Калифорникейшен. Часть первая

  1. Калифорникейшен. Часть первая
  2. Калифорникейшен. Часть вторая (романтическая)
  3. Калифорникейшен. Часть третья (развлекательная)
  4. Калифорникейшен. Часть четвертая (неожиданная)
  5. Калифорникейшен. Часть пятая (заключительная)

Страница: 1 из 4

Теплый майский вечер опускался над Калифорнией. Мы со своим кузеном сидели на скамейке на пляже, потягивая коку-колу и лениво наблюдали за серферами, ловившими последнюю волну и последние лучи заходящего солнца.

— Чего-то холодно сегодня — промямлил Мишка (мой кузен).

— Ничего удивительного. Мы ведь у океана. Здесь всегда ветрено. Поедем через город — там намного теплее будет. Кстати, пора выдвигаться — надо еще мамашек забрать на Маркете (одна из главных улиц с множеством магазинов).

Сегодня пятница — у них шоппинг. В кино можем не успеть.

— Успеем. Повезем их домой, а наш Опен Эйр (кинотеатр под открытым небом) в Сан-Хосе, совсем рядом. Все по дороге. Еще времени вагон.

Да, точно, мы сегодня собрались на фильм под открытым небом, на последний сеанс. Весь прикол в том, что это не обычный кинотеатр в нашем понимании. Там нет мест для сидения, туда приезжают на машинах, и кино смотрят прямо из салона авто. Такая себе автостоянка с экраном. Фильмы, как правило, демонстрируются старые, часто черно-белые, но мы ведь не кино ехали туда смотреть. Это скорее была тусовка, где хвастались своими тачками и девчонками.

С первым у нас все было ОК. На стоянке позади, красовался мой Pontiac Grand Ville с открытым верхом, ярко-вишневого цвета. Не многие из наших сверстников могли похвастаться чем-то подобным. Это отец подогнал нам с мамой на двоих. И что еще символично — модель была 1973 года выпуска — это год моего рождения. Лицензию (право на управление автомобилем) я получил, правда, месяц назад на свое восемнадцатилетие — и теперь по-полной вкушал кайф от вождения офигенной тачки.

Со вторым, правда, еще не сложилось. Через месяц экзамены в высшей школе (12 класс по нашему) — пора было определяться с колледжем. Да из-за своей природной стеснительности не очень то клеилось с девчонками. Попытки, конечно, были (уж очень хотелось), поцелуйчики там всякие, тискания — но дальше не доходило. Вот вырвусь из дома куда-нибудь в Бостон и там уж...

— Все. Поехали. Заедем за девчонками из параллельного. Может нам сегодня и повезет — подмигнул Мишка, по-баскетбольному, запуская пустую банку из-под коки в мусорную урну.

— Точно в цель: хорошая примета — значит — повезет.

Да, парковка в Сан-Франциско, да еще в пятницу вечером — проблема не из легких. Мы еле втиснулись за полквартала от того места, где договорились подобрать родительниц. Уверенно шагали по улице, зная, наверняка, что встретим их возле какого-то модного магазина.

— Да, вот же они — указал Мишка на две одиноко стоящие фигуры, со множеством пакетов в руках, и оживленно разговаривавших между собой.

— Ну, наконец, то — улыбкой встречала нас тетя Таня (Мишкина мать).

— Мы уже битый час вас дожидаемся — отозвалась моя мама (Леной, кстати, зовут).

— Не надо ля-ля. Мы договаривались на 21—00. Сейчас только 21—05. Могли бы еще парочку магазинов прошерстить — парировал я.

— Да все нормально. Пошутить нельзя? — примирительно с улыбкой проговорила мама.

Что-то подозрительно блестели ее глаза, и теть Таня хихикала без умолку. Да они ВЫПИЛИ. В принципе, ничего удивительного. Мамки то наши — потомки русских переселенцев.

Мои бабушка и дедушка во время войны были угнаны в Германию. К счастью не в концлагерь — они попали к местному байеру на сельхозработы. Бабушка приглянулась хозяйке и вскоре стала горничной. Дедушка хорошо управлялся с лошадьми и жил при конюшне. Там (на конюшне) они и познакомились. Занимательная история, кстати, почти семейное придание. Но об этом в другой раз. После войны оказались в американской зоне оккупации. В Россию возвращаться не решились. Уж очень большая вероятность была попасть в сталинские лагеря, да и родителей и дома к тому времени не осталось уже. Вот так и оказались мои грандпеаренс в Калифорнии. Мама и ее сестра Таня и были первыми потомками, то есть 100% носителями русской крови. Мы с Мишкой уже наполовину были русскими, наполовину американцами — отцы наши были тоже из эмигрантов, но уже в четвертом-пятом поколении. Они на родном языке то уже и не говорили. Если с мамой мы хотели посекретничать — переходили на русский, что отца всегда злило — ведь он ни бельмеса не понимал. У нас с двоюродным братом имена даже интернациональные, то есть имеющие хождение и в России и в Америке. Я, к примеру, Денис (Денни для американских друзей) а двоюродный брат — Михаил (Майкл соответственно).

Так на чем мы остановились? Ага вот — мамашки наши были на 100% русскими и со спиртным управлялись намного легче, чем местные янки. Говорят, у русских какой-то фермент имеется в крови, помогающий им легче переносить алкоголь. Вот стояли они перед нами такие веселенькие и раскрасневшиеся, и никто не взялся бы определить: сколько и чего они выпили.

Класс было нестись по вечернему Сан-Франциско. Теплый ветерок приятно обдувал лицо и развивал волосы. Так и хотелось давонуть на газ, но через каждых 100—200 метров светофоры, светофоры, светофоры. Хорошо, что мы ехали из города на восток в направлении Сан-Хосе. В обратную сторону трафик на 101 (одна из основных трасс) стоял плотно. Через три-четыре часа все изменится — пробки будут в обратную сторону. Народ, потусив, будет разъезжаться из центра по пригородам и спальным районам. Вот такая прелесть американских автострад.

Через минут двадцать мы уже заруливали в Сан-Бруно (пригород Сан-Франциско в районе аэропорта) к дому Майкла и теть Тани. Мишка ухватил все пакеты и коробки и помчал к дому, в надежде, поскорей спровадить родительницу. Вот наши мамаши уже нежно прощались, чмокая, друг дружку в щечку, как вдруг теть Таня, как бы, между прочим, спросила.

— У вас какие планы на вечер? Вернетесь поздно?

— Да мы в кино собрались, честно говоря.

— В кино? — удивленно переспросила она, одновременно обращаясь ко мне и маме.

— Мы в Опен Эйр, что-нибудь старенькое, черно-белое посмотреть — бросился я спасать ситуацию, надеясь, что такие фильмы не очень то интересуют наших родительниц.

Но не тут то было. Говорила ведь бабушка, что чаще нужно бывать с родными, и интересоваться их пристрастиями.

— Обожаю старые добрые фильмы, особенно французские. Не то, что ваши современные боевики — отпарировала мама

— А какой фильм будем смотреть? — присоединилась теть Таня.

«БУДЕМ смотреть» — отпечаталось в мозгу. Это они намекают, что поедут вместе с нами.

— У меня кстати «Сан-Франциско Кроникал» завалялась. Сейчас посмотрим, что и где идет — подсуетилась Мишкина мама, доставая пожмаканную газету из недр своей дамской сумочки.

Я в безнадеге глянул на Мишку. Он театрально закатил глаза, типа, ну что я могу поделать?

— Вот оно. «Анжелика — маркиза ангелов» 1964 год. Первый фильм из саги Анни и Сержа Голон о приключениях Анжелики. В роли Анжелики — Мишель Мерсье — радостно известила мама.

— Это про пиратов? — с надеждой спросил Майкл.

— Это про любовь, дурачок — восторженно ответила мама.

Ну, все — вечер был безнадежно испорчен. Матушки загрузились обратно на заднее сиденье, Мишаня рядом со мной, и мы покатили (уже теперь НИКУДА не спеша) в сторону Сан-Хосе.

— Мам, нужно подзаправиться — возвестил я пассажиров, заруливая на заправку.

— Отлично, а мы тем временем попудрим носик — отозвалась тетя Таня.

Мама быстренько сунула мне двадцатку в руку и побежала за сестрой в направлении туалета. Пока я оплачивал бензин, мамы уже были внутри магазина, присматривая что-то на полках со спиртным.

— Лучше бы ты промахнулся — бросил раздраженно я в сторону Майкла.

— Это ты о чем?

— О твоей пустой банке из-под пепси-колы.

— Кока-колы — поправил Мишка.

— Точно в цель. Хорошая примета — передразнил я его.

Он как-то странно глянул на меня, как будто вспомнил что-то, и ухмыльнулся.

— Сейчас все исправим — и опять подмигнул мне, как там у океана.

Мамы уселись на свое обычное место позади нас, и принялись за ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх