Ева — первая

Страница: 10 из 13

потом снова двигаемся, когда заканчивается дичь в окрестностях. Мы идем на юг, там у нас лагерь, а через неделю двинемся дальше. Если хочешь, иди с нами. Здесь тебе все равно одной не выжить. У тебя есть десять минут, чтобы решить.

Их лагерь, к которому мы подошли спустя пять часов, представлял собой несколько строений из бревен в глухом лесу. Одно строение было отведено под столовую и склад, два под спальные места, еще в одном располагалась сауна, как называл ее мой спаситель, которого звали Курт. Он сказал, что грязь источник болезней, которые и так неминуемо нас одолеют, но чем позже, чем лучше.

На большом кострище они приготовили мясо и накормили меня. Мне определили место в столовой. Было поздно, и я будто мертвая повалилась на наваленные мешки, набитые травой, служившие кроватью. У меня не были ни физических, ни моральных сил. Меня сотрясли рыдания, я уснула только к утру.

Нигде не было зеркала, а мне было неловко спросить про такую мелочь, но я была уверена, что мои глаза были красные и опухшие.

Днем меня расспросили про наш город, я постаралась отвечать как можно честнее, но в тоже время не открывала информацию, которая могла навредить Соолу. В глубине моей души еще теплилась надежда вернуться домой, к маме, Гаспару.

Вечером, Курт нанес воды в сауну и затопил печь, чтобы нагреть ее. Уже темнело, когда он позвал меня на улицу и предложил пойти помыться. Я действительно была грязная после дороги к шахтам, падения под землю, хождения по лесам, и с радостью приняла предложение.

Ря

Я разделась и вошла в теплое помещение, вокруг меня был пар, и мне вдруг стало так приятно. Я не мылась уже много дней, и только сейчас поняла, как мне было холодно все это время.

Я подошла к большой бочке и попыталась открыть кран, как мне объясняли. Но либо я что-то делала не так, либо мне не хватило сил, чтобы открыть задвижку. Я продолжала прикладывать усилия, опасаясь, что вообще не смогу помыться.

Неожиданно дверь приоткрылась, и из-за нее показалась рука, сжимающая ткань.

— Это чистая одежда, возьми, — произнес Курт в ожидании.

Я подошла к двери, чуть не поскользнувшись на влажном полу, и взяла брюки и рубашку.

— Я не могу открыть воду, — тихо произнесла я.

Дверь через несколько секунд открылась, Курт прошел через сауну к бочке и без особых усилий открыл кран. Несколько раз покрутил его, чтобы разработать, и оставил течь небольшую струйку.

После этого он повернулся ко мне. Мы стояли друг напротив друга, нас разделяло шагов пять, на нем были только плотные брюки, а я стояла полностью обнаженная, сложив руки перед собой, испытывая неловкость, но не желая испуганно прикрываться и скручиваться в комок. Я не хотела показать свою слабость, беззащитность, хотя мне было страшно.

— Я уже давно не видел женщины столь юной, я вообще уже давно не видел женщины, — тихо произнес он и потом добавил что-то еще, но я не расслышала.

Курт двинулся к выходу и остановился, поравнявшись со мной. Повернув голову, он окинул взглядом мою грудь и внезапно положил руку на мой живот. Я ощутила, как он весь напрягся, его губы плотно сжались. Он сделал шаг в сторону, и мы оказались лицом к лицу.

Он расцепил мои руки и отвел их в стороны, потом откинул волосы с плеч. Мое тело полностью предстало его взору. Его глаза скользили по моему лицу, груди, животу, задерживались на пучке коротких волос между моими ногами. Он протянул руку к полке и взял с нее кусок странного мыла.

Курт обхватил меня крепкой шершавой рукой за предплечье, а другой прижал мыло к моей коже и стал водить им.

Я словно загипнотизированная смотрела в его лицо, не будучи уверенная в том, чем закончится это омовение. Будет ли он довольствоваться прикосновениями или захочет овладеть мной. Хотела ли я этого? В последнее время я принадлежала нескольким мужчинам, но все они были молоды. Курт не вызывал у меня желания, но я успела усвоить один урок — женщина в этом мире может быть абсолютно бесправной и при этом иметь большую власть над мужчиной.

От моих размышлений меня отвлек звук упавшего мыла. Теперь руки пожилого мужчины касались моих грудей, размазывая по ним жидкую пену, легко скользя, лишь изредка задевая соски, которые стояли торчком, от прохлады и от прикосновений. Лицо Курта было сосредоточено, губы по-прежнему сжаты в тонкую полоску.

Потом он прошелся по моим бокам, намыливая их, приближаясь ко мне обнаженным мускулистым торсом, и руки его скользнули по моей спине, приобнимая меня.

Тогда он взглянул на меня и больше не отводил взгляда. Я чувствовала сосками густые кучерявые волосы на его груди, иногда горошины вжимались в его кожу, когда он опускал руки на мои ягодицы. Его ладони все с большим трудом двигались по моей плоти, а мыло все так же лежало рядом на полу.

Вот кончики его пальцев скользнули под ягодицы и, сжав, слегка приподняли меня и притянули к нему. Я приподнялась на цыпочки, а в глазах Курта, устремленных на меня, блеснул огонек похоти.

— У тебя уже были мужчины? Тебе, правда, пятнадцать? — выдохнул Курт мне в лицо, продолжая впиваться руками в мою пышную упругую плоть.

Я молчала, не зная, что ответить, сказать правду или соврать. Мой ответ что-то значил?

Курт не стал ждать, он запустил руку мне между ног, пробрался между складочками, несмотря на то, что я машинально попыталась свести бедра, и вот его палец уже ощупывал стенки моего влагалища.

Это длилось буквально мгновение, после чего Курт отступил на шаг, поднес пальцы к лицу и вдохнул мой запах, все так же не отрывая от меня взгляда.

Ему потребовалось мгновение, чтобы скинуть брюки. Я не успела взглянуть на его орган, потому что Курт тут же отвернулся от меня и включил воду посильнее. Он взял еще одно мыло и стал спешно мыться. Я видела, как его рука опустилась между ног, его движения говорили о том, что он моет член и, возможно, пытается его привести в готовность. Я была ему благодарна за первое, а мысль о большом твердом члене вызвала у меня одновременно беспокойство и любопытство.

Потом Курт повернулся ко мне, и я смогла полностью окинуть его взглядом. Он был коренаст и невероятно крепок, впрочем, чему удивляться. Широкая волосатая грудь, хотя и со слегка вялой кожей, сильные накаченные длительной ходьбой ноги. Рукой Курт продолжал поглаживать член, который был короче, чем у других моих мужчин, но несколько толще.

Курт взял меня за локоть и подвел к узкой скамейке. Все еще удерживая меня, он подтянул ее край и выдвинул в центр комнаты, а потом положил меня животом поперек на теплую поверхность. Я оперлась руками в пол, ощущая, как он расставил мои колени и устроился между моими ногами. Через мгновение во вход в мое влагалище уперлась головка его члена.

В тот момент я ощутила легкое возбуждение, чуть выставила попку и расслабила внутренние мышцы. Курт осторожно, но настойчиво надавил на половые губки и без промедления протолкнул член до конца, прижавшись ко мне лобком и яйцами, которые шлепнули по моему клитору. Не давая мне времени свыкнуться, Курт продолжил иметь меня упорно на всю длину. Меня приятно распирало изнутри, намыленный член скользил легко, хотя я и ощутила легкое жжение, очевидно от мыльной пены. Преддверье моего влагалища было туго натянуто на мужской ствол, я почти ощущала, как маленькие губки тянутся за ним, когда он скользит наружу и с трудом пускают его внутрь.

Курт двигался в моем теле монотонно и не спеша, пару раз член выскользнул из меня, но тут же был направлен обратно в тепло и влагу моего влагалища. Мне нравилось ощущение его волосатых яиц, щекочущих мой клитор, нравилось ощущать его крепкие руки на моих бедрах.

Теряя силы, я опустила голову между рук, которые подрагивали от напряжения. Тогда Курт наклонился на мне и прижался губами к спине, а затем и вовсе навалился сзади, поставив руки на пол рядом с моими.

Я ощущала его горячее тяжелое дыхание на своей шее, вес его тела.

Он качал меня ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх