Ева — первая

Страница: 6 из 13

Мне было невероятно тяжело его ощущать в себе, пока он не перевернулся со мной набок и не отстранился, а орган не выскользнул из меня, оставляя за собой следы семени.

— Ты с ума сошел? — услышала я будто сквозь сон раздраженный голос Кая. — Как можно быть таким беспечным! Хочешь, чтоб она тут родила? Что ты скажешь отцу?

Я не знала, чем закончился этот разговор, потому что провалилась то ли в сон, то ли в обморочное состояние.

Проснулась я уже почти в полдень, с трудом поднялась, ощущая, как болит все между ног, аккуратно ополоснулась водой в деревянной ванне, слегка прикасаясь к измученному входу во влагалище, на котором были небольшие следы засохшей крови.

И только потом поняла смысл того упрека, который кинул Кай брату. Он кончил в меня, я могу забеременеть, и мне придется рожать. Что скажут родители? Как смогу им признаться?

Я села за стол и обхватила голову руками.

В Сооле была женщина, жена одного из членов совета, она помогала врачу, в основном ухаживала за младенцами, детьми, оказывала содействие при родах. Она женщина, возможно, она сможет меня понять. У нее нет детей, возможно, она сама так решила.

Несколько дней вплоть до маминого возвращения я думала о том, могу ли кому-то довериться. После той ночи я осталась ночевать в поле, в амбаре, случайно зашедшие мужчины вызвали бы у меня меньше опасений, чем мои братья.

В один день я все-таки решилась пойти к Фрее. Я сказала ей, что чувствую боли, и она согласилась осмотреть меня. Я разделась и села в кресло, задрав ноги. Фрее было около 50 лет, она всегда казалась несколько суровой и абсолютно неженственной, но она считалась заботливой и понимающей, преданной своему делу.

Фрея достала инструменты и опустила голову мне между ног, она что-то вставила в меня, что-то небольшое, потом мое влагалище расширилось, раскрываемое холодной сталью. Через несколько минут Фрея подняла голову и посмотрела на меня долгим взглядом.

— Кто бы ни был этот счастливчик, он тебя совсем не бережет, — медленно проговорила она, положив руку на мое колено.

Я закрыла глаза, ощущая, как краска заливает мое лицо.

— Серьезных повреждений нет, но вижу небольшие трещинки.

Я попыталась подняться, но Фрея положила руку мне на живот и слегка надавила, велев оставаться в кресле. В любое другое время мне было бы неловко лежать с разведенными ногами даже перед ней, но теперь падать было уже некуда.

— Скажи мне честно, девочка, он взял тебя силой? — Фрея посмотрела на меня долгим взглядом.

Я покачала головой и отвела от нее глаза.

— Если не захочешь, я никому не скажу. А если ты согласишься, я сделаю так, что он навсегда отстанет от тебя.

— Меня никто не насиловал, — быстро произнесла я, — просто первый раз ведь всегда такой... непростой. Так говорила мама.

Фрея кивнула.

— Он кончал в тебя? — неожиданно спросила она, и я обрадовалась, что она оказалась такой понимающей.

— Да, один раз, и я очень боюсь.

Фрея подошла к одному из шкафчиков, и я услышала звон бутылочек, а когда она вернулась, в ее руках был большой прозрачный шприц без иглы. Не говоря ни слова, чуть опрокинула меня назад так, что мои бедра оказались выше головы, и влила в меня желтоватую жидкость, невероятно холодную. Я вздрогнула и поморщилась.

— Потерпи, настойка через минуту впитается, это должно помочь, если все-таки ты беременна. Но судя по всему, это был не один из тех дней, когда зачатие наиболее вероятно. А это защитит тебя от микробов и воспаления. Не волнуйся. И если когда-то что-то будет тебя беспокоить, ты можешь смело приходить ко мне, я всегда помогу, если это будет в моих силах. Ты мне веришь?

— Да, — тихо произнесла я, на мои глаза наворачивались слезы.

— Ну-ну, детка, — произнесла Фрея, подходя ко мне и поглаживая по голове. — Твоя жизнь непроста, я это понимаю очень хорошо. Я слишком часто вижу этих женщин, которые рожают детей, не зная от кого. Это было тяжело раньше, а теперь совсем невыносимо.

Я повернула к ней голову, а Фрея продолжала:

— Не хочу тебя пугать, детка, но кто-то должен тебя предупредить. Боюсь, что даже твои родители не понимают всей ситуации. Ты уникальна. Твое рождение стало... началом надежды, что ли. Возможно, ты знаешь, что у твоего отца появилась обязанность принять участие в эксперименте, проверить, может ли он зачать еще девочек.

— Я знаю об этом, все знают.

Фрея грустно улыбнулась.

— Но ты не знаешь, что над твоей матерью тоже попыталась провести опыт, после твоего рождения она родила двоих детей от разных мужчин, мальчиков, но оба умерли еще в младенчестве.

Я слышала, что у мамы был ребенок, который умер, но понятия не имела, что ее вынудили отдаваться другим мужчинам. Как же отец это перенес?

— Теперь ты понимаешь, что я хочу тебе сказать? — голос Фреи стал чуть тише, она наклонилась ко мне очень близко. — В нашем мире человек ничто перед нашим будущим. А будущего нет, если не появятся такие как ты. Возможно, твой отец особенный. А, возможно, твоя мать, и значит ты, твои хромосомы. Что если дело не в мужчинах, а это женщины больше не способны воспринимать Х-хромосомы. А ты сможешь... А теперь представь, что однажды ты родишь девочку. Что тогда произойдет? Какие идеи посетят головы наших правителей, ученых? Чего будешь стоить ты одна, твоя жизнь, если ты сможешь родить им десять, двадцать девочек, причем от разных мужчин, чтобы расширить генофонд. А потом каждая из двадцати девочек сможет родить еще двадцать, тогда нация расцветет. Ты станешь первым инкубатором для новых детей. Тебя заставят рожать одного за другим, и всем будет плевать на тебя и твои чувства.

Видя ужас в моих глазах, Фрея смягчилась. На ее лице появилась виноватая улыбка, она продолжила поглаживать меня по волосам. Мои слезы высохли, не успев скатиться по щекам. Я вмиг представила весь ужас, который ожидает меня.

— Я могу помочь тебе, детка, мне больно видеть твое очаровательное личико таким измученным и напуганным. Я могу сделать так, что ты не забеременеешь. Поверь, радость материнства преувеличена. Рождение детей это страдание, их воспитание тяжелый труд, а ты можешь обречь своих дочерей на безграничные муки. Ты примешь мою помощь?

Невольно я кивнула и схватила Фрею за руку, с силой сжав. Я старалась найти в ней успокоение.

— Я позабочусь о тебе, Ева, так, как никто не позаботится.

Произнеся эти слова, Фрея наклонилась и прижалась мягкими губами к моим губам. Он обхватила их и чуть оттянула, а потом снова вжалась в их податливость. Потом она медленно отстранилась и, не дав мне произнести ни слова, прижала палец к моим губам. Я была скованна страхом, который она разбудила во мне, растерянностью.

— Не удивляйся, детка, — ласково произнесла Фрея, опуская руку ниже, проводя легкими пальцами между грудей, очерчивая круги, будто дразня меня. — Женщины могут любить женщин гораздо больше, чем мужчины. Посмотри, что он сделал с тобой, а женщина всегда будет самой нежной. Ты мне очень нравишься, Ева, ты такая юная и прекрасная. Я могу многому научить тебя, я могу подарить тебе наслаждение, которое ты никогда больше не испытаешь. Позволь мне позаботиться о тебе хотя бы сегодня. Если не захочешь, можешь никогда больше сюда не приходить. Но помни, что только я могу помочь тебе избежать жестокой участи.

Пока Фрея говорила, глядя мне в глаза, ее руки порхали по моему телу от шеи до пупка, будто бы случайно задевая полушария грудей, соски. Я никогда раньше не задумывалась о возможности любви между женщинами, хотя слышала о том, что мужчины порой удовлетворяют свои потребности друг с другом.

Но я была слишком напугана и растеряна, чтобы сопротивляться Фрее с самого начала, а через какое-то время ее прикосновения стали доставлять мне новые виды блаженства. Руки Кая были сильными и требовательными, пальцы Фреи были самыми нежными и ласковыми.

Я позволила женщине поиграть высунутым языком с сосками,...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх