Калифорникейшен. Часть первая

  1. Калифорникейшен. Часть первая
  2. Калифорникейшен. Часть вторая (романтическая)
  3. Калифорникейшен. Часть третья (развлекательная)
  4. Калифорникейшен. Часть четвертая (неожиданная)
  5. Калифорникейшен. Часть пятая (заключительная)

Страница: 3 из 4

рукой я принялся доставать злополучную кукурузину. Да вот же она! Лежит прямо сверху, в ложбинке между ногами. Двумя дрожащими пальцами, стараясь не касаться ее ног, я приближался медленно к чертовому зернышку. Осталось только плотно зажать его между кончиками пальцев — и операция по спасению была бы успешно завершена. Но тут... произошло непредвиденное. Мама пошевелилась, наверное, устраиваясь поудобней, ноги ее пришли в движение, и... зернышко провалилось дальше, в глубь между ее ляжек, и поблескивало оттуда, как будто подмигивая мне.

— God damm it — чертыхнулся я про себя.

Не знаю почему, но это зерно попкорна так разозлило меня, что я, потеряв всякий страх, резко нырнул между маминых ног и ухватил его.

— Все, попалась никчемная кукурузина — ликовал я, и расплывшись в улыбке, в следующее мгновение, встретившись взглядом с мамой. В ее глазах читался немой вопрос: «И что бы это значило?». Я торжественно достал кукурузину и продемонстрировал ее.

— Закатилась — с глупо ухмыляясь, я объяснил свой поступок.

Мама пырскнула от смеха, поерзала попой, в поисках позы поудобней и, нашедши таковую, успокоилась. Через секунду ее мысли все были поглощены переживаниями за Анжелику и Жофрея де Пейрака..

Я тоже успокоился, удовлетворенный таким завершением маленькой неприятности, грозившей обернуться большим скандалом. Аккуратно отправляя по одной кукурузинке в рот, я продолжил созерцание «своего кино».

К своему удивлению я заметил, что мамины ноги раздвинулись пошире, что открыло мне намного лучший обзор ее предмета интимного туалета. Никогда не думал, что женские трусики могут выглядеть так возбуждающе. Да еще плюс это крохотное мокрое пятнышко чуть ниже средины ее белого треугольника. Сразу пришла на ум поговорка: «Труси, не труси, а последняя капля в трусы». Это я имею в виду особенность нашего мужского мочеиспускания, когда после, казалось бы, выдавливания последней капли, на трусах всеравно оказывалось мокрое пятно. Да, знал бы я в то время, что это была за капелька на маминых трусиках, мой бедный член реагировал бы по-другому. Хотя, и сейчас ему было не сладко. Расположенный на левой ноге, зажатый штаниной трусов и плотных джинс, он начал ощущать дискомфорт. Хотелось уже и привстать, посмотреть, что там происходит, а нет — джинсы не пускают.

И тут... мой обостренный слух уловил странный шум, доносившийся откуда-то сзади. Нет, это не был шум с улицы. Это явно доносилось с заднего сидения.

— Прекрати. Потише — это был, однозначно, шепот тети Тани.

— Да погод... — фраза оборвалась на полуслове, как будто кто-то заткнул ей рот.

Постоянное ерзание, скрип кожи и еще какой-то странный звук. Что же мне напоминал этот чавкающий приглушенный звук. Точно, это был звук поцелуев. Так это там, на заднем сиденье Мишка целовался с теть Таней? С какой такой еще теть Таней — со своей матерью! Эта мысль ошарашила меня. Я буквально вжался в кресло и украдкой кинул взгляд в сторону мамы. Рука с попкорном застыла на полпути ко рту, она вся напряглась. Да, она наверняка слышала то, что слышу я. Вне всякого сомнения. Наши глаза встретились.

Мама отставила свой попкорн, и уперевшись обеими руками в кресло, резко села, заняв горизонтальное положение. Выдернув мое ведерко у себя между ног, всучила его мне, при этом, грациозно поджав ноги, убрала их с моих колен и привстав на сиденье, перевесилась через спинку.

— Молодые люди — как гром среди ясного неба, прозвучал ее голос.

Я поспешил за ней, вставая на колени и пытаясь заглянуть через спинку. Я только и успел увидеть Мишкину спину, мелькнувшую на мгновенье и изчезнувшую где-то темном углу салона. Теть Таня спешно застегивала спереди кофточку и поправляла задранную по «самое не могу» юбку.

— А мы что? Мы ничего. Так пошалили немного — начала оправдываться Мишкина мать и поправлять растрепанную прическу.

— Потише, пожалуйста. Вы мешаете смотреть фильм — тихим спокойным голосом произнесла мама, и отворачиваясь, плюхнулась в кресло, давая тем понять, что разговор закончен. Я медленно стал смедленно сползать обратно на сидение, правда, при этом, незаметно успев расстегнуть верхнюю пуговицу джинс, приспустить зипер и высвободить, наконец, своего измученного молодца. Усевшись, замаскировал все футболкой, натянув ее пониже.

«Ну, нифига себе» — была первая моя мысль. Я ожидал чего угодно, но чтобы так вот просто: «Потише, пожалуйста». Больше всего поразил мамин голос. Спокойный, расслабленно-ленивый, как будто это ни ее родная сестра и племянник бузили позади, а совсем посторонние люди, и вправду, мешавшие ей смотреть картину. Конечно же, теть Танины белые ляжки, мелькнувшие на мгновение, и ее буфера, затянутые в тугой лифчик оставили свой неизгладимый след в моем воспаленном мозгу. Ну, а Мишаня. Ну, красавец. Я сразу подумал о своей маме. Да позволь я что-нибудь подобное — сразу же схлопотал по мордам.

— Можно я ноги заложу за тебя? — прервал мои размышления спокойный мамин голос.

— Угу.

— Подвинься чуть вперед.

Я подвинулся, образуя пустое пространство между мной и спинкой кресла. Мама сразу просунула туда ноги. Правильней сказать — одну лишь ногу, левую, вторую она забросила спереди мне на колени, как бы, беря меня в «ножницы». Правой рукой она не применула захватить оба края юбки и стянуть их вместе, по известной уже причине. Но лишь только она потянулась за попкорном, отпустив юбку, та молниеносно заняла свое прежнее положение, оголив мамины бедра и промежность. Ворочая попой, устраиваясь поудобней, она вдруг согнула правую ногу в колене и отвела ее максимально вправо так, что ее колено оказалось запертым между рулевым колесом и моими ногами. Мамина нога удобно устроилась в ложбинке, образованной моими нижними конечностями, а ее ступня вольготно разместилась поверх моей футболки прямо на мой набухший член. рассказы эротические Судя по ее довольному виду — эта поза ей казалась вполне комфортабельной, в отличие от меня. Никогда часть женского тела (неважно какая, а хоть и нога) не была так близко от моего мужского достоинства, разделенная лишь тонкой тканью футболки и моих трусов. Я не нашел ничего лучше, как просто взять в руки мамину ступню и начать ее массировать, пытаясь при этом максимально отодвинуть ее от моего стояка. Мама оторвалась на секунду от своего попкорна и благодарно улыбнулась.

— Массаж не помешает уставшим ногам? — шепотом спросил я, объясняя свое поведение

— О. нет. Супер. Спасибо — от удовольствия она даже прогнула спину как кошка, устраиваясь поудобней.

Через несколько секунд она уже полностью прониклась судьбой бедной Анжелики, а я позволил себе опустить глаза пониже. Юбка задралась до неприличия, полностью предоставляя моему жадному взору мамины трусики. И только сейчас я заметил, что они были... полупрозрачные. Мне казалось, я видел отчетливо завитки черных волос на лобке, две плотные складки плоти с темной щелкой между ними, и это мокрое пятнышко так притягивавшее мой взор. Может это просто мое разгоряченное воображение рисовало эту картину, но пятно явно стало больше.

Я массировал мамину ступню, поглаживая периодически и лодыжку. Мама мурлыкала от удовольствия. Я эти ноги вижу по десять раз на дню, но не подозревал, что касаться их будет так приятно. Ребро маминой ступни лежало прямо на моем самом интересном месте. Так приятно было чувствовать ее тяжесть. В процессе массажа, я невольно двигал маминой ступней вдоль всего моего напряженного органа. Где-то на окраине мозга билась мысль, что все это неправильно, это — ИЗВРАЩЕНИЕ. Но уж очень сладкое извращение. Да еще согревала мысль, что мама ничего и не заметит: массаж, как массаж. Понимая, что долго не выдержу, я потихонечку начал смещаться влево, втискиваясь в дверь. Все — отодвигаться дальше некуда. Мамина ступня лежала уже почти полностью на моей правой ноге, только ее мизинчик еще чувствовался где-то у основания члена.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх