Вольная птица. Часть 1

  1. Вольная птица. Часть 1
  2. Вольная птица. Часть 2

Страница: 2 из 4

.. Сокращение штатов, понимаешь...

Она сказала еще что-то, но Тоня не слышала. Тётя Галя, чуть постояв, отошла.

Уволили.

Девушка опустила глаза вниз. Ладони, пальцы разбухли от воды, побелели. Что же делать-то теперь?...

Вечерело. В окно сторожки бились капли воды. Скоро дождь сменит снежная крошка. Скоро придёт зима.

— Я бы пошла в машинисты, или в помощники — мечтательно протянула Антонина, — заработала бы денег, повидала города...

— Эх, горемычная ты — со вздохом протянул дед Павел, местный сторож, — у тебя ж, образования нет, да и не берут девок в машинисты эти...

— Тогда в проводницы — девушка продолжала витать в своих мечтаниях.

— У-у-у, мил моя, там знаешь какой блат-то нужен? — ответил дед Павел, попыхивая папиросой, — связи, всё через связи нонче и происходит...

В печке потрескивают дрова, язычки огня разгоняют темноту комнаты. Тело наполняется леностью, так не хочется никуда идти...

Мама на больных ногах стоит посреди маленькой прихожей.

— И где тебя носит-то? — громким шёпотом говорит она, — Серёжка заболел, в райцентр везти надо, температура у него. Пока спала, а там и не знаю что и делать, спит сейчас.

— Ну, на работе-то как? — добавила мать, сменив гнев на милость.

— Уволили меня — девушка в слезах бросилась в объятия матери.

— Уволили!!! — не в силах сдержать рыдания крикнула девушка.

— Уволили! Мама, понимаешь?! УВОЛИЛИ!!!

Кажется, её последний выкрик способен разорвать этот шар на части и поглотить всю Вселенную.

— Уволили, мам, понимаешь... — чуть слышно проговорила она, крепко обнимая мать.

— Ну будет, будет тебе... — ответила женщина, поглаживая светлые волосы дочери, — будет...

Слёзы в глазах. У обеих. И скоро зима.

«Помогите, пожалуйста, на жизнь». Буквы на куске картона выведены аккуратным почерком, простым карандашом. В воздухе носится белая крошка, руки, держащие плакат, покрыты «гусиной кожей». На платформе стоит девушка и держит в замёрзших руках плакатик с четырьмя страшными, только для неё, словами. Одета она всё в те-же осенние сапожки и такой-же осенний плащ. На голове шерстяной платок.

Скоро подойдёт 38-ой. Если повезёт, может кто и выйдет на платформу. Может и подадут. Если, конечно, очень повезёт. Сережка, вроде бы, поправился, но всё еще сопливит. Врач опасается осложнений. Скоро будет нечем платить за жильё, Тоня вытащила из кармана четыре монеты: два пятачка, одна по рублю и двушка.

Приближающийся поезд подал свисток. Девушка вскинула глаза. Улыбка надежды тронула губы. Голубые глаза, кажется, стали бесцветными. Или это только кажется.

Состав остановился на станции, громко свистя пневматикой. Тоня не отрывает глаза от земли, ей стыдно. Смотрела бы в глаза людям — подавали бы больше. Но всё равно никто не выходит...

— Эй, девушка... Девушка! — Тоня услышала голос откуда-то сверху. Подняла глаза. На подножке вагонной двери стояла упитанная проводница в форменной шапке и бушлате.

— Ты кто такая? Чего тут стоишь? — спросила девушку женщина.

— Ищу деньги на жизнь, — чуть слышно ответила Тоня, не поднимая глаз.

— А ну лезь сюда, не бойся — проводница поманила девушку рукой.

Тоня отрицательно помотала головой, сделав шаг назад.

— Да не бойся ты, сегодня состав тут сорок минут стоять будет, и не выйдет никто в такую погоду, а мы с тобой посидим в купе, чаю выпьешь — проводница протянула руку.

Поколебавшись, девушка ухватилась за протянутую руку и впорхнула в вагон...

— Проходи — пропустила проводница Антонину в служебное купе, — присаживайся.

Девушка присела на краешек нижней полки.

— Машунь, принеси нам чайку и ещё что-нибудь посмотри там! — крикнула проводница в открытую дверь купе.

— Ну, рассказывай давай — усевшись напротив, обратилась она к Тоне, — что произошло?

Тоня рассказала, всё как было и есть. Рассказывала, попивая чай, смотря в окно купе, первые снежинки кружились за окном, падая на ещё серую землю. Женщина внимательно слушала, разглядывая девушку.

— Ты вот что — произнесла женщина, когда Антонина закончила свой рассказ, — приходи завтра в восемь утра на станцию, будет 110-ый, подойдёшь к первому вагону, скажешь, что от Алевтины Сергеевны, это я. Проводница пустит тебе. Состав пойдёт до Манино, а там в отстойник, там есть общежитие для локомотивных бригад, я там тебя найду.

— А что, в школу проводниц возьмёте, да!? — оживилась девушка, во все глаза посмотрев на Алевтину Сергеевну.

— Может и возьму — после продолжительной паузы ответила та, — поспособствую...

— Мама! Меня берут в школу проводниц!! — крикнула с порога Тоня, кинувшись на шею матери.

— Дай то Бог, доченька... — ответила женщина, обнимая дочь.

— Уедешь от нас, да? — в дверях комнаты возник брат, — навещать-то будешь?

— Серёжик, да никуда я не уеду! — взлохматив брату волосы, ответила девушка, — там же рейсы, ну уеду на недельку, потом домой вернусь...

* * *

Поезд, скрипнув тормозами, остановился. Девушка, ловко спрыгнула на землю, куда ни глянь — железнодорожные пути, справа виднеется тёмная громадина, железнодорожное депо, рядом — пятиэтажный дом, по сравнению с депо, просто домик. Общежитие локомотивных бригад, догадалась Тоня. Девушка двинулась вдоль состава в сторону построек. Между вагонов увидела калитку в заборе, юркнула под состав, так быстрее.

Чьи-то сильные руки ухватили её за талию и потащили назад, ойкнув, Тоня забилась всем телом.

— Ты куда лезешь-то, дура?! — услышала она строгий, но не злой голос, — а вот состав назад покатится, и на куски тебя, дурёха?!

Вырвалась, посмотрела. Молодой парень с интересом смотрел на нее, был одет в железнодорожную форму, с петлицами и в забавной фуражке.

— Я к Алевтине Сергеевне — проговорила Тоня, парень был явно ничего.

— А, к старшей проводнице, да? Ну так она в общаге должна быть, я провожу, а то опять под поезд полезешь — ответил он.

Они шли и разговаривали. Тоня узнала, что его зовут Максим, он работает машинистом, дома бывает редко, завтра состав уходит в обратную сторону до Алексеевки и что помощник его, Миха, ещё долго будет проверять подвижной состав, а сам он сейчас пойдёт в диспетчерскую за путевым листком... Тоня мало чего понимала из его рассказов, но парень ей явно нравился.

— А ты сама то что за птица, Антошка? — спросил он, добродушно улыбаясь.

Девушка фыркнула на столь вольную трактовку её имени, рассказала, что живёт с мамой и братом, работает на станции. Вот именно что работает. Вот и всё.

— А к Алевтинке то зачем пожаловала? — спросил он, — по делам или родственница?

— Ну, подруга... Родственница — уклончиво ответила Тоня.

Подошли к общежитию.

— А вон и Алевтина — сказал Максим, показав на крыльцо здания, — ну, я пойду, может ещё встретимся.

Махнув на прощание рукой, двинулся в сторону депо. Девушка, провожая его взглядом, поймала себя на мысли о том, что понравился ей этот парень, очень даже и понравился.

Подошла Алевтина.

— Здравствуй, Тонька, приехала таки — проговорила она, — пойдём поговорим...

— Пока мест нет — сказала Алевтина, выпив рюмку водки.

— Ну... — протянула Тоня, ловя осколки недавней мечты.

— Ну что «ну»? Ну пока нет, потом будут... Через две недели новый набор — успокоила её женщина.

Антонина пыталась удержать выступающие слёзы. Повисла гнетущая пауза. Девушка шмыгнула носом.

— На составах хочешь покататься? — непонятно к чему, вдруг спросила Алевтина.

— Зачем? — не поняла Тоня, не зная, как понять этот вопрос. То ли хочет ли она покататься именно на составах, либо хочет ли она вообще покататься и зачем?

— Слушай — после долгого раздумья ответила Алевтина Сергеевна, — девочка ты взрослая, я буду говорить прямо — хочешь заработать денег?

— Хочу — осторожно ответила девушка.

— Ты не думай,...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх