Вторая жизнь

Страница: 1 из 2

— Ну, всё, — подумал я, — осталось сделать последний анализ грунта и можно собирать инструменты и покидать эту пустынную планету.
Второй год провожу я в просторах восьмого галактического сектора в составе исследовательской группы в поисках пригодных для жизни планет. Но пока безрезультатно. Нас в группе трое: я, инженер-геофизик, а по совместительству, и биохимик; Нина — специалист по внеземным цивилизациям, а по совместительству, ещё и медик и, наконец, командир корабля Сергей Сергеевич — пилот и штурман в одном лице. За эти двадцать месяцев совместных полётов мы хорошо притёрлись друг к другу, узнали всё, что можно узнать друг о друге, работу проводим быстро и слаженно.

Но, увы, до сих пор не нашли ни одной мало-мальски подходящей планеты. Наша «Стрела», замечательный скоростной корабль, пока не окупил ни единого рубля, вложенного в него. Это чудо современного кораблестроения оснащено великолепной лабораторией для планетарных исследований, и я в ней царь и бог. Казалось, ещё чуть-чуть, и мы наткнёмся на потрясающую планету, и о нас заговорит весь мир. Но шёл уже двадцать первый месяц, а к цели мы ничуть не приблизились.
Я закинул сумку с инструментом на плечо и ещё раз окинул, уже прощальным взглядом, окружающий ландшафт. Сзади находился наш корабль, впереди раскинулось каменистое плато с небольшими холмами. Поворачиваясь к кораблю, я уловил боковым зрением какой-то блик. Откуда здесь среди серых камней блик? Пришлось побеспокоить командира: «Сергей Сергеич, посмотрите в оптику, что там бликует между холмами?»

— Там что-то, определённо, движется. Оставьте пока сумку и посмотрите, что там, но близко не подходите. Я пока приготовлю шлюпку, на всякий случай. Не выключайте связь, — отозвался командир.
Идти пришлось минут десять. Теперь я уже отчётливо увидел человеческий силуэт. Откуда он может взяться на безжизненной планете?
— Сергей Сергеич, мне нужно подойти поближе. Выезжайте с Ниной на помощь, кто знает, что там такое?
— Подходите, но не слишком близко. Мы выезжаем.
Я приблизился на десять метров. Этот «кто-то» был без скафандра. Бог мой, как такое возможно? Я для уверенности оглянулся: шлюпка была уже близко. А, была — не была, я подошёл вплотную и остолбенел: передо мной была голая баба.

— Командир, если со моей головой всё в порядке, это голая женщина.
— Мы её видим. Поговори с ней.
Я включил внешнюю связь и заговорил, первое, что пришло в голову. Существо остановилось и уставилось на меня немигающим взглядом. Я подкрутил чувствительность микрофонов и отчётливо услышал бормотание существа: «Зарядка... зарядка... ненужное за борт... отказ систем... облегчить корабль... всё за борт... сложности взлёта... зарядка...»
— Какая-то бессмыслица, командир.
— Мы всё слышим. Только это не бессмыслица, а почти готовый доклад о прошествии. Похоже, здесь недавно был корабль, у которого произошли неполадки перед взлётом. Экипажу пришлось уменьшать массу корабля до минимума, для чего они освобождались, от чего только можно. Вот и этого бедолагу оставили, у него, похоже, уже зарядка на исходе. Слышишь, заикается?
— Почему же она ещё жива?
— А ты не понял? Это робот, андроид. Скажи ей, что мы её подзарядим и помоги взобраться на шлюпку.
— Я попробую. Пойдём красавица на шлюпку. На корабле зарядка-зарядка-зарядка.

Я взял её за руку, «красавица» на удивление легко послушалась и забралась со мной на шлюпку. Через пару минут мы уже поднимались на корабль.
Вот, так необычно закончилось исследование этой планеты. Наш экипаж полнился четвёртым членом, Светой, как она нам представилась. И я не оговорился: именно, членом экипажа. Её появление сразу перевернуло всю нашу устоявшуюся корабельную жизнь. Это было чудо человеческой мысли и художественное произведение в одном флаконе. Когда, после подзарядки и дезинфицирующей помывки, Нина привела робота в рубку, мы с командиром несколько минут стояли с открытыми ртами и не могли отвести глаз от такой фигуры. Нина тут же сообразила увести наш «трофей» и вновь привести уже в своём комбезе. Нина у нас молодец, хорошо понимает проблемы одиноких мужчин и старается, как может, не провоцировать сексуальные конфликты. Скажу по секрету, ко мне она иногда ночью заходит и устраивает настоящий праздник одиноких сердец. Нина тонко чувствует, когда мне особенно хреново и одиноко, и в этот период появляется, как сияющая ёлка под новый год, со своим подарком, который всегда при ней. После этого сексуального фейерверка я потом несколько дней не могу на неё спокойно смотреть от переизбытка чувств и медленно остываю, как раскалённая плита. Сергей Сергеич, глядя на нас, только посмеивается. А, вот, заходит ли Нина по ночам к командиру, я до сих пор не знаю: или они умело маскируются, или же, действительно, не встречаются.

Так, вот, вся наша сплочённая троица развила вокруг Светы бурную деятельность. Командир стал прогонять через головной компьютер программу Светы с целью узнать, что она есть такое и нуждается ли её программа в чистке и исправлении. Как оказалось, электроника у неё была в полном порядке. Что интересно, у неё была предусмотрена функция самообучаемости, чем мы с Ниной не преминули воспользоваться. Нина стала вводить небольшие программки по культуре женского поведения и взаимоотношения полов в замкнутых коллективах. Я подыскивал общеобразовательные лекции, а также лекции по кулинарии и гостиничному сервису, резонно рассудив, что робот вполне сможет справиться с хозяйственными заботами. Света делала поразительные успехи: буквально через пару недель она уже справлялась с хозяйственными функциями. У неё отлично получалось постирать, погладить, приготовить обед, провести уборку помещений. Вы бы посмотрели, как она подавала обед: официантка, да и только. Я просто раздувался от гордости за свою ученицу. Благодаря этой ежедневной суете, моральная атмосфера на корабле была лучше некуда, мы с командиром совсем забыли про хандру. Светочку мы просто обожали, если не сказать, влюбились в неё. Хотя, если вдуматься, разве такое возможно? Но при общении с ней всегда возникало чувство, что беседуешь с красивой девушкой, худощавой блондинкой лет двадцати от роду. А необычная манера движения и непривычно чудная речь придавали ей особый шарм. Мы уже не мыслили свой день без постоянного общения со Светой под предлогом её совершенствования.

Всё бы хорошо, но тут уже забила тревогу Нина. Почему? Да, на неё попросту стали мало обращать внимания, к которому она успела привыкнуть за время совместного пребывания в полёте. Последнюю неделю Нина была необычно задумчивой, почти не было слышно её смеха. А сегодня вечером она буквально влетела в мою каюту и начала меня раздевать. Я по первости ошалел от такого напора, но потом включился в игру и стал, в свою очередь, раздевать Нину. Мы уже были обнажены и вовсю целовались, когда за дверью послышался шорох и скрежет. Мы с Ниной непонимающе переглянулись, я быстро надел штаны и выглянул за дверь: всё было как всегда, ни каких изменений. Я вернулся в кровать, и мы продолжили прерванное занятие. На этот раз Нина была совсем другой: она не дарила себя торжественно, а страстно упивалась процессом близости со мной. А в этом деле она была большой мастерицей и творила просто чудеса: после недолгих поцелуев и поглаживаний, сразу же повернулась в позу 69 и, как фурия, накинулась на мой член. Не избалованный женским вниманием, я млел и таял, как масло на сковородке. А таять было от чего: настойчивые губы и язык решили превратить мой прибор в эскимо и слизать его до основания. Громкие причмокивания эхом отлетали от стен и загнанными зверушками забивались в углы каюты. Я уже сам собрался превратиться в подобного зверька и завыть, тоскливо и сладостно, но Нина вовремя сжалилась надо мной, приподнялась и одним ловким движением запрыгнула на меня, насадившись на мой член до основания.

— Ну, всё, — подумал я, — теперь уже никакие завывания и скулёж не помогут, фурия села на «своего конька», и её уже ничем не остановить....

 Читать дальше →
Показать комментарии (24)

Последние рассказы автора

наверх