Ева — первая

Страница: 11 из 13

вместе со скамейкой, которая, казалось, вот-вот перевернется, минут десять. Мне казалось, что этому не будет конца, а он все не мог кончить.

Курт поднял одну руку и пробрался к моей груди. Когда его пальцы стали пожимать упругое полушарие, активнее стали и его движения. Его бедра с неистовой силой бились о мои ягодицы, и в какой-то момент я кончила. А Курт продолжал с сопением таранить мое нутро все таким же стойким членом. После разрядки мне становилось все тяжелее выносить трение ствола, я хотела, чтобы он поскорее остановился и вышел из меня, дав мне отдохнуть. Минут через пять, когда мои груди уже ныли от его сжиманий, а влагалище почти онемело, Курт затрясся, его проникновения превратились во вколачивания, изо рта донеслось рычание, и я стала ощущать, как из его члена полилось семя в мое нутро. Еще несколько порывистых движений вглубь, и наши тела замерли, хоть моя грудь еще покоилась в его ладони.

Он с трудом оторвался от меня и поднялся, а потом помог подняться и мне. Я стояла посреди комнаты, ноги дрожали, но ним бежали струйки спермы. Будучи словно в тумане, я безропотно позволила ему помыть меня, с ног до головы, вздрогнув лишь, когда он провел рукой по моей промежности, убирая следы спермы. Мы вышли из сауны, вытерлись и оделись.

Я пошла было на приготовленное мне место, но Курт взял меня за локоть и потянул к себе. Я обернулась и посмотрела на него, но он приложил палец к губам и повел меня за собой. Я послушно проследовала за ним в его комнату, и Курт закрыл за собой дверь. Там он разделся и с нетерпением посмотрел на меня.

— Ты будешь спать здесь, — сказал он, — со мной. Не хочу оставлять тебя там. Все они нормальные ребята, но вид женщины может любому сорвать крышу. А ты такая юная и красивая, что трудно устоять. Раздевайся и ложись спать.

Увидев, что я продолжаю стоять в нерешительности, он улыбнулся и произнес:

— Неужели ты стесняешься?

Не дожидаясь ответа, будто обрадовавшись, Курт подскочил ко мне и стал развязывать блузу, которую дал мне, и снимать штаны. Я снова осталась перед ним голая.

— Ложись сюда, — велел он, откидывая одеяло с половины кровати, которая принадлежала ему.

Я осторожно легла на простыни и натянула одеяло до подбородка. Кровать была невероятно мягкая, простыни на удивление чистые и свежие. Я словно вновь оказалась дома. Стоило ли мне уходить? Возможно, Гаспар был бы хорошим мужем и нежным любовником.

Я очень быстро заснула, во сне мне привиделось, что я встретила отца, который оказался жив и забрал меня обратно домой. Он вел себя так, будто это было нормальным встретить меня в лесу одну, так далеко от дома. Это был невероятно приятный сон, который мне ни за что не хотелось нарушать. Но я была не одна, а у мужчины в одной постели со мной слишком долго не было женщины.

Я уже почти проснулась, поэтому осознавала, как Курт раздвинул мои бедра и устроился между ними, тут же ткнувшись в мои губки возбужденным членом.

— Девочка, — тихо позвал он.

Дождавшись, пока я открою глаза и встречусь с ним взглядом, Курт добавил:

— Хочу тебя еще раз. Кто знает, сколько времени ты пробудешь в моей постели.

И тут же с размаху вонзился в меня, уперевшись в дно влагалища. Он остался так внутри и принялся совершать вращательные движения бедрами все круче и круче.

— Тебе так нравится? — спросил он, поворачивая к себе мое лицо.

Я слегка кивнула, зная, что иначе он не отстанет.

— А так? — поинтересовался Курт, выдернув член целиком и снова метнувшись к цели.

Я невольно поморщилась, когда под напором его головки края губок завернулись внутрь.

— Тебя так уже имели, детка? — не унимался он. — Сколько мужчин у тебя было? Скажи мне. Скажи, иначе затрахаю тебя до потери сознания.

Он сказал это слегка игривым тоном, но я поняла, что лучше дать ему то, что он хочет, иначе он измучает меня своей похотью.

— Один, — прошептала я, — у меня был один мужчина.

— Он был хорошо? — продолжали сыпаться вопросы. — Удовлетворял тебя? Ты кончала под ним?

Я лишь утвердительно кивала головой, пока Курт то шуровал членом во мне, то замирал и крутил бедрами, вдавливая стенки моего влагалища твердом головкой, ударяя в матку.

— У него был большой член? Он глубоко в тебя входил? Как он трогал тебя?

Я перестала реагировать, поняв, что ему уже не так важны мои ответы, Курт подхватил меня одной рукой под колено, и поднял мою ногу, прижав к моему плечу. Его тело слегка развернулось, наши лица теперь были далеко друг от друга. Он просто имел меня со средней скоростью и, как и в первый раз, все не мог кончить.

— Хочу, чтобы ты кончила, — сказал он в какой-то момент, снова наклонившись надо мной и отпуская мою ногу.

Курт положил руку на мой лобок и стал пальцем с силой нажимать на мой клитор, потом пару раз шлепнул по нему пальцами и снова сжал его. Я не заставила его долго ждать, меня накрыла волна оргазма, мои глаза закатились, бедра задергались, а Курт замер, крепко засев внутри, не давая вытолкать себя. Когда я успокоилась, его орган снова пришел в движение. Через несколько минут, его пальцы снова довели меня до пика, а потом еще раз.

Курту нравилось видеть, как я кончаю под ним, а мне хотелось, чтобы он поскорее излился и слез с меня. После следующего оргазма я впала почти в беспамятство. Когда я проснулась, его уже не было рядом. Я была одна, голая посреди кровати, одеяло валялось на полу. На моем теле были небольших синячки, следы от его губ и пальцев. Между ногами и внизу живота была засохшая сперма.

Я пробыла с группой Курта восемь дней. Его люди постоянно косились на меня, но не предпринимали попыток сблизиться, для них я была женщиной их лидера. Он имел меня каждую ночь, а иногда и днем. Постепенно он стал кончать быстрее, но все равно, сношения с ним были для меня утомительными. Он не всегда поднимал меня до вершины, но иногда мне было легче притвориться, потому что иначе он не готов был от меня отстать. В то время, когда наши тела были соединены, он требовал от меня ответов, как меня имел другой мужчина, как и где он трогал меня, в каких позах.

Курт сам стремился испробовать меня в разных местах, в разных позах, он мог крутить меня как угодно, мог повалить меня на землю на любом привале, прижать к дереву, посадить на себя и заставить скакать. Он почти всегда кончал в меня, иногда ему было приятно обливать спермой мою грудь. Один раз перед купанием в озере он кончил на мое лицо, волосы.

Курт никогда не просил пососать его член, ему всегда не терпелось нырнуть в мое влагалище. Он с одержимостью разводил мои бедра и говорил, как ему нравится смотреть на меня с раскинутыми ногами. Ни мои губы, ни моя грудь не вызывали у него столько эмоций, как вид моих губок и входа во влагалище. Иногда перед соитием Курт ложился между моими ногами и изучал каждую складочку кожи, запихивал в меня предметы.

— Женское тело удивительно, — говорил он, — оно создано, чтобы принимать в себя. Это главное женское предназначение — впускать в себя мужчину, доставлять ему удовольствие. Я люблю твою вагину, девочка, я просто обожаю ее.

И потом он впивался в нее поцелуем, чтобы вслед за этим погрузить в меня свой член и иметь меня столько, сколько ему захочется, потому что я с готовностью позволяла ему.

3. За пределами.

Я с замершим сердцем стояла посреди заднего дворика и смотрела на нежданных гостей. Еще мгновение назад я готова была метнуться либо в дом, чтобы выскочить через главный вход, либо прыгнуть в кусты и попытаться перелезть через забор, но раздавшийся голос заставил меня замереть, словно я была кроликом, загипнотизированным змеей.

Я была одна в этом месте уже почти неделю. Моя голова раскалывалась от голода, от почти полного отсутствия сна, я была готова к тому, что однажды просто отключусь и не очнусь больше.

Группа Курта наткнулась на тех людей совершенно неожиданно, я не успела понять, была ли это засада или случайная ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх