Хищница

Страница: 5 из 11

образуются пары. Паутина сплетается — всё прочней, всё вязче...

К ней уже пытались подсесть — несколько раз. Вежливые воспитанные мальчики; вежливые уверенные мальчики; вежливые развязные мальчики... Но вся их вежливость до того похожа на обычную домашнюю пыль на телевизоре: смахни тряпкой — и куда денется этот лоск воспитанности, оставшийся со времён наивного детства, слабо скрывающий ещё не до конца перебродившие гормоны юности... И ведь как они похожи на её Сашу: он так же, наверно, сейчас подкатывает к какой-нибудь красотке — только скучающей, в отличие от неё...

Тошно. Скучно. Постыло...

А кольцо?... Так ведь и лежит на дне сумочки. И безымянный палец как бы случайно иной раз слегка оттопырится, когда она поднесёт к губам бокал. Он, этот палец, как маячок на входе в залитую весёлыми огнями гавань: мол, фарватер чист, можете проходить... Только почему же, для кого же в глубине этого фарватера разбросаны коварные мины?

Ира-Ира-Ира... Чего же ты хочешь?..

— Привет — раздаётся над нею приятный грудной голос... Женский?..

* * *

Вика уже давненько наблюдает за хрупкой женской фигуркой, сидящей в одиночестве на одном из диванчиков в зоне отдыха. Ей видно, как один за другим к ней подсаживаются галантные и не очень кавалеры — точь-в-точь, как те двое недавно к ней — и как они потом уходят — то недоумённые, то злые, то пожимая плечами... Каждый раз при этом на её губы змейкой выползает тонкая насмешливая улыбка:

«Хм... А похоже, это — то, что нужно. Девушка одна, слишком долго одна, значит — явно никого не ждёт. А то, как от неё отлетают мужчины, только в плюс: если она и готова развлечься, то только не с ними. Если же не готова... ну, парочка коктейлей своё дело сделают. Нет, лучше не коктейлей...»

Она поворачивается к бармену:

— Два бокала текилы, пожалуйста.

— «Текилу санрайз»? — на всякий случай уточняет бармен, хотя прекрасно понял и форму, и суть заказа.

— Нет, просто текилу. Можно разбавленную.

Через две-три минуты перед ней стоят два бокала охлаждённой текилы. Она благодарит, изящно поднимается со стула, берёт бокалы и медленно идёт к выбранной жертве. Ближе, ближе — жертва всё отчётливей... Её уже можно разглядеть.

Русая. Волосы спрятаны в обычный, с виду небрежный узел — замужем. Чуть удлинённое лицо с правильными чертами лица — симпатичная. Самую малость выделяются скулы. Слегка удлинённый разрез светло-карих глаз, в которых — напускное равнодушие (но так плохо напускное... столько всего за ним можно прочитать...). Тонкие чувственные губы с чуть опущенными уголками — капризна, но не слишком, по настроению (в конце концов, эти опущенные уголки могут быть просто складками). На вид — года 24. Ну, максимум 25. Изысканное платье — девушка явно из зажиточного круга.

« А кольца на пальце нет... Ссора? Давай-поживём-отдельно-нам-надо-разобраться-в-своих-чувствах?... Усталость от непонимания, желание вернуть своё прошлое?... Хм, интрига. Ну ничего... разберёмся...»

— Привет, — произносит Вика с самой обаятельной интонацией.

Ира резко, стремясь этой резкостью скрыть недоумение, поднимает голову и в упор встречается со спокойным, уверенным, слегка насмешливым взглядом необычайно красивых зелёных девичьих глаз. От этого взгляда её лицо заливает предательская краска. Эти глаза... нет, не раздевают её. Они просвечивают её. И это... так страшно... так стыдно... так приятно...

Какие же опасные глаза у этой девушки...

— Можно к тебе? — Взгляд — в сопровождении голоса. Голос — под стать глазам. Гармония звука и цвета... В голову мгновенно ударяет хмель — то ли от выпитого, то ли от увиденного, — растекаясь по всему изнывающему организму.

«Странно, почему она подошла ко мне? Что она хочет от меня — такая шикарная, словно из другого мира? Нет, ну что хочет — это понятно, но разве я такая? Разве я похожа на такую, как она?... Я что, как-то не так выгляжу? Я что, дала какой-то повод?... Ааа, всё дело в тех парнях, которых я отшивала, а она это видела... Но разве это — повод? Ну не нравились мне они, ни один не понравился — так что теперь, меня девушки клеить будут?

Но какая же она красивая всё-таки!... И тепло какое-то от неё непонятное... так не хочется, чтоб она уходила... Вот уйди она сейчас — что останется? Опять коктейль?... Да неправильные они тут какие-то...

Ну вот что можно сделать, а? Что нужно сделать? Отказаться — зачем? Чтобы опять вернуться в клетку такого уютного безопасного одиночества? А надо ли?... И потом — а разве обязательно доводить до «того-что-будет» или «того-что-может-быть»? Пусть побудет, ну хоть немножечко... может, хоть так легче станет...»

Ира кивает: пока говорить сил у неё нет. Но, похоже, незнакомку это совсем не смущает: она грациозно садится рядом.

— Прости, я не представилась, — снова произносит девушка, и Иру начинает обволакивать магия голоса. — Вика.

Иру даже не смущает то, что к ней обращаются на «ты», хотя в обычной жизни от незнакомых людей такого она не терпит. Но сегодня, сейчас — всё так правильно, так естественно...

— Ира, — тихо говорит она. — Очень приятно. — Сейчас эти слова — не просто общепринятая фраза при знакомстве, и обе это чувствуют.

— И мне, — отвечает Вика и улыбается:

«Ну вот... уже девочка и поплыла. Быстро-то как, а?... Теперь — бери, лепи что хочешь... Вика, ты в ударе...»

— Будешь? — Она придвигает к ней один из принесённых бокалов. — Это — текила. Разбавленная. Очень освежает и взбадривает.

— Я и так уже три коктейля выпила, — находит в себе силы для ответа Ира.

— Три коктейля в одиночестве? — вроде бы как изумляется девушка. — Ого. Не многовато ли?

— Наверно, маловато даже... — Ира пытается подстроиться под её тон. Между ними начинает выстраиваться мостик — хрупкий такой, хрустальный...

— Серьёзные дела, значит... — Вика несколько растягивает фразу, отпивая текилу, наслаждаясь эффектом, ведя свою партию с мастерством опытного прожжённого игрока, севшего играть против наивного новичка. — И как, помогает?

Ира отрицательно качает головой.

— Ну так тем более... — Вика снова придвигает к ней бокал. — Коктейли хороши в компании. Там у всех — одно настроение. Всем хорошо. И всё идёт как по маслу. А в одиночестве, да со своими целями — лучше текилы не найти. Я знаю, что говорю. — Она улыбается в подтверждение последних слов. И ведь это — правда: ей ли не знать, о чём идёт речь...

Как же не хочется сопротивляться этому сочувствию, которое слышится Ире в словах красотки! И надо ли сопротивляться? Может, за этим как раз она и шла сюда — за незнакомой ласковой жалостью?... Ира берёт предложенный бокал и делает глоток. На привыкшее к коктейлям горло текила, пусть и разбавленная, ложится мягким огнём, который на какую-то секунду перехватывает дыхание, но тут же, словно извиняясь, отпускает его и медленно перемещается туда, куда и положено ему попасть...

Ира улыбается — несколько неуверенно, прислушиваясь к своим ощущениям. Смотрит на Вику — та улыбается ей в ответ. Две улыбки перетекают одна в другую, создавая над столиком видимую только им лёгкую радугу.

— Танцевать не хочешь? — скорее уточняет, чем предлагает Вика.

Ира качает головой. «Ну, этого и не надо, мы справляемся и так...»

— Расскажешь, что за проблемы? — вкладывая в голос максимум душевности, интересуется девушка.

Ира молча, неожиданно пристально смотрит на неё. Надо ли нарушать такое хрупкое «хорошо» своими признаниями в комплексах, в неуверенности, в обиде, в желании что-то изменить и в незнании, как это сделать? Оно ей надо — ей, такой... суперовой... от которой захватывает дух, которая ходит не по асфальту, а по человеческим сердцам?... И почему-то Ира сейчас уверена, что не только мужчины под её власть попадают... хотя, по идее, у такой девушки столько врагинь должно быть...

— Прости. Я бестактна, — слышит она в ответ на своё молчание.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (26)
наверх