Женщина из отдела напротив. Часть 1

Страница: 3 из 4

мировой океан.

Но тогда я об этом не думал.

Вспоминая сейчас то, что творилось у нас с ней в кабинете, размышляю о фразе: «В бане генералов нет», — передо мной стояла по меньшей мере герцогиня и это было видно. Она тяжело дышала и лицо у нее раскраснелось, но стройность осанки и благородные черты она не потеряла. Это была поистине красивая и благородная женщина. Чувство было такое, будто я — фаворит императрицы. А мы с вами знаем, что промедление — смерти подобно. Нельзя заставлять ждать столь важных особ.

Сказано — сделано.

Прижав Инну к столу, не снимая трусиков, я припал к ее промежности. Боже, как она пахла, она благоухала. Я прислонился носом к ее лобку. Этот запах плеснул адреналина в кровь. Моя женщина, хоть я ей еще и не обладал, но был близок к этому, сжала бедра и обхватив мою голову, надавила на затылок, призывая сильнее касаться ее томных мест. Я не заставил себя просить дважды — взявшись за попу подтянул этот цветок к себе и принялся водить носом вверх-вниз и влево-вправо. Инна, не выдерживая возбуждения и боясь, что колени вот-вот подкосятся, оперлась одной рукой на стол. Меня это только раззадорило и я резким движением сдвинул вниз единственный кусок ткани, остававшийся на теле несравненной любовницы. Она ловко скинула их и вернулась на исходную, наслаждаясь тем, как я своими глазами буквально поедаю ее — тоненькая полоска темных волос, словно стрелка указывала на пышущее жаром влагалище. Я в свою очередь, не отводя взгляда, восхищался ее роскошным цветком: губки раскраснелись и раскрылись, как крылья бабочки, готовой в любой момент упорхнуть. Аккуратно, едва дыша я начал водить по ее горячей мокрой киске, углубляя свои пальцы в поисках клитора. Много времени для этого не потребовалось, поскольку маленькая горошина сама оказалась в пальцах. Далее я решил не мелочиться и убрал пальцы, на что тело моей фрау среагировало не иначе как на оскорбление. И не дав ей ничего сказать, приник к источнику влаги губами и языком. Что с ней случилось. Она извивалась, подобно змее, держа мою голову в промежности, запрокидывала голову назад, дышала прерывисто и громко.

Меня всегда заводило, как женщина возбуждается от заигрывания и ласк с ее телом — чего не коснись: губы, шея, уши, грудь, пальцы рук и ног, живот, ну и конечно все, что ниже живота приводит представительниц прекрасного пола просто в исступление. Главное делать это аккуратно и не торопиться.

Это был пик наслаждения для меня. Внутри я ликовал.

Но мое естество тоже требовало ласки и тепла, причем в буквальном смысле. Молния на брюках, казалось вот-вот разойдется от возбуждения. Я не соображая, оторвавшись от киски Инны, встал и начал скидывать с себя туфли и негнущимися пальцами расстегивать ремень и стягивать штаны. В этот момент моя дама смотрела на меня невидящим взглядом. Она хотела. Хотела внутрь себя принять мой член.

Знала бы она, как я хотел его погрузить в ее раскаленное лоно.

Справившись с последним предметом одежды на себе, я встал перед Инной совсем голый. Она с явным любопытством посмотрела на то, что скрывали брюки.

— Ух ты! — воодушевилась она и пробежалась пальчиками по моему органу.

Тут до меня дошло, что за все это время мы не проронили ни слова — наши тела говорили за нас.

Я подошел к этой сногсшибательной женщине, сидящей на столе, и слегка надавив на грудь, дал понять, что хотел бы, чтобы она откинулась назад. Она плавно опустилась на локти и приподняла ножки. Я со своим пенисом, стоящим, как компас Джека Воробья — в направлении сокровищ, подошел вплотную и пару раз провел им по мокрым половым губам. По тяжелым вздохам, понял хватить истязать нас — пора!

И вошел.

Скажу так, пусть Руаль Амундсен и был первым исследователем, побывавшим на южном полюсе, это не мешает другим ныне живущим людям, отправляющимся на полюс, оказываться там и лицезреть девственность и нетронутость природы. Я чувствовал себя, как первооткрыватель тропиков жарких и влажных: пусть до меня тут кто-то был, я все равно ощущал всем телом первозданность и неисследованность этих мест.

Она была горяча. Так горяча, что едва войдя в нее, с трудом сдержался, чтобы не кончить.

Некоторое время мы не шевелились, привыкали к новым ощущениям. Я был удивлен тому, что киска ее настолько тугая, хотя ей не 17 лет. Я оказался прав в своих предположениях — с мужем жизнь не была личной и превратилась в обыденность. Это казалось мне преступным не желать такую женщину, не обращать внимания на ее тело и на томный взгляд, полный огня.

Но я отвлекся.

Недолго я находился в состоянии покоя, и принялся раскачиваться вперед и назад, плавно вводя член в горячее и мокрое влагалище моей красотки. Теперь она была моей. Я брал ее. Не торопясь, не как в порно фильмах, когда актер с разбега влетает в размалеванную куклу, нет это была нежная и одновременно горячая страсть.

Чтобы стало понятно мое к ней отношение, скажу, что в порыве чувств, не было желания назвать ее грязной шлюхой или как-то еще унизить, ведь она в конце концов подарила мне помимо самого секса, ни с чем несравнимое ощущение его ожидания.

Мой член скользил внутри, как санки по льду. А я подобно буровой установке уходил все глубже и глубже, не забывая при этом услаждать мою темноволосую бестию касаниямии поглаживаниями. Грудь Инны колыхалась, как челнок на волнах при каждом моем входе. Это завораживало. Я смотрел то на нее, то на ее грудь, то на живот, то переводил взгляд на ножки, которые еще какое-то время назад были туфлях и колготках. Меня так возбудила эта мысль, что я усилил толчки, что непременно сказалось на моей даме — судя, по участившемуся дыханию, ей это определенно нравилось, а чтобы доставить ей еще больше удовольствия я свел ноги Инны вместе, поднял наверх и принялся облизывать пальчики ее ног — до того они манили меня. Инна прикрыла глаза и постанывала от удовольствия, перебирая в пальчиках сосок. Я тоже чувствовал себя вольготно — и без того плотный бутон любви теперь обхватывал мой пенис еще сильнее.

Парадоксально, но чем больше мы занимались сексом, тем больше я желал эту женщину. И тем меньше хотел заканчивать наш действие и уходить на антракт, поэтому я развел ноги Инны обратно в стороны и ускорился. Моя спутница подумав, что я уже заканчиваю, подалась всем своим телом вперед — я прямо чувствовал, как она хочет продолжения, хотя бы еще немного.

Но я и не думал заканчивать. Я начал постепенно замедляться. Инна открыла глаза в которых застыл немой вопрос: «В чем дело?»

Окончательно остановившись и не покидая ее раскаленное лоно, я наклонился к ней и мы снова слились в поцелуе. Левой рукой я теребил сосок, к тому моменту по размерам и по цвету напоминавший спелую вишню. Пока целовал Инну заметил, что над верхней губой у нее выступил пот. Насладившись горячностью, переданной мне через поцелуй, я оторвался от нее и вынул свой орган. На лице моей красавицы снова возникло недоумение. Чтобы вывести ее из ступора, сказал:

— Я хочу тебя сзади.

— Ммм, — проурчала прелестница, — давай!

Нисколько не церемонясь, я опустил ее ноги на землю и подтянув за попу, развернул на 180 градусов, спиной к себе и провел ладонью по волосам, а далее спустился от шеи к попе. На спине ее ощущалась испарина.

— Ох! — шумно выдохнула Инна от прикосновения моих прохладных рук.

— Какая же ты горячая, Инночка! — выдал я, продолжая поглаживать ее сочную попку.

— Нравится? — игриво спросила она.

Я бессловесно выдохнул, давая понять, что ответ тут и не требуется. Инна слегка поежилась и добавила:

— Лешка, тогда войди скорее! — и кладя правое колено на стол, наклонилась чуть вперед.

Подойдя вплотную, и взяв эту красавицу за бедра, я раздвинул ее ноги сильнее и наведясь на манящий бутон любви, нетерпеливо подался вперед, в самую ее глубь. От столь сильного и неожиданного толчка Инна ахнула. Киска ее сочилась живительной влагой. Я даже в какой-то момент подумал о том, ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх