Одержимая Инкубом. Часть 4: Горящий тур

  1. Одержимая инкубом. Часть 1
  2. Одержимая Инкубом. Часть 2: Бес на девичнике
  3. Одержимая Инкубом. Часть 3: Рождественские игрища
  4. Одержимая Инкубом. Часть 4: Горящий тур
  5. Одержимая Инкубом. Часть 5: Экзорцизм для «чайников»
  6. Одержимая Инкубом. Часть 6: Покаяния рогатого греховодника

Страница: 2 из 4

в ящик с петуниями. За столом повисло нехорошее напряжение.

— Ты его знаешь?! — наклонившись ко мне, прошипела Катька.

— Шапочно, — увильнула я. Не рассказывать же ей, как он нас обеих отымел у меня на кухне, будучи в своей естественной рогато-хвостатой козлоногой форме. Слава Богу, Катька тогда решила, что ей вся эта чертовщина по-пьяни приснилась, а я не стала ее разубеждать.

Принесли запеченное на углях мясо, и мы принялись за еду. Однако, как и ожидалось, на одном коктейле бес не успокоился — минут через двадцать, все тот же официант, уже заметно нервничая, поставил передо мной еще один бокал, на сей раз фривольно оформленный половинкой банана с двумя вишенками:

— «Двойной оргазм» для леди от мужчины за стойкой, — отрапортовал парень, мгновенно ретируясь в сторону кухни от греха подальше.

Медленно, откровенно охреневая, мы развернулись в сторону бара. Как ни в чем не бывало, бес отсалютовал сатанеющему на глазах Толику трехслойным шотом. Махом опрокинув в себя коктейль, инкуб коснулся пальцами губ, в упор посмотрел на меня и, демонстративно раздвинув указательный и средний буквой V, подразнил языком. С грохотом опрокинув стул, мой кавалер ринулся в атаку.

Схватка была короткой: налетевший разъяренным быком Толик сгреб соперника за грудки, стаскивая с табурета, за что тотчас и поплатился, схлопотав сильнейший удар лоб в лоб. Нападавший отлетел, сшибая мебель, и точно большой жук завалился под соседский столик — что и говорить, череп у беса крепкий, дури не занимать.

Катька с Георгием кинулись выковыривать из-под стола Толика, я фурией напустилась на беса:

— Сдурел, идиот?!! А вдруг у него сотрясение?!

— Пустой башке оно не грозит, — мурлыкнул рогатый, непринужденно проводя загорелой рукой по волосам поправляя кудри. — К тому же, — ухмыльнулся бес, — он бы тебе точно не понравился. Я же видел, что ты удрать хотела. Что, не заводят липкие ладошки?

— Да пошел ты! — вспыхнула я.

— С удовольствием, — пожал плечами инкуб, бросая на стойку купюры. — Здесь все равно ловить нечего, так что пошли отсюда. — Цапнув за руку, бес потащил меня к выходу.

— Эй, а Катька? — спохватилась я.

— Справится, уж поверь мне, — ухмыльнулся бес. — Потом еще спасибо скажет, за то, что свалила, — ей же больше достанется.

— Куда мы идем? — не унималась я, сбегая следом по деревянным ступеням.

— Ну, раз ритуальный мордобой за сердце дамы состоялся, самое время красиво уйти в закат, — хохотнул бес.

— А конкретнее?

— Сейчас вина в палатке купим и на пляж, — расшифровал инкуб, лавируя в потоке отдыхающих.

Солнце садилось, от воды потянуло прохладой, отдыхающие, точно мотыльки, потянулись на огни кафе и ресторанов еще дышащей дневным теплом набережной. Мы шатались вдоль берега, на ходу распивая прямо из горлышка молодое вино. Когда опустевшая бутылка отправилась в урну, бес потянул меня мимо еще оставшихся немногочисленных отдыхающих за волнорез, где начинался пляж «дикий». Крепко удерживая горячей рукой за талию, он увлекал меня все дальше от людских глаз.

В какой-то момент, он наконец остановился, притянул меня к себе и прошелестел в ухо:

— Трусы снимай, они тебе не нужны.

— Здесь?! — вытаращилась я, оглядываясь по сторонам. В зоне видимости все еще было немало народу.

— Им до тебя дела нет, — ухмыльнулся бес. — Стемнеет чуть сильнее и большинство из них сделает тоже самое.

— Не, я не буду на людях, — запротестовала я.

Вместо ответа он резко присел и, сунув руки под подол, сдернул с меня белье.

— Дурак! — взвизгнула я, не успев пресечь его выходку, и тоже быстро села в надежде вернуть застрявшие на щиколотках трусики.

— Как бы не так, — рогатый сильно дернул спутавшую ноги тряпочку и я с воплем плюхнулась на гальку — ноги врозь, подол задрался. Бес аж присвистнул: — А пизденка-то голая! — его ладонь тотчас цапнула меня промеж ног, нагло запуская пальцы в норку влагалища.

— Руки убери! — шипела я, одергивая подол и пытаясь отстраниться от его домогательств.

— Ну-ка, признавайся, недотрога, для кого пилотку эпилировала? — не унимался инкуб, продолжая активно меня лапать. — Мужинек-то поди не в курсе?

— Для купальника! — отбивалась я.

— Видел я этот купальник, — ехидно наседал бес, — потасканный такой, хер без виагры уж и не встанет. В портмоне, кстати, фотка двух ребятишек! Сам бабу склеить не в силах, за дружком таскается — авось что обломится!

— Прекрати!

— А ты завязывай с остаточным принципом! — он перехватил меня за локоть и потащил на себя, заставляя оседлать его бедра. — Пойми, наконец, что наслаждаться лучшим куда приятнее...

Притянув за голову, бес принялся игриво изучать языком мой рот: дразнил кончиком приоткрытые губы, сосал, покусывал, постепенно проникая все глубже, до тех пор, пока не подчинил полностью, сплетя языки в сладостно танце. Его руки тоже не остались в стороне, нырнув под подол платья, где вплотную занялись моей попкой — тискали ягодицы, настойчиво проникали все глубже в раскол, то и дело задевая анус. Сидя верхом, я до одури сосалась с бесом, ловя кайф от того, как его плотный горячий язык скользит сквозь кольцо моих губ; кроме того, голенькая щелка постоянно терлась о ткань его брюк, увлажняясь все больше и уже отчетливо требуя то, что под этой самой тканью скрывалось.

Сунув под меня руку, он неторопливо ощупал уже порядком набухшую вульвочку, поиграв пальцами между лепестков губок и в преддверие норки.

— Сочная пизденка, — мурлыкнул бес, смачно обсасывая пальцы, — прямо здесь бы завалил, да вылизал. — Я напряглась — с него станется. — Не бойся, — ухмыльнулся инкуб, — пока в открытую бесчинствовать не буду. — Он откинулся чуть назад, уперевшись руками в галечник. — А ты, козочка, не стесняйся, давай, доставай, побалуй щелочку.

— С ума сошел?! — вытаращилась я, озираясь по сторонам. Несмотря на то, что уже практически стемнело, немногочисленные группы людей на пляже еще присутствовали и расходиться явно не собирались — кое-кто даже купался.

— Забей уже на них, — продолжал подзуживать бес, — чхать они хотели на то, чем мы занимаемся! О себе уже подумай, писька-то, небось, изнылась вся за хуем... — говоря это, он чуть приподнял бедра, потерев меня между ног бугром восставшего члена. — Давай, освободи, вставь елдак в пизденку, пусть поглубже проскользнет, чтобы в маточку уперся. Знаешь ведь, как сладко будет, не впервой со мой ебешься... — Полыхая от стыда и возбуждения, я дрожащими руками расстегнула молнию на брюках, выпуская на волю жилистый, сочащийся смазкой хуище. Бес ухмыльнулся: — Смотри, как по тебе истосковался, весь на слюни изошел, щелку дожидаючись. Так хочет в норку тесную нырнуть, что не передать.

Наконец поддавшись уговорам, я взяла член и, привстав, направила в себя налитой жаркий ствол:

— Ах, — хуй растянул влагалище до основания, сладко боднув головкой матку. По телу будто кипяток пустили, окатив жаром с головы до пят.

— Нравится? — мурлыкнул бес. — Стисни меня щелкой посильнее, будет еще лучше. — Он неторопливо покачивался подо мной, чуть заметно поддавая бедрами, а мне едва крышу не сносило от этой пытки — член горячо отирался головкой о матку, точно ласковый котяра.

— Оооох, — стонала я, изнемогая, и ерзала на фаллосе. Еще немного — плюну на остатки приличий и начну прыгать на нем, как ненормальная. Груди налились и теперь чувствительно трутся сосками о ткань платья — просто невыносимо, так хочется, чтобы мне сейчас полизали и как следует помяли сиськи. — Мммфх! — Рогатый, будто прочитав мои мысли, подался вперед и ущипнул сосок губами через ткань. — Ах, — откликнулась я, тотчас рефлекторно сжав его вагиной.

— Стало быть, доечки тоже по ласке соскучились, — ухмыльнулся инкуб. — Хочешь, небось, чтобы я их тебе язычком приголубил? Как больше любо — по отдельности сосочки теребить, или оба сразу поприкусывать? Любишь блядовка, когда сиськи мокрые,...  Читать дальше →

Показать комментарии (23)

Последние рассказы автора

наверх