Вольная птица. Часть 2

  1. Вольная птица. Часть 1
  2. Вольная птица. Часть 2

Страница: 1 из 3

Тонкий палец с накрашенным ногтем нажал на потёртую кнопку дверного звонка. Дверь открыл помятого вида немолодой мужчина, в белой замызганной майке и потёртых синих тренировочных штанах.

— Да? Вам кого? — изумлённо проговорил он, воззрившись на незнакомку.

Не говоря ни слова, девушка переступила порог квартиры.

— Ну, что встал, поухаживай за девушкой — проговорила незнакомка, снимая плащ.

— Тонька, ты что ли? — удивился мужчина, подхватывая плащик и вешая его на крючок.

В ярко накрашенной девушке он не сразу узнал ту самую Антонину, посудомойку, когда-то работавшую в его буфете на станции. Которую он уволил.

— Ты один? — не отвечая, спросила она, поочерёдно заглянув на кухню и в комнату.

— Один. А ты зачем пришла? — неуверенно протянул Семён Семёныч, убирая со стола пустые бутылки.

Он не верил своим глазам. Всегда такая тихая, скромная, нынешняя Тоня совершенно не была похожа на себя. Да ещё и этот вызывающий макияж.

— Мне нужны деньги — проговорила девушка, сев на продавленный диван, закинув ногу на ногу.

— У меня нет денег — проговорил мужик, разведя руками.

— Помнишь, как тогда, в бытовке... Я тогда успела убежать, или как ты раз за разом предлагал проводить меня, безумными глазами поедая всю меня... — продолжила девушка, глядя на Семён Семёныча широко раскрытыми глазами.

— Ты получил чего хотел — проговорила Антонина, сев ровнее и сняв через голову чёрный свитер, — я сама к тебе пришла.

Встала, в джинсах и футболке, сделала шаг к мужчине.

— Ты же так долго этого ждал, хотел — сказала она, подойдя вплотную к мужику.

— Я, я сейчас... — взволновано проговорил Семён Семёныч, отошёл от девушки, дрожащими руками вытащил из ящика комода помятую тысячную купюру.

— Вот, всё что я могу дать — проговорил мужик, показав Тоне деньги.

— Положи на стол — показала она глазами и подошла к мужчине.

— Как ты хочешь это сделать? Скажи мне — Тоня провела ладонью по его чуть заметному бугорку на штанах.

— Вот так — возбуждённо прорычал Семён Семёный, толкая девушку к дивану, — вот так! Как всегда и хотел!

Не ожидав такого, Антонина пронзительно вскрикнула.

Поставив девушку на колени на диване, головой к стене, хлопнул рукой по её ягодицам и, обхватив за бёдра, принялся судорожно расстёгивать её джинсы. Тоня упёрлась руками в стену, опустила голову. Трусики вместе с джинсами упали к коленям, Семён Семёныч жадно присосался губами к Тониной ягодице, яростно зачмокал. Девушка сильнее упёрлась руками в стену, зажмурила глаза. Безумец раздвинул ягодицы руками, погрузив между ними своё мокрое лицо. Неистово заработал языком. Пытаясь скрыть гримасу отвращения, девушка ещё ниже опустила лицо, пытаясь отрешиться от всего этого. Унижения, стыда, отчаяния, того, что сама сюда пришла, предложив себя, практически навязав. Вспомнила о том машинисте, Максиме, встретятся ли они? И если да, как она будет смотреть ему в глаза после всего этого?

Тоня почувствовала, как что-то липкое и полумягкое упёрлось ей сзади в промежность.

— Ну, помоги что-ли, а? — услышала она возбуждённый шёпот, мужчина наваливался на неё всем телом.

Оттолкнувшись от стены, развернулась, села на диван. Член у Семён Семёныча стоял, но как-то слабо, дряхло. Сглотнув, Тоня взяла его в руку, придвинулась ближе и обхватила головку губами. Массируя член рукой, поводила головкой во рту, как умела. Член чуть заметно потвердел.

— Порядок, становись — проговорил мужик, потрепав Антонину по волосам.

Девушка заняла первоначальное положение. Поплевав на ладонь и обмазав пенис, Семён Семёныч пристроил головку к девушкиному влагалищу. Член входил плохо, почти сухое влагалище и слабая эрекция, ввиду нездорового образа жизни, делали своё дело. Тоня хотела, чтобы это поскорее закончилось. Как угодно.

Мужик попался упорный. Протолкнувшись внутрь, задвигался быстрее, обретая необходимую прочность своего «аппарата». Тоню жгло изнутри. Не произнося ни звука, стоя как станок, она думала о том, какие резкие перемены произошли с ней за эти несколько дней. Сзади сопел её бывший начальник, а девушка думала о том, что нужно лечить Серёжку и маму. Чуть расслабила руки, упирающиеся в стену — задвигалась в такт с алкоголиком.

Наконец мужик кончил, обдав струйкой семени её влагалище. Словно выполнив тяжёлую работу, смахнул со лба пот, отстранился. Девушка чуть постояла, не спеша, не меняя положения, одной рукой держась за стену, меняя руки, натянула трусы и джинсы. Встала с коленей, отвернувшись от мужика, застегнулась.

Стараясь не суетиться, подошла к столу и взяла деньги. Странно, но сейчас она чувствовала себя даже горше, чем в момент самого секса.

— Выпить хочешь? — спросил Семён Семёныч, вытирая платком мокрое лицо.

— Налей — ответила Антонина после долгой паузы...

— Ты это, я тебя уволил не потому что... ну ты поняла, не потому что ты отказывала мне, просто приказ с верха пришёл — проговорил он в коридоре, подавая Тоне плащ.

— Знаю — бросила она сквозь зубы...

— Ты ещё зайдёшь как-нибудь? — прокричал Семён Семёныч Тоне, спускающейся быстрым шагом вниз по лестнице.

— Посмотрим — с трудом расслышал он, перед тем, как хлопнула дверь подъезда.

Больше они никогда не виделись.

* * *

— Тонь, а у нас гости — шёпотом проговорила мама, едва девушка вошла в квартиру.

— Мам, кто? — удивилась Антонина.

Из дверей кухни вышел Максим.

— Привет! — сказал он, тепло улыбнувшись.

— Привет... — ответила Тоня, смущаясь...

На подоконнике, в стеклянной банке с водой, стояли тюльпаны. Максим резал принесённый торт.

— Тоня то моя пошла на курсы как их там... — мать пощёлкала пальцами, — проводников, вот! Человеком станет.

— Мама... — Тоня чуть потупила взгляд.

— Да? — Максим удивлённо взглянул на девушку, приподняв бровь...

— Ну, пойду к Марье Васильевне схожу что-ли... — сказала мать, собирая пустые чашки...

Входная дверь закрылась. Сидя с Максимом за кухонный столом, Тоня чувствовала себя крайне неловко. Разговор не шёл.

— А я не знал что сейчас идёт набор — сказал Максим, внимательно глядя на девушку.

— Скоро начинается — ответила Тоня, пытаясь взять ситуацию под контроль.

Тоня украдкой посматривала на машиниста. Где ж ты раньше-то был?...

— Я на днях зайду ещё, ладно? — спросил Максим, одевая в коридоре фуражку и куртку.

— Да, конечно — проговорила Тоня, — Я буду ждать... — добавила тише, посмотрев Максиму в глаза.

Вдруг, он обнял её за талию, чуть притянув к себе. Она почувствовала, какие у него сильные, крепкие, но нежные руки. От Максима чуть пахло машинным маслом и соляркой.

— Пока... — тихо сказал он, быстро поцеловав девушку в щёку...

Тоня прошла в ванную и смыла ненавистный ей макияж. Что же я с собой сделала, горько подумала она, закрыв лицо руками...

* * *

— Шестой вагон, седьмое купе — наставляла Алевтина Сергеевна, — там двое, работать будешь с одним. Всё заплачено. Будут предлагать деньги — бери, сама не проси...

За окном мела белая позёмка, совсем не скрашивая унылый пейзаж за окном купе.

Тоня вышла за дверь купе, стараясь не смотреть на пассажиров, чуть покачиваясь, пошла по коридору. В тамбуре, перед шестым вагоном, увидела двоих мужчин.

— Смотри, шалава пошла, она в поездах работает — сказал один другому, плюнув и бросив окурок на пол.

— А ну, сюда пойди — протянул руку второй, схватив девушку за рукав свитера.

Тоня дёрнула рукой, первый мужик обошёл её со спины и загородил путь к побегу в следующий вагон, второй мужчина, держа девушку за руку, заслонил дверь к отступлению.

— Отпусти, отпусти... ! — не своим голосом кричала девушка, вырывая руку.

Другой мужчина просунул руки под локти девушки, зафиксировав свои ладони на лопатках Тони, взяв её в «замок». Впереди стоящий отпустил Тонин рукав, ухмыльнулся....

 Читать дальше →
Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх