «сливкой».

Прошло еще минут двадцать, пока папа не налюбовался своим гаремом и не скомандовал танцующим сбросить свои полотенца и встать перед ним в шеренгу. Как военнослужащий в отставке, папа любил командовать всегда, а командовать женщинами ему нравилось еще больше. Выдрессированные дамы беспрекословно отбросили полотенца и, оставшись нагишом выстроились в привычном порядке. Первой, прямо напротив меня, стояла мама. Она была от меня так близко, что я смог разглядеть поблескивающие от смазки волосики маминой пизды, которую она никогда не брила, потому что папе нравится иногда поработать языком в волосатой киске. Увидев мой жадный взгляд на своей киске, мама, немного растопырив ноги, развратно провела пальчиком по пизденке, а потом на мгновение поднесла его к моему лицу, я только успел вдохнуть божественный запах маминой киски, как мама сама же его облизала.

Заметив это, папа подпрыгнул с кровати и с лету смачно шлепнул маму по заднице. Она ойкнула и сделала виноватый вид, продолжая посасывать тот же пальчик.

— Это что за самодеятельность — пробубнил папа, глядя на маму.

— Я больше так не буду — промурлыкала мама, повиливая своей жопой.

— Это я уже слышу не первый раз. Колька иди сюда — скомандовал мне папа — будем наказывать эту развратную и непослушную дамочку.

— Я готов папа, что мне делать? — лишь спросил я.

— Вставай у задницы матери и хорошенько отлупи ее, чтобы она больше так не проказничала. А пока будет получать наказание, займется любимым делом и отсосет у меня. — папа нагнул маму к своей палке, и мама с многолетним опытом принялась ее сосать. Она чмокала как последняя шлюха у дороги, постанывая и поглядывая на папу. Мамина задница в такой позе стала совсем круглой и еще сексуальнее. Ее ягодицы немного разошлись по сторонам, отчего стал виден коричневый слегка поросший сфинктер, а под ним влажная волосатая пизда с разошедшимися по сторонам большими половыми губами, отчего я видел даже розовый вход в мамино влагалище и капельки смазки, вытекающие из нее.

— Ну, начинай уже! — привел меня в чувство папа, заметив, что я несколько забылся.

— Хорошо — сказал я и приложился рукой по маминой жопе, да так, что на ней остался красный след ладони, а мамина киска выплюнула порцию смазки, растекшейся по маминым ногам. Мама вообще всегда очень сильно текла и после секса, даже самого непродолжительного приходилось менять простыни, которые если не полностью, то почти полностью пачкались маминой смазкой и кончей.

Мама при шлепке взвизгнула, а папа лишь одобрительно кивнул мне. Я тогда начал, не стесняясь, лупцевать мамину жопенцию двумя руками.

— Лупи, лупи сильней, — подбадривал меня папа, забурившись рукой в волосы любимой жены — Не бойся, твоей мамаше нравится терпеть боль, она, стерва, заводится от этого сильнее. Да дорогая?

Мама ответила нам только мычанием да почмокиванием папиного члена, который по непонятным мне законам почти полностью помещался в мамином рте. Я лупил ее и лупил. Безжалостно, возбуждаясь еще больше с каждым ударом. Вскоре мамина жопа была совершенно красной, а ее киска и ноги уделаны безмерным количеством смазки.

Вдруг в один момент не удержавшись, я приставил ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх