Ева — первая

Страница: 2 из 13

навестить жену одного из членов совета, с которой мы были особенно дружны. — Я никогда не видела младенца. Мне не терпится посмотреть, ка кон выглядит.

— Ты видела младенцев, — отвечает мама, — ты видела Троя.

— Это было слишком давно, я не помню.

Мне безумно хочется посмотреть, я слышала, что они уродливые, сморщенные и воняют. Когда-то и мне предстоит произвести такого на свет. Моя мама вдруг становится задумчивой, и я понимаю, что она думает о том же.

Когда-нибудь мне предстоит стать чьей-то женой, но никто не знает, как и когда. Мне 17, я созрела, я могу рожать. Я слышала, как однажды мать спрашивала отца, говорили ли что-то о моей участи на совете, а отец отвечал, что эти разговоры пока заминались, что он будет настаивать на праве выбора, ведь я полноправный гражданин этого города по праву рождения, а не пленница.

Я точно знаю, что мне не грозит участь аматы, я самая молодая девушка в Сооле, я очень красива, так утверждает моя мать, ведь она тоже прекрасна. Меня захотят взять в жены многие мужчины.

Мы живем в большом двухэтажном доме, моя комната и комнаты братьев на втором этаже, спальня родителей на первом. Однажды спускаясь вниз за водой, я слышала из-за неплотно закрытой двери в их спальню, как они занимались любовью, слышала стоны матери и пыхтение отца, а сама ощущала томление в своем теле.

У меня никогда не было подруг, мне не с кем было поделиться секретами, и я боялась говорить о таких вещах с матерью. Лежа по ночам в кровати, я ласкала свое тело руками, представляя, как мужчина устраивается между моими разведенными ногами, гадая, как будет ощущаться тяжесть его тела.

— Сходи одна, Ева, — произнесла мама, после раздумий, — возьми с собой Троя, вместе посмотрите на малыша. И накинь жакет, уже прохладно.

Отец перевел на меня взгляд и кивнул. Их обоих смущало, когда я выходила на улицу в платье без чего-то, накинутого на плечи. Об этом никогда не говорили прямо, но я понимала, что нужно прятать тело.

Мужчины уже давно пялились на меня, окидывали похотливыми взглядами ноги, плечи, старались заглянуть в вырез платья. Один мужчина, когда я споткнулась, подхватил меня и приобнял, хотя в этом не было нужды. Я ощутила, как его рука сжала мою правую грудь, а через мгновение все его тело прижалось ко мне, а в бок уперся поднявшийся член.

— Были бы у меня деньги, я бы тут же тебя трахнул как следует, — прошептал он мне на ухо, а потом коснулся языком моей щеки, — во все щели, пока не попросишь пощады.

Мне удалось вырваться, и я побежала домой, забыв, куда шла. Я никому не рассказывала об этом, но с тех пор стала просить одного из братьев сопроводить меня, и отец поручил им не оставлять меня одну.

— Думаю, посмотрим в другой раз, — произнесла я в ответ, — сегодня останусь дома.

На следующий день отец уехал в лес искать подходящие бревна для строительства, работы предстояло много, а работников оставалось мало, он пообещал вернуться только через неделю.

В одну из ночей мама осталась в цеху до утра, чтобы починить очередной вышедший из строя станок и закончить норму. Мы остались дома одни, как это редко бывало. Я посидела с Троем, пока он не уснул, и ушла к себе. Проходя мимо комнаты Майло, я услышала непонятные звуки и осторожно приоткрыла дверь.

Мой брат сидел на кровати, скрестив ноги. Его тело было откинуто на спинку кровати, голова закинута и оперта о стену. Из его приоткрытого рта доносились хрипы. На мгновение я забеспокоилась, но потом увидела, как его рука судорожно дергается между его ногами. Он мастурбировал, натирая вертикально стоящий член. Я вздрогнула от испуга и быстро отошла назад в тень коридора, молясь, чтобы он меня не заметил, осторожно прикрывая дверь. На цыпочках я проскользнула в свою комнату, закрыла дверь и запрыгнула в кровать. Накрывшись одеялом с головой, я попыталась унять дрожь.

Я всегда любила и уважала Майло, он казался мне таким мужественным, решительным, смелым. Я не задумывалась над тем, что им владеют мужские желания, хотя знала, что он уже посещал амат, на них ему давал деньги отец.

Внезапно тяжелое тело навалилось на меня, чьи-то руки обхватили мою голову, накрывая меня одеялом плотнее. Я попыталась поднять руки и защититься, но не смогла. Меня охватил безумный страх, мне показалось, что мне уже не хватает воздуха, но тут хватка ослабла, и я смогла втянуть воздух, хотя одеяло еще накрывало меня.

Пытаясь совладать с паникой и выровнять дыхание, я ощутила, как мое тело оказалось раскрытым, а ко мне прижимается теплая плоть. Одеяло сдвинулось, и теплое дыхание подуло в мое ухо.

— Ева, кто кроме меня может обладать тобой? — услышала я голос Кая, его губы касались моего уха. — Мы были так близки с твоего рождения. Я буду нежен, буду любить тебя и беречь.

Я тяжело дышала, выпучив глаза, в полной темноте, накрытая тканью, пока его руки обнимали мое тело, удерживая предплечья.

— Ты уже созрела, ты так хороша, — продолжал он уговаривать меня, — разве тебе не хотелось попробовать мужскую ласку? Все эти животные за дверью омерзительны, они только и думают, как засунуть в тебя член. А я хочу доставить тебе удовольствие. Мы можем сделать приятно друг другу.

Кай скинул одеяло с моего лица, и я взглянула в его раскрасневшееся лицо, полное дикого желания, его глаза горели, словно у лихорадочного больного.

— Ты с ума сошел, — воскликнула я громче, чем следовало, и Кай зажал мой рот рукой.

— Не кричи, разбудишь Майло, тогда пощады не будет. Думаешь, он не хочет тебя? Любой нормальный мужчина, кем бы он ни был, думает лишь о том, что у тебя между ног. Я только попробую, а если тебе не понравится, я тут же остановлюсь, обещаю. Я ведь не хочу тебя насиловать. Поверь мне хотя бы чуть-чуть. Тебе надо будет всего лишь сказать мне нет.

Я замерла, когда Кай переместил ладонь на мою грудь, скрытую ночной рубашкой. Его растопыренный пальцы обхватывали ее и слегка пожимали, словно проверяя мягкую упругость. Несмотря на неловкость и страх, его прикосновение было приятными. Я закрыла глаза и стала ждать, а Кай наклонился и приник губами к моему рту. Его теплые мягкие губы сминали мои, обхватывая и разжимая, но я не позволила ему раскрыть мой рот.

Тогда его губы опустились к моему подбородку, шее, потом груди, пока пальцы Кая расстегивали пуговки на вороте, открывая его взору мою полную грудь. И тогда он впился в мою плоть с такой жадностью, словно от этого зависела его жизнь. В его рту нежный розовый сосок мгновенно затвердел, раздражаемый быстрыми настойчивыми движениями языка и легкими прикосновениями зубов.

Его примеру последовал второй сосок, а мое тело охватила нега, полностью расслабив все мышцы. Все мои мысли были устремлены к пучкам нервов, сосредоточенных в вершинах грудей.

Я встрепенулась и издала странный звук, когда рука Кая дернулась вниз и с силой вжалась мне между ног. Его пальцы не спеша растирали мою промежность, пока его губы по очереди ласкали мои груди.

Вскоре моя рубашка оказалась задрана на талию, а сильные длинные пальцы, не встречая сопротивления, забирались между половыми губками. Я не заметила, как сама раскинула ноги, и теперь бесстыдно лежала перед родным братом, выставив напоказ свое тело.

Я испытала разочарование, когда Кай перестал ласкать мои груди, сосредоточив все свое внимание между моими ногами. Пальцами он изучал строение моего интимного места, раздвигая складочки и надавливая пальцами на вход.

Кай поднес руку к своему лицу и поместил большой палец в свой рот, потом снова засунул руку мне между ног. Когда влажный и теплый палец лег на клитор, мое тело невольно выгнулось, а ноги раздвинулись еще шире.

Кай наклонил голову к моему лицу и внимательно посмотрел на меня.

— Хочешь, чтобы я остановился? — спросил он, и у меня не было сил сказать нет.

Я не знаю, был ли у Кая опыт сексуальных отношений, но он заставлял мое тело изнывать от желания, все мои прежние мечты ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх