Ева — первая

Страница: 12 из 13

стычка. Их было меньше, но их вид не мог не внушать ужаса. Они были раскрашены татуировками и одинаковыми шрамами, головы были гладко выбриты, в руках было самодельное оружие необычной формы, оказавшееся гораздо более смертоносным, чем ножи у людей Курта.

Я не знала, чем закончился тот бой. Когда недалеко от меня повалился первый человек с раскроенным черепом, я со всех ног бросилась бежать куда глаза глядят. Я не могла остановиться очень долго. Лишь когда ощутила, что задыхаюсь, мои ноги подкосились, и я рухнула на землю, лицом в мох. Мне чудилось, что меня вот-вот нагонят те люди, и на меня повалится град ударов. Мне было страшно поднять голову и осмотреться вокруг.

Я встала, когда уже почти стемнело, и бросилась бежать дальше, пока не пересекла лесную дорогу, которая сильно заросла кустарником. Не задумываясь над тем, в какую сторону логичнее было бы бежать, я ринулась дальше, лавируя между кустами.

Ночь я переждала в яме, стащив туда хворост, ветви и накрывшись ими. Я не сомкнула глаз ни на мгновение, несколько раз я слышала звуки ломающихся веток где-то вдалеке, один раз взвыл волк. Я просто сидела, боясь пошевелиться и издать звук, накрывшись с головой еловыми ветками.

Когда рассвело, я выбралась из ямы и быстрым шагом пошла дальше по дороге. Вскоре я оказалась на асфальтированной дороге. Следуя указателям, я вышла к небольшому городку с таунхаузами, которые стояли рядами и были полуразрушены. Я прошла вдоль них, прислушиваясь, ища признаки жизни. Последняя секция оказалась самой целой, крыша упала, по перекрытие первого этажа еще держалось. Оставшиеся полдня ушли у меня на то, чтобы перегородить остатками мебели и конструкций проемы и трещины в стенах. Только тогда я почувствовала себя более-менее в безопасности, хотя в дом теперь почти не проникал свет. Это место должно было стать моим укрытием на ближайшее время.

Следующие дни я ходила через дорогу в лес, иногда мне попадались ягоды, грибы, один раз я набрела на орешник. Попытки найти пищу занимали у меня все время, но еды мне едва хватало на то, чтобы поддержать минимальные силы. Я боялась уходить далеко от дороги и через пару дней поняла, что искать пищу больше негде. Чтобы унять боль в желудке, я начало есть листья, и это хоть немного облегчило мои страдания, пока мне не стало выворачивать зеленой массой.

Мне пришла мысль покопаться на заднем дворике, там могли что-то выращивать в прежние времена. Я плохо разбиралась в растениях, тем более в тех, которые росли за пределами Соола. Я стала пробовать коренья, пока не услышала шаги за оградой. Я не успела спрятаться, и теперь я и двое вооруженных незнакомцев смотрели друг на друга. На них были длинные плащи с капюшонами, скрывающими лица. Когда один из них приподнял голову, я заметила, что половину лицо скрывал вязаный шарф, открытыми оставались только глаза.

Я чуть наклонилась, готовая бежать, но меня остановил голос, женский голос:

— Подожди, мы ничего тебе не сделаем.

Произнесший эти слова скинул капюшон и чуть опустил шарф. Это была женщина около сорока лет, там мне подумалось, потому что она была похожа на самую молодую из амат в Сооле. Она чуть выставила руку вперед, пытаясь успокоить меня.

— Откуда ты здесь? — спросила она, стараясь, чтобы голос звучал мягко. — Ты одна?

— Здесь никого нет, мы бы заметили, — ответила вторая женщина, ее лица я так и не видела, — у нас нет времени, возьмем ее с собой.

Я безропотно согласилась пойти за ними, мы вышли за пределы города и прошли по той же дороге, по которой я ходила раньше. Я плелась за ними следом, временами они оборачивались, чтобы взглянуть на меня, убедиться, что я не сбежала или что еще держусь на ногах. Мне очень хотелось признаться, что умираю от голода, но я не решилась попросить у них еды.

Мы устроили привал на открытом пространстве посреди перекрестка и сели вокруг разожженного костра.

— Разве это не опасно, вот так привлекать внимание? — спросила я, с опаской оглядываясь по сторонам.

— Это ненадолго, — ответила вторая женщина, сняв свой плащ, она была ровесницей своей спутницы, — спать мы будем чуть дальше в укрытии. — Ты, наверное, голодна?

Они дали мне спокойно поесть, с сочувствием глядя, как я впихиваю в себя куски горячей рыбы и пресный хлеб, давясь ими, глотая толком не прожевав. Когда я закончила и смогла унять икоту, они стали расспрашивать меня о том, откуда я взялась, где мои родные, сколько мне лет и есть ли еще такие как я.

Я честно рассказала им все, что знала, что видела. Они не выказывали удивления, как другие, что я была так молода, что я родилась после распространения вируса. Мне очень хотелось узнать, кто они и откуда пришли, а главное, куда направлялись. Но когда я попыталась что-то спросить, они затушили огонь, и мы прошли еще пару миль почти в темноте. Впервые за несколько дней я проспала всю ночь, стоило только моей голове опуститься на свернутый плащ, который дала мне одна из женщин, оставшаяся дежурить.

Следующий день мы также провели в пути, а к вечеру встретились с другой группой из трех человек. Это была женщина и двое мужчин, примерно того же возраста. Все пятеро были явно из одной группы или даже поселения. Эти трое с любопытством посмотрели на меня, но не стали расспрашивать. Вечером они обсуждали между собой, что удалось разведать, но я мало что смогла понять. Они говорили о том, где были, какие места осмотрели, что никто из них не встречал людей.

Я поняла, что мы подходим к побережью, когда подул сильный ветер, которой вскоре донес до меня солоноватый капли. Я никогда не видела большую воду, и сейчас ощутила нарастающее возбуждение от предвкушения.

На побережье мы не сделали остановок, хотя мне очень хотелось ощутить воду, пройдясь по ней босиком. В небольшом порту уже было несколько человек, вооруженных больше, чем мои спутники, и одетых точно так же. Они охраняли баркас, в который мы сели. Женщина, которую звали Кайра, дернула несколько раз за шнур, раздался гул, и баркас тронулся с места.

Мы неслись по воде на большой скорости, я высунула руку в окошко и ощутила брызги на своей коже. Мы проплыли мимо нескольких островов, и я поняла, что мы приближаемся еще к одному, очень большому. Чем ближе мы подплывали, тем явственнее я видела, что вдоль берега находятся какие-то сооружения.

— Добро пожаловать в Ромус, — с улыбкой произнесла Кайра, помогая мне сойти на деревянную пристань и приглашая пройти за ней.

Вдвоем мы прошли по узким улочкам, выложенным камнем, по сторонам были небольшие деревянные дома, похожие на те, что были построены в Сооле моим отцом, но все они были одноэтажные, но с подвалами. Некоторые люди приветствовали Кайру, а потом замечали меня и замирали. У кого-то на лицах было удивление, кто-то улыбался. Одна женщина повернулась к своему мужу и указала ему на меня со словами:

— Только посмотри, не знала, что там есть такие.

Кайра провела меня к высокому дому со ступеньками, на крыше возвышался крест. Мама рассказывала мне, что когда-то люди верили в бога и ходили в церкви, и символом веры были кресты.

Но мы не вошли туда, мы обошли здание и оказались на небольшой площади со скамьями и цветниками. Нам навстречу поднялась старая женщина, опираясь на палку, прихрамывая она подошла к нам и взяла меня за руку. Потом кинула взгляд на Кайру.

— Ее зовут Ева, — ответила Кайра, — она жила в поселении с двумя тысячами человек, десятка два женщин, она одна такая, ей семнадцать. Сбежала и потерялась.

— Спасибо, Кайра, ты молодец, — ответила женщина, и Кайра ушла, оставив нас одних. — Садись, Ева.

Мы сели на скамейку в тени деревьев, вокруг нас царил аромат цветов, и Джен, глава города, который они назвали Ромус, рассказала мне свою историю.

Она возглавляла генетическую лабораторию в Вашингтоне, когда вирус стал распространяться. Все ее силы были направлены на то, чтобы разобраться в механизме его действия, потому что связь с исходной ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх